Tag Archives: Alexander Mercouris

ЗАПАД БЛАГОСКЛОНЕН К ДЖИХАДСКИМ ТЕРРОРИСТАМ РОССИЙСКОГО КАВКАЗА

источник: http://russia-insider.com/en/export/1864

Автор Alexander Mercouris
перевод Eugenia

Есть как плохие террористы, так, по-видимому, и хорошие террористы – те, которые атакуют Россию.

Эта статья впервые появилась на Sputnik

бомбежка жилых домов 1999

Недавняя атака джихадистов в столице Чечни Грозном еще раз послужила иллюстрацией печальной истины, состоящей в том, что несмотря на кажущуюся нескончаемой «Войну с Терроризмом», ведущуюся Соединенными Штатами, одну террористическую организацию критиковать нельзя никак. Это та самая организация, которая уже на протяжении десятилетий воюет с Россией на Кавказе.

Это стало абсолютно очевидным из того, как западные СМИ рассказали об атаке. Хотя внимания атаке было уделено немного, те сообщения, которые все-таки появились, тщательно избегали называть исполнителей «джихадистами» или «террористами».

Вместо того, они именовались «боевиками», «сепаратистами» или даже просто «чеченцами» – последнее название особенно возмутительно, учитывая, что жертвами нападения должны были стать именно чеченцы.

Невозможно не прийти к заключению, что причина такого поведения в том, что эта организация джихадистов, в противоположность всем остальным, действует в России. Неважно, что это единственное отличие данного джихадского движения от прочих.   По-видимому, того, что оно направленно против России, вполне достаточно.

Чтобы понять , почему это движение является террористическим и джихадским, ничем не отличающимся от других подобных движений, необходимы пояснения, а также краткое описание недавней истории Кавказа.

Во-первых, необходимо пояснить, что джихадские движение на Кавказе – это продукт политического кризиса, развившегося в России в связи с распадом Советского Союза в 1991 году. На Западе модно утверждать, что это что-то совсем другое, восходящее к гораздо более ранним временам.

В последнее время вышло несколько книг и статей, пытающихся проследить происхождение движения из войн, которые Российская империя вела на Кавказе в 19 веке.

Согласно таким взглядам, джихадское движение является просто формой, которую в настоящее время приняла борьба мусульманских народов Кавказа против России, начатая еще в 19 веке.

Предполагается, что чеченцы веками боролись за освобождение от российского гнета, и их недавняя история описывается исключительно в таких терминах.

Пленение Шамиля

Даже поверхностное знакомство с историей Кавказа в целом и Чечни в частности показывает, что такой взгляд на историю Кавказа совершенно неправилен.

Действительно, в 19 веке Российская империя вела длительную войну против некоторых, хотя и не всех, мусульманских народов Кавказа. Эта война описана в русской литературе Толстым и Лермонтовым, среди прочих.

Россия в конечном итоге победила, полностью усмирив Кавказ в 60-х годах 19 века. В течение этой войны воюющие русские и кавказцы хорошо узнали друг друга и прониклись взаимным уважением.

Например, когда русские захватили в плен кавказского лидера Шамиля, они обращались с ним с величайшим уважением и даже позволили ему отправиться в паломничество к Мекке – достойное обращение с мужественным врагом, неизвестное и, скорее всего, непонятное для Запада сегодня.

C 60-х годов 19 века Кавказ в целом превратился в мирный и стабильный регион Российской Империи. Во время революции регион пережил значительные потрясения, но это относится в равной мере ко всей Российской Империи.

С установлением СССР, история народов Кавказа стала частью общей истории СССР. И хотя на Кавказе существовало серьезное сопротивление коллективизации, то же самое происходило в целом по всему СССР.

Утверждения о постоянной враждебности чеченцев к России и русским в основном базируются на событиях времен Второй Мировой Войны. Правительство Сталина обвинило чеченцев в сотрудничестве с немцами и в качестве коллективного наказания выслало весь чеченский народ с их родины.

Отдельные западные историки и журналисты ухватились за этот эпизод как за доказательство вековой вражды, якобы существующей между чеченцами и Россией.

Множество книг, изданных в последние годы на Западе, рассуждают о конфликте между чеченцами и русскими во время Второй Мировой Войны и о восстании, с которым Советские власти якобы тогда столкнулись на Кавказе.

Некоторые люди на Кавказе, без сомнения, попытались воспользоваться той чрезвычайно сложной ситуацией, в которой СССР тогда оказался, чтобы достичь своих личных целей, хотя часто трудно сказать, каковы были эти цели. Такие люди были также и в других областях СССР.

Кавказ не был единственным районом СССР, где немцы находили людей, готовых сотрудничать с ними. Как показывает история армии Власова, предатели были и среди русских. Если отдельные люди попытались воспользоваться трудной ситуацией, это вовсе не означает, что большинство так поступало или даже хотело так поступить.

Советское правительство, которое лучше всех должно знать реальную ситуацию, оправдало чеченцев в 1950-х годах и позволило им вернуться домой.

Учитывая все обстоятельства, это выглядит по меньшей мере странно со стороны западных авторов продолжать настаивать сегодня, что сталинские обвинения против чеченцев были все-таки справедливы. Это нелепый и, насколько мне известно, единственный случай, когда Запад поддерживают обвинения, выдвинутые Сталиным, от которых Советское и Российское правительства впоследствии отказались.

Высылка была для чеченцев травмирующим событием. Однако, это не должно затмевать тот факт, что период после их возвращения в 1950-х годах и до последних дней СССР был в Чечне, как и везде на Кавказе, временем мира и процветания.

Поэтому не приходится удивляться, что подавляющее большинство мусульманского населения Северного Кавказа в референдуме, проведенном в марте 1991, высказалось за сохранение СССР.

В течение всего этого времени чеченцы являлись полноправными советскими гражданами, и многие полностью использовали возможности, которые им были предоставлены. Два хорошо известных примера – это Джохар Дудаев, который стал генералом Советских военно-воздушных сил, и Руслан Хасбулатов, кто в конце концов достиг позиции председателя Верховного Совета России в начале ельцинского периода.

Таким образом, кризис, который сотрясал Кавказ и особенно Чечню в 1991 году не может быть понят как часть некоего великого исторического противостояния между чеченцами и русскими. Напротив, его легче понять как часть общего кризиса, охватившего весь СССР в то время.

Джохар Дудаев

В Чечне ослабление государственно власти сделало возможным насильственный вооруженный переворот, совершенный сторонниками Джохара Дудаева. Важно отметить, что Дудаев и его сторонники ранее не высказывались за отделение от СССР.

Наоборот, они требовали предоставления Чечне статуса союзной республики, такого же, каким обладали три других кавказских республики, Армения, Грузия и Азербайджан.

После провалившейся попытки переворота в Москве в августе 1991 года, Дудаев и его сторонники воспользовались этой возможностью, чтобы организовать свой собственный переворот в Грозном. Переворот был весьма насильственным, и во время его несколько противников Дудаева было убито.

Не вызывает сомнения, что Дудаев пользовался определенной поддержкой в Чечне, хотя ее степень определить очень трудно, поскольку он никогда ни в каком виде никуда не избирался в течение всего времени нахождения у власти. Результаты референдума, проведенного Дудаевым вскоре после захвата им власти, позволяют предположить, что большинство населения Чечни его не поддерживало.

Явка на референдуме была очень низкая, возможно, не выше 20%. Ингушетия, входившая вместе с Чечней в одну административную единицу, отказалась признать власть Дудаева и отделилась, оставшись под властью правительства в Москве. Сегодня Ингушетия является отдельной республикой в составе Российской Федерации.

С течением времени оппозиция Дудаеву стала нарастать даже в самой Чечне, и к 1994 году перед ним возникла опасность восстания. Конфликт вылился в вооруженные беспорядки, вмешалось центральное правительство в Москве, и все это вместе привело к Первой Чеченской Войне, в ходе которой Дудаев был убит.

Федеральные войска были отведены после мирного соглашения 1996 года, которое, однако, позволило некотором из бывших соратников Дудаева захватить власть.

В последующий затем период между 1996 и 1999 годами Чечня была по существу предоставлена сама себе. Президентские выборы, проведенные в это время, были признаны, как и следовало ожидать, законными и честными западными правительствами и НКО.

Тем не менее, в условиях того времени в Чечне про-российский кандидат не мог бы участвовать в подобных выборах, поэтому не стоит полагаться на результаты, как на отражающие истинные настроения в республике.

Единственное, что можно сказать по поводу этих выборов, это то, что они проводились в очень неустойчивой обстановке и привели к избранию Масхадова, более умеренного политика из двух кандидатов, вторым из которых был агрессивный экстремист-джихадист Шамиль Басаев.

Что не подлежит сомнению, так это то, что в течение периода самопровозглашенной независимости, сначала при Дудаеве с 1992 по 1994 год, а потом с 1996 по 1999 год, Чечню наводнили исламские боевики, часть из которых была связана с Ал-Каидой. С течением времени, эти группыприобретали все больший вес и к 1999 году по сути контролировали ситуацию.

После нескольких лет нарастающего бандитизма, часто принимающего форму массовых похищений людей в южной России с целью выкупа, джихадские боевики в 1999 году вторглись в соседнюю республику Дагестан и произвели серию взрывов многоквартирных домов в Москве.

К этому моменту их намерения уже не сводились к тому, чтобы добиться независимости для Чечни, а включали в себя исламскую войну с Россией.

Эта война продолжается по сию пору с той же неумолимой жестокостью. Гражданское население России подверглось массовым террористическим атакам с использованием методов, типичных для связанных с Ал-Каидой групп. Ужасающие террористические атаки включают такие события, как осада театра Норд-Ост и взятие в заложники детей в школе в Беслане.

Такие действие заставили правительство в Москве восстановить контроль, что в основном и было успешно осуществлено. Не приходится сомневаться, что огромное большинство местного населения поддержало центральное правительство в этом вопросе.

Это заключение подтверждается тем, что джихадское движение на Кавказе было сначала ослаблено, а затем почти полностью подавлено. Без поддержки местного населения это было бы невозможно.

Захват театра, 2002

На сегодняшний день джихадское движение Кавказа остается единственным джихадским движением, которое удалось не только ослабить, но и в значительной степени уничтожить. Этот важный факт никогда не был признан ни западными средствами массовой информации, ни западными правительствами.

Характерно, что история конфликта, рассказанная здесь, несмотря на то, что она полностью соответствует фактам, сильно отличается от той, которую излагают западные СМИ и западные правительства.

Тот факт, что восстание, с которым Россия борется на Кавказе с 1990-х годов и особенно с 1999 года, представляет из себя исламское джихадское восстание, никогда не был признан на Западе.

Независимый американский исследователь Гордон Ханн (чьи взгляды на конфликт ни в коем случае не идентичны изложенным выше) многократно высказывал претензии по этому поводу. Конечно, его возражения остались практически незамеченными.

Это само по себе достаточно плохо. Но что гораздо хуже, так это то, как западные СМИ и в какой-то мере западные правительства пытаются перевернуть факты по поводу этих событий с ног на голову, обвиняя в ужасающих преступлениях не преступников, а их жертвы.

Такое положение вещей существовало на протяжение всего конфликта. Ситуация была такова уже в период самопровозглашенной независимости Чечни с 1996 по 1999 год.

Западные СМИ с безразличием реагировали на террористические атаки, включающие похищения для выкупа, при условии, что их жертвами было русское гражданское население.

Интерес вспыхивал на короткое время только когда похищены были гражданине Запада. Русский фильм «Война» (2002 год) – фильм, рассказывающий в том числе и о похищении чеченцами двух британцев – замечательно передает это настроение.

Ситуация превратилась в еще более абсурдную, когда террористические атаки на русских стали настолько из ряда во выходящими, что их просто невозможно было больше не замечать.

Если посмотреть на реакцию западных СМИ на четыре наиболее вопиющих террористических акта, совершенных в России джихадскими террористами – массовое похищение в Будённовске, взрывы домов в Москве, захват театра Норд-Ост и бойня в Беслане – то в каждом случае замечаешь:

  1. нежелание осудить нападение и назвать случившееся простым и точным словом «терроризм»
  2. поиск путей «объяснения» случившегося через призму явно ложного, как отмечено выше, понимания Русско-Кавказских отношений,
  3. и попытка обвинить Российские власти в случившемся.

Наиболее показательный пример пункта №3 – это взрывы домов в Москве в 1999 году. Несмотря на то, что джихадские лидеры признали свою ответственность за взрывы в то время, и что все участники преступления были опознаны и несколько из них пойманы, судимы и приговорены к наказанию за преступление, западные СМИ и даже некоторые западные правительства продолжают придерживаться теории, что Российские власти как-то причастны в событию.

И хотя ничего, что можно было бы даже с натяжкой назвать доказательством, никогда не было представлено в поддержку этой фантастической – если не сказать возмутительной – теории, ее продолжают повторять и повторять, а книги и статьи, обещающие «доказать» правоту этой теории продолжают публиковаться нескончаемым потоком.

В то же время, западные власти и СМИ совершенно не проявляют подобной терпимости по отношению к теории, заявляющей, что правительство США причастно в террористическому акту, произошедшему в этой стране 9 сентября 2001 года.

Следует отметить, что хотя утверждение, что Россия причастна к взрыву домов в Москве в 1999 году является наиболее показательным примером практики «обвиняй Российские власти», подобное поведение присутствовало также во всех остальных случаях.

Так например, анти-террористическая операция в Норд-Осте, спасшая жизни большинства заложников (и которую обязательно расхваливали бы, если бы она была произведена при подобных обстоятельствах на Западе) постоянно порицается за ее якобы «беспощадность». В то же время Российские власти постоянно обвиняют в том, что они не сумели предотвратить массовое похищение в Будённовске и в том, что они не согласились на требования террористов в Беслане.

Школа в Беслане, 2044.

Во всех этих случаях специально критикуют и даже высмеивают поведение Российского спецназа безо всякой попытки оценить их реальные действия по отношению к тем невероятно сложным условиям, с которыми они столкнулись в каждой из этих ситуаций.

Если активность кавказских террористов не вызвала возмущения на Западе, этого никак нельзя сказать по отношению к мерам, предпринятым Российскими властями для борьбы с ними. Всегда и без всяких вариантов, эти меры подвергались строгому осуждению.

Возмущение достигало уровня истерики каждый раз, когда выглядело, как будто Российский спецназ побеждает. Особенно ярко такое поведение проявилось в течение 1999 года.

В 1999 году, описание конфликта в западных СМИ начиналось с уверенного, хотя и безосновательного, предсказания поражения российским силам, но затем СМИ развязали яростную кампанию обвинений по отношению в Российскому спецназу и Российскому политическому руководству, как только выяснилось, что они, наоборот, побеждают.

Я хорошо помню, как я смотрел программу «Депеши» на 4 канале Британского телевидения зимой того года, где журналист демонстрировал свое благородное негодование, зачитывая бесконечный лист военных преступлений, совершенных, как он совершенно голословно утверждал, Российской армией.

Реальные события того года, составляющие суть конфликта, то есть взрывы домов в Москве и нападение боевиков на Дагестан, упомянуты не были.

Такое же предвзятое поведение журналистов продолжается и по сей день. Западные СМИ все еще отказываются называть джихадистов террористами – хотя это название употребляется безо всякого колебания по отношению ко всем членам мусульманских джихадских группировок в любом другом месте. Еще более нелепо то, что западные СМИ даже отказываются признать, что эти люди джихадисты, хотя сами они не делают никакого секрета из этого факта.

В то время как западные правительства активно закрывают базирующиеся на их территории страницы в Сети, принадлежащие всем джихадским организациям, страница джихадистов Кавказа «Кавказский Центр» продолжает оперировать в Финляндии безо всяких проблем.

Терпимость западных правительств к кавказским террористам доходит до такой степени, что когда Российские власти попытались предупредить власти США о том, что братья Царнаевы могут представлять опасность, на предупреждение никто не обратил внимание.

В последствии, их атака в США была справедливо оценена как терроризм. Напротив, последняя атака джихадистов в Грозном так оценена вовсе не была.

Хотя Запад продолжает покрывать кавказское джихадское движение в тех пределах, в каких оно ограничивает свою деятельность атаками на Россию, Рамзан Кадыров, лидер нынешнего правительства Чечни, поддерживающий Россию, подвергается неустанной критике за его борьбу с джихадистами.

Обвинения Кадырова в участии в убийствах и нарушении прав человека повторяются на каждом шагу безо всякого намека на доказательства.

Запад постоянно обвиняет его в убийстве двух журналистов, Политковской и Эстемировой, хотя расследование обоих убийств показало достаточно убедительно для любого разумного человека, что он совершенно невиновен в этих преступлениях.

То, что его отец был убит джихадистами, и что экономическая ситуация и уровень безопасности в Чечне радикально улучшились за время его правления, практически никогда не упоминается.

Рамзан Кадыров

Степень расхождения между западными историями о Кадырове и реальностью была для меня разоблачена в одном послании из посольства США, обнародованном альтернативной информационной организацией Викиликс. В нем содержалось описание приема, на котором присутствовали и Кадыров, и американский дипломат.

Описание приема американским дипломатом источало презрение к Кадырову и содержало множество грязных намеков по поводу характера самого приема, а также по поводу поведения Кадырова на приеме.

Нужно было очень внимательно читать это описание, чтобы понять, что ничего, что можно было бы хоть в какой-то степени посчитать неприличным, на самом деле не произошло, никто на приеме ничего неприличного не сделал, и в целом прием был весьма формальным.

Ситуация на Кавказе в течение последних нескольких лет уверенно, хотя и медленно, стабилизировалась. Последний год был самым мирным в этом регионе после кризиса 1991 года.

Как уже отмечалось выше, учитывая сложную историю и географию региона, это было бы невозможно без поддержки его обитателей.

Тем не менее, обстановке в регионе остается напряженной. Экономические условия все еще сложные, и безработица высокая. Не смотря на то, что их активность значительно ослабла, и большинство лидеров были уничтожены, джихадские боевики продолжают действовать.

Регион нуждается в длительном периоде мира и устойчивых капитальных вложениях для преодоления проблем. После всего, что ему пришлось пережить, население заслужило как минимум это.

Политические игры с историей и поддержка, даже и непрямая, еще сохранившихся террористов – это не способ помочь людям достичь процветания.

Значение закрытия проекта «Южный поток»

оригинал: http://vineyardsaker.blogspot.ca/2014/12/the-importance-of-cancellation-of-south.html

автор: Alexander Mercouris (Александр Меркурис)

перевод S

Нужно было видеть реакцию на закрытие проекта «Южный поток», она требует крайне тщательного пояснения.

Для того, чтобы понять случившееся, нужно, прежде всего, обратить внимание на то, как развивались российско-европейские отношения в 90-е годы.

Вкратце: в то время считалось, что Россия станет крупным поставщиком энергоносителей и сырья в Европу. Это был период, когда в Европе наблюдался огромный спрос на газ, когда европейцы предвкушали неограниченные и нескончаемые поставки из России. Роль российского газа в европейской структуре энергопотребления возросла. Благодаря этому Европа смогла сократить количество угледобывающих предприятий и снизить выброс углерода, а также задирать и поучать целый свет делать то же самое.

Однако европейцы не рассматривали Россию конкретно в качестве поставщика энергоресурсов. Скорее предполагалось, что западные энергетические компании будут добывать энергоносители в России. Это обычная схема для многих развивающихся стран. Евросоюз называет это «энергетической безопасностью» – эвфемизмом, под которым скрывается добыча энергоносителей в других странах компаниями, находящимися под контролем Евросоюза.

Этого так и не произошло. Пусть российскую нефтяную промышленность и приватизировали, но она осталась преимущественно в российском владении. После того, как Путин пришел к власти в 2000 году, тенденция к приватизации в нефтяной промышленности свелась на нет. Как раз исчезновение этой тенденции и стало одной из основных причин, по которым Запад так рассердился, когда арестовали Ходорковского и закрыли «Юкос», передав его имущество нефтяной компании «Роснефть».

В газовой промышленности процесс приватизации так никогда и не начался на самом деле. «Газпром», будучи единственной государственной монополией в области газового экспорта, продолжал контролировать вывоз газа. С тех пор, как Путин пришел к власти, положение «Газпрома», как российской государственной монополии, только укрепилось.

Гнев, который питает Запад по отношению к Путину, можно объяснить негодованием Европы и Запада в целом по поводу отказа как самого Путина, так и российского правительства, разбить российские энергетические монополии и «открыть» (фигурально выражаясь) российскую энергетическую промышленность в пользу западных компаний. Многочисленные обвинения в коррупции, регулярно вменяемые лично Путину, намекают на то, что он против «открытия» российской энергетической промышленности, дробления и приватизации «Газпрома» и «Роснефти», потому что он имеет долю в этих компаниях (что касается «Газпрома», то он на самом деле им владеет). Если внимательно и в подробностях изучить конкретные обвинения в коррупции (как это сделал я), выдвинутые против Путина, это сразу же становится очевидным.

Намерение вынудить Россию на приватизацию и разбивку энергетических монополий никуда не исчезло. Поэтому «Газпром», несмотря на его крайне необходимые и надежные услуги, оказываемые Европейским потребителям, получает в свой адрес столько критики. Когда европейцы жалуются по поводу энергетической зависимости Европы от России, они возмущаются из-за того, что должны покупать газ у единственной государственной компании («Газпром»), а не у своих собственных компаний, работающих в России.

Негодуя, Европа в то же время крепко верит в то, что Россия, так или иначе, зависит от Европы, так как последняя является потребителем ее газа и поставщиком финансовых средств и технологии.

Смесь возмущения и самоуверенности стоит за повторяющимися попытками Европы вводить законодательные меры в области европейского энергообеспечения, призванные заставить Россию открыть доступ к ее энергетической промышленности.

Первая попытка – так называемая Энергетическая хартия, которую Россия подписала, но в конечном итоге отказалась ратифицировать. Последняя попытка – так называемый Третий энергетический пакет Евросоюза.

И все это выдается за развитие закона о защите конкуренции (антимонопольный закон). На самом деле, ни для кого не секрет, что целью является «Газпром», совсем не европейская монополия.

Это предпосылки конфликта вокруг газопровода «Южный поток». Власти Евросоюза настаивали на том, чтобы проект «Южный поток» был приведен в соответствие Третьему энергетическому пакету, несмотря на то, что он появился уже после того, как были достигнуты предварительные соглашения по «Южному потоку».

Соответствие Третьему энергетическому пакету означало бы, что даже если бы «Газпром» и поставлял газ, он бы им не владел или не контролировал газопровод, по которому осуществляется поставка.

Согласившись на это, «Газпром» признал бы главенство Евросоюза над его действиями. В этом случае от компании настойчивее потребовали бы внести больше изменений в методы работы, а в перспективе и в саму структуру российской энергетической промышленности.

А только что случилось следующее: русские сказали «Нет!». Вместо того, чтобы продолжить реализацию проекта, подчинившись требованиям Европы (этого как раз и ожидали европейцы), русские ко всеобщему удивлению поставили крест на всем проекте.

Решение было абсолютно неожиданным. В настоящий момент страны юго-восточной Европы в гневе жалуются по поводу того, что с ними-де никто заблаговременно не проконсультировался и что им-де никто заранее не сообщил об этом. Некоторые политики из юго-восточной Европы (в частности, Болгария) отчаянно цепляются за предположение о том, что Россия блефует (чего этого не делает) и что проект еще можно спасти. В силу того, что европейцы серьезно уверовали в то, что иных потребителей у русских быть не может, они не способны были предвидеть данное решение, и сейчас для них оно кажется неоправданным.

Важно пояснить, почему «Южный поток» важен для стран юго-восточной Европы и для европейской экономики в целом.

Дела у всех экономик юго-восточной Европы идут из рук вон плохо. Для этих стран «Южный поток» был жизненно важным инвестиционным и инфраструктурным проектом, который бы обеспечивал их энергетическое будущее. Более того, сулимые комиссии за транзит газа стали бы источником поступления иностранной валюты.

Касательно Евросоюза важно отметить то, что он зависит от российского газа. В Европе много говорили о поиске альтернативных поставок. Мягко говоря, мало до чего договорились. Просто объем альтернативных поставок далек от объема, требуемого для замещения российского газа, поступающего в Европу.

Велись смелые разговоры о замене газа, идущего из России по трубе, сжиженным природным газом из США. Дело не только в том, что американский газ несопоставимо дороже российского, поступающего через трубопроводы, что, кстати, нанесет ощутимый удар по кошелькам европейских потребителей и по европейской конкурентоспособности. Его вряд ли будет достаточно, чтобы удовлетворить имеющиеся нужды. Не говоря уже об обескураживающем эффекте недавнего падения цен на нефть на американскую промышленность по добыче сланцевого газа. США издавна – ненасытный потребитель энергии, то есть они сами и используют газ, добываемый из сланца. Маловероятно, что США в состоянии экспортировать много газа в Европу. Для этого нет материальной базы, и она вряд ли появится в ближайшее время, если вообще когда-нибудь появится.

Достаточно трудно назвать другие возможные источники газа. Объем газа, добываемого в Северном море, падает. Импорт газа из Северной Африки и из стран Персидского залива вряд ли будет производиться в достаточных объемах. Газ из Ирана недоступен по политическим мотивам. Хотя данное обстоятельство может измениться, и тогда Иран (как и Россия) пожелает направить поставки энергоносителей на восток, в Индию или Китай, нежели в Европу.

Россия, ввиду ее географического положения, – это рациональный и наиболее экономичный источник газа для Европы. Иные варианты приведут к экономическим и политическим издержкам, которые в конечном итоге и делают эти варианты непривлекательными.

Трудности Евросоюза при поиске альтернативных источников газа четко проявились в срыве другого проекта по постройке газопровода – так называемого проекта «Набукко» для транспортировки газа с Кавказа и из Центральной Азии. И хотя на разработку проекта ушли годы, он так и не был реализован из-за своей невыгодности.

Между тем, пока Европа говорит о варьировании своих поставок, Россия заключает сделки.

Россия заключила ключевое соглашение с Ираном об обмене иранской нефти на российские промышленные товары. Россия также согласилась вложить значительные средства в иранскую ядерную промышленность. Если (и когда) санкции против Ирана будут отменены, русские уже будут там. Россия только что заключила солидную сделку на поставку газа в Турцию (об этом поговорим позже). Затмить эту сделку могут лишь два крупных соглашения о поставке газа в Китай, которые Россия подписала в этом году.

Российские энергетические ресурсы огромны, но не безграничны. Вторая сделка с Китаем и соглашение с Турцией означают, что газ, предназначенный Европе, пойдет соответственно в Китай и Турцию. Объем газа, оговоренный при сделке с Турцией, почти точь-в-точь тот, что должен был пойти по газопроводу «Южный поток». Сделка с Турцией заменяет проект «Южный поток».

Эти сделки показывают, что Россия в этом году приняла стратегическое решение отвести поток энергоносителей из Европы. И пусть эффект от этого решения станет ощутим через некоторое время, последствия для Европы не радужны. Европа стоит перед серьезным энергетическим дефицитом, который она сможет преодолеть, лишь закупая энергоносители по более высоким ценам.

Сделки России с Китаем и Турцией критиковали и даже высмеивали за то, что по ним Россия будет продавать свой газ дешевле, если сравнивать с тем, что ей платит Европа.

В действительности разница в цене отнюдь не так велика, как некоторые думают. Такая критика игнорирует следующее: цена – это лишь один из аспектов торговых отношений.

Направляя газовый поток в Китай, Россия укрепляет экономические связи со страной, которую считает своим ключевым стратегическим союзником и которая имеет (или скоро будет иметь) самую большую и быстро развивающуюся экономику в мире. Направляя газ в Турцию, Россия укрепляет растущие отношения с Турцией, которая в настоящее время является ее основным торговым партнером.

Турция – ключевая вероятная союзница России, укрепляющая позиции России на Кавказе и Черном море. Также это страна с 76-миллионным населением и с быстро развивающейся экономикой в 1,5 триллиона долларов. За последние 20 лет она значительно удалилась и отвернулась от Евросоюза и Запада.

Отводя газовый поток от Европы, Россия в то же время оставляет рынок, который переживает экономический застой и настроен совсем враждебно (как показали события этого года). Нет ничего удивительного в том, что Россия прекратила отношения, в ходе которых она получала от своего прежнего партнера лишь нескончаемые угрозы да оскорбления, вперемешку с нравоучениями, политическим вмешательством, а теперь санкциями. Никакие отношения, в том числе торговые, таким образом строиться не могут. Отношения между Россией и Европой – не исключение.

Я ничего не сказал по поводу Украины, хотя, по моему мнению, она имеет некоторое отношение к этой теме.

Проект «Южный поток» появился как раз потому, что Украина, будучи государством, через которое осуществляется транзит российского газа, постоянно злоупотребляла и, похоже, продолжит злоупотреблять своим положением. Важно отметить, что и Евросоюз, и Россия это понимали. Именно из-за того, что Украина постоянно злоупотребляла тем, что была транзитной территорией для поставкок газа, Евросоюз, пусть и неохотно, но дал официальное согласие на «Южный поток». По сути, как Евросоюзу нужно было обойти украинскую территорию, дабы обезопасить поставки энергоносителей, так и России хотелось найти обходной маршрут.

Друзья Украины в Вашингтоне и Брюсселе никогда по этому поводу особо не радовались и постоянно агитировали против «Южного потока».

Дело в том, что именно Россия закрыла «Южный поток», и это при том, что она смогла бы продвигать его, приняв условия европейцев. Иначе говоря, русские считают трудности, возникающие при транзитных поставках газа через территорию Украины, меньшим злом, нежели условия, на которых Евросоюз присоединялся к проекту «Южный поток».

На строительство «Южного потока» ушли бы годы, и его отмена никак не влияет на имеющийся украинский кризис. Русские решили, что они могут позволить себе отмену проекта, потому что свое будущее в энергетике видят в продаже энергоносителей Китаю, Турции и другим азиатским государствам (рассматриваются газовые сделки с Кореей и Японией, в будущем возможны соглашения с Пакистаном и Индией), а не Европе. Если это так, то для России не имеет смысла строить «Южный поток». Поэтому, вместо того, чтобы принять европейские условия, русские, со свойственной им прямолинейностью, объявили об отмене строительства газопровода.

И делая это, Россия бросила вызов Европейскому блефу. Россия совсем не зависит от Европы, как от потребителя ее энергоносителей, а вот Европа вызвала, возможно необратимо, враждебную реакцию у своего ключевого экономического партнера и поставщика энергоносителей.

Перед тем, как закончить, я хотел бы сначала сказать пару слов о тех, кому не повезло больше всего во всей этой сделке – коррумпированным и некомпетентным политическим гномам, прикидывающимся болгарским правительством. Будь у них хоть толика достоинства и самоуважения, они бы попросили Еврокомиссию, когда та приняла Третий энергетический пакет, идти куда подальше. Если бы Болгария заявила со всей определенностью о желании продвигать вперед «Южный поток», безт сомнения, газопровод был бы построен. Конечно, здесь бы случилась та еще ссора с Евросоюзом, если бы Болгария открыто пренебрегла Третьим энергетическим пакетом, но по крайней мере в этом случае Болгария следовала бы своим национальным интересам, и в Евросоюзе у нее не было бы недостатка в друзьях. В конце концов, она бы добилась успеха.

Вместо этого, под давлением таких людей, как сенатор Джон Маккейн, болгарское руководство повело себя как шайка захолустных политиков (чем оно, собственно, и является) и попыталось угодить одновременно как российской стороне, так и Евросоюзу. Такой неразумной политикой оно обидело Россию, исторического союзника Болгарии, и довело до того, что российский газ, который мог бы пойти в Болгарию и изменить страну, отправится в Турцию, историческому врагу Болгарии.

Болгары – не единственные, кто поступил малодушно в данной ситуации. Все страны Евросоюза, даже те, у которых с Россией имеются исторические связи, поддержали пакеты различных санкции Евросоюза против России, несмотря на сомнения, которые они выразили касательно применяемой политики. В прошлом году Греция, еще одна страна, тесно связанная с Россией, отозвала продажу своей компании по добыче натурального газа «Газпрому», хоть тот и предложил наилучшую цену, именно из-за того, что Евросоюз эту сделку не одобрил.

Это указывает на следующий поучительный момент. Всегда, когда русские ведут себя так, как они повели себя недавно, европейцы реагируют на это с возмущением и гневом (которых излишек в настоящее время). Политики Евросоюза, принимающие решения, которые вызывают подобные действия со стороны России, похоже, уверенны в том, что, сколько бы санкций Евросоюз не наложил на Россию, она никогда не ответит ему тем же. Когда же Россия все-таки отвечает, Евросоюз выражает удивление, сопровождаемое лживыми комментариями о том, что Россия ведет себя «агрессивно», «спротив своих собственных интересов» или «потерпела поражение». Правды во всем этом нет, о чем свидетельствуют упреки и приступы сильного гнева, захлестнувшие Евросоюз (о чем я хорошо осведомлен).

В июле Евросоюз попытался нанести вред российской нефтяной промышленности, наложив санкции на поставку нефтедобывающих технологий в Россию. Данная попытка, без сомнения, провалится, так как Россия и ее торговые партнеры (в том числе Китай и Южная Корея) вполне способны производить данные технологии самостоятельно.

Напротив, посредством сделок, заключенных с Китаем, Турцией и Ираном в этом году, Россия нанесла поражающий удар энергетическому будущему Евросоюза. Через несколько лет европейцы начнут осознавать, что нравоучения и блеф имеют свою цену. В любом случае, отменив «Южный поток», Россия наложила на Европу наиэффективнейшую санкцию этого года.