Что на самом деле произошло между Путиным и Байденом

Россия сделала все, что должна и могла, вынудив США к стратегическому отступлению

Андрей Раевский

На фото: президент России Владимир Путин и президент США Джо Байден (слева направо) (Фото: Михаил Метцель/ТАСС)

Давайте начнем с констатации очевидного. Те, кто сейчас утверждают, что саммит Байдена с Путиным не дал ничего ощутимого и был он, в лучшем случае, пустой тратой времени, явно ошибаются. Главным образом, потому, что они неправильно поняли, что на самом деле было поставлено на карту (и что после саммита все еще остается на кону).

Каковы доказательства этого?

Первое. Наиболее очевидным признаком того, что произошло что-то очень реальное, является абсолютно истерическая реакция Партии войны (которую я определяю следующим образом: все СМИ США, неоконсерваторы, банда МАГА*-республиканцев в конгрессе, «небайденовская банда» внутри Демократической партии, топливно-энергетический сектор США, ВПК США, все «глубинное государство» США, израильское лобби, укро-лобби, британское лобби, польское лобби, и т. д.) Администрация Байдена испытывает ОГРОМНОЕ давление со стороны Партии войны, требующей продолжать угрожать России всевозможными санкциями и «последствиями», если Россия не откажется от своей нынешней «угрожающей» позиции и не откажется от «мечты» Путина вторгнуться в Украину и «восстановить Советский Союз». Тот факт, что ни одно из этих словоблудий не имеет никакого отношения к реальности, не является препятствием для Партии войны. Можно сказать, что Партия войны — это хор, который умеет петь только одну песню.

[Пометки на полях: На недавнем ток-шоу на российском телевидении один гость заметил, что действительно забавно видеть, как Запад угрожает России «санкциями из ада», в то время как последние являются абсолютной шуткой по сравнению с разрушительным кризисом, который Россия пережила в 90-х годах, когда Запад «помогал» России. И он совершенно прав. Я бы также добавил, что страну, которая потеряла 27 миллионов человек, но не склонилась и не смирилась с тем, чтобы стать колонией (гитлеровской) «Объединенной Европы», вряд ли остановит отключение от SWIFT. Тем более, что это (отключение от SWIFT — С.Д.) нанесло бы ущерб ЕС гораздо больше, чем России!]

Второе. Имеются косвенные, но последовательные, признаки очень серьезной внутренней борьбы в администрации «Байдена». В этом нет ничего нового; все началось при Обаме, продолжилось при Трампе и длится до сих пор — когда президент очень слаб, различные агентства и ведомства начинают разрабатывать свою собственную, квазичастную, внешнюю (и внутреннюю) политику. При Обаме и Трампе это не было слишком большой проблемой, поскольку ни один из президентов не хотел или не мог серьезно вести переговоры с Кремлем (именно тогда русские начали говорить о своих американских коллегах как о «недоговороспособных»). Однако на этот раз «Байден» явно предпринял согласованные усилия, чтобы попытаться начать какой-то диалог. Следовательно, на этот раз на карту поставлено нечто очень реальное.

Третье. Тон России довольно резко изменился. Просто прочтите транскрипт интервью заместителя министра иностранных дел России Рябкова — особенно удивительно слышать такие выражения от высокопоставленного чиновника Министерства иностранных дел (российские дипломаты очень старомодны и редко используют такой прямой язык). Наиболее поразительным в этом интервью является глубокий пессимизм Рябкова по поводу того, что США действительно могут достичь соглашения с Россией практически по какому бы то ни было вопросу.

Так что же здесь на самом деле поставлено на карту?

Во-первых, мы должны отметить, что мы до сих пор не знаем, что на самом деле произошло между Путиным и Байденом. Все, что мы знаем, так это то, что обе стороны договорились продолжить свой диалог на экспертном уровне. Тем не менее, мы можем сделать некоторые обоснованные предположения, основываясь на том, как вели себя обе стороны после саммита.

Во-вторых, есть явные признаки того, что администрация «Байдена», по-видимому, все еще пытается не полностью уступить Партии войны. Проблема в том, что эта позиция является лишь частичной (разные официальные лица часто высказывают разные мнения) и нерешительной (даже сам Байден, похоже, делает зигзаги в отношении того, что на самом деле происходит между США и Россией). Большинство западных аналитиков рассматривают следующие ключевые проблемы между Россией и США:

— Российские планы вторжения на Украину

— Северный поток — 2

— Российские подрывные тайные акции на Западе (Скрипаль)

— Желание Путина воссоздать СССР, если потребуется, то с применением военной силы

— Российская поддержка недемократических сил и режимов по всему миру (Сирия).

Лично я считаю, что все это лишь второстепенные вопросы, предлоги.

И вновь: это — единственная песня, которую хор Партии войны умеет петь; так с какой стати ожидать от них чего-то другого?

Так что же здесь на самом деле поставлено на карту?

Подумайте о недавнем саммите за демократию и спросите себя: что все это значило? Конечно, речь шла не о демократии или правах человека. Уж во всяком случае это не свойственно таким странам, как Израиль или Латвия, которые, несомненно, являются государствами апартеида. Не говоря уже о том, что США и Британия делают с Джулианом Ассанжем, жизнь которого, по-видимому, гораздо менее ценна, чем жизнь Навального. Вся эта чушь — просто пиар, ничего больше.

Как я упоминал в своей статье об этом саммите, истинной целью саммита была выдача сертификатов: приглашенные были сертифицированы как лояльные домашние чернокожие, в то время как те, кого не пригласили, были помечены как злые и опасные полевые чернокожие. Теперь, учитывая крайнюю слабость и уязвимость Соединенных Штатов, совершенно очевидно, что фактическая стоимость сертификата «хороший домашний чернокожий» была очень ограниченной для тех, кто его получил. Так что, речь идет вовсе не о чернокожих, а о Хозяине дома и о его потребности показать, что он все еще хозяин и что он все еще может командовать значительной группой милых и послушных рабов, выполняющих его приказы. Другими словами, для (в остальном довольно отчаявшегося) дяди Шмуэля это была демонстрация силы.

Это абсолютно важно: для мертвой Империи и для мертвых США видимость гораздо важнее реальности. Как я уже упоминал в прошлом, англо-сионистская империя умерла 8 января 2020 года, когда иранцы атаковали американские базы ракетами, а США абсолютно ничего не сделали. При этом США — по крайней мере, в том виде, в каком мы их знали — умерли 6 января 2021 года. Эти два события отстоят друг от друга почти ровно на год, что заставляет меня задуматься: «Что еще может произойти в январе 2022 года?»

Главная цель Саммита за демократию состояла в том, чтобы максимально скрыть эти реалии. А сам факт того, что США пришлось организовать такое глупое не-мероприятие, чтобы попытаться по-прежнему выглядеть уместно, говорит нам все, что нам действительно нужно знать о реальном состоянии Империи и США (и та, и другие мертвы).

В свете вышеизложенного, давайте теперь посмотрим на текущий диалог (каким бы слабым он ни был) между США и Россией.

Позиция США: Во-первых, и прежде всего, Белому дому необходимо избегать создания видимости того, что Россия и США ведут переговоры на равных. Это желание сохранить видимость превосходства усугубляется суровой реальностью, которая показывает, что в этих переговорах Россия далеко не равная, а более сильная сторона. Причем с большим отрывом (в военном отношении это точно, но также в социальном, политическом и экономическом отношениях). В этом ключ к дилемме США — как вести переговоры с более сильным противником, сохраняя при этом видимость собственного (несуществующего) превосходства?

Позиция России: Кремль готов к переговорам, но только в том случае, если США признают, что обе стороны имеют равные права и обязанности. Например, если США могут заявить, что у них есть «интересы» за тысячи миль от дома, то и Россия может заявить, что у нее тоже есть «интересы», особенно в странах, расположенных по ее собственной границе.

Очевидно, что эти две позиции являются взаимоисключающими.

Более того, обе стороны признают это.

Метод США в решении этой проблемы состоит в том, чтобы делать одно, говоря противоположное, то есть спокойно принимать позицию России на переговорах, публично отрицая это.

Российский метод еще проще: ничего не делать и просто ждать. Подождать, пока ЕС замерзнет, подождать, пока США еще больше утонут в своих многочисленных и очень серьезных внутренних кризисах, и подождать, пока «страна 404» — «заплесневелый бублик», по очень точному выражению Дмитрия Орлова — просто сгниет. Вот как видит ситуацию подавляющее большинство российских аналитиков и чиновников:

— У России нет необходимости, плана, желания или даже интереса вторгаться в «страну 404».

— NS2 важен для России, но не настолько важен.

— В военном отношении Россия может справиться с вооруженными силами Великобритании за несколько часов, не отправляя ни одного солдата через границу.

— Россия также может победить США на любом уровне ведения войны, от локального тактического до стратегического и ядерного.

— Россия, будучи гораздо более свободной и демократической страной, чем большинство «домашних негров», приглашенных на Саммит, совершенно не интересуется словоблудием Запада о правах человека.

— России нет необходимости подрывать или вмешиваться в дела какой-либо из столь враждебных ей стран просто потому, что эти страны уже достаточно заняты тем, что совершают экономическое, моральное, духовное, политическое и культурное самоубийство самостоятельно, не нуждаясь в какой-либо дальнейшей помощи со стороны России.

— Россия вполне счастлива сотрудничать с «плохими полевыми чернокожими», чтобы построить многополярный мир, состоящий из действительно суверенных стран, которые согласны основывать свои отношения на международном праве.

— России просто все равно, что будут делать или говорить домашние чернокожие, хотя бы потому, что они никого и ничего не представляют (за исключением нескольких особых случаев — таких, как Индия).

Тогда как насчет российских войск (относительно) вблизи украинской границы?

На самом деле, несколько российских генералов в отставке неоднократно объясняли, в чем тут дело. Эти силы просто недостаточно велики, чтобы рассматривать возможность вторжения (и последующей оккупации!) в Украину. Их истинная цель довольно проста: они вполне способны остановить любое вторжение укронацистов в ЛДНР, если оборона ЛДНР рухнет. И для этой гораздо более ограниченной миссии этих сил более чем достаточно, чтобы быстро и успешно решить такую задачу. Не менее важно то, что присутствие такой «страховой силы» является очень четким посланием нацистскому режиму в Киеве: вы абсолютно ни за что не вторгнетесь в ЛДНР — попробуйте это, и мы введем наши войска в ЛДНР, разоружим вас и признаем ЛДНР независимыми государствами.

Здесь важно еще раз повторить кое-что: это тот не самый страшный кошмар Запада о том, что Россия может вторгнуться в Украину. Худшим кошмаром Запада было бы, если бы Россия не переместила через границу ни одного солдата. Это и есть «мирный кошмар», которого Партия войны хочет — и должна — избежать любой ценой.

Итак, куда же нас это ведет?

У меня такое ощущение, что в администрации Байдена есть люди, которые достаточно умны, чтобы выбрать для США «мягкую посадку» вместо сценария «крушение и пожар». Они прекрасно осведомлены обо всех фактах, которые я описал выше, и о том, что то, к чему они стремятся, — это упорядоченное отступление при одновременном ведении переговоров с Россией (и, кстати, с другими странами) о наилучших возможных условиях для США. Проблема в том, что любое понятие об упорядоченном отступлении представляется Партии войны как жалкая капитуляция.

[Пометка на полях: Это не единственная проблема США. С тех пор, как Путин пришел к власти, были те, кто называл многочисленные организованные отступления России признаками уступки Западу: они говорили, что Путин был послушным агентом «Давоса» или Израиля, и они обвиняли его в его скрытой слабости и нерешительности. Правда в том, что как в политике, так и в военном искусстве организованные отступления — это очень сложный маневр для успешного выполнения, и, что еще хуже, даже когда они успешно выполняются, они все равно очень редко получают какую-либо похвалу, а вместо этого получают только обвинения в слабости, граничащей с изменой. «Диванные генералы» могут позволить себе роскошь и время требовать героических контратак, но им не придется потом нести ответственность за неизбежные последствия такой «героической» напыщенности.]

Тем не менее, я убежден, что в администрации Байдена есть те, кто хочет упорядоченного отступления — не ради мира, конечно, а для того, чтобы выиграть время для перегруппировки, реорганизации, перевооружения, переподготовки и, по сути, «постановки своих фургонов в круг» на меньшей, но лучше защищенной части нашей планеты.

Для правителей США предпочтительнее, чтобы размер их плантации сократился, даже довольно значительно, чем иметь некоторую комбинацию полевых чернокожих, чтобы полностью сжечь свой дом. Поэтому они хотят довольствоваться меньшей плантацией и меньшим количеством домашних чернокожих.

К сожалению, я не вижу, чтобы Белый дом Байдена мог справиться с истерикой Партии войны, хотя бы потому, что Партия войны полностью компенсирует нехватку здравого смысла маниакальной решимостью одержать победу, хотя бы потому, что в случае «наступления мира» входящие в эту партию потеряют свои доходы. Я очень надеюсь, что здесь я ошибаюсь, но потребуется довольно харизматичный лидер, чтобы осмелиться открыто выступить против Партии войны (мы все помним, как «болото» быстро «осушило» Трампа, а не наоборот).

Большинство аналитиков видят, что 2022 год станет годом масштабного внутреннего кризиса в США со все более резко растущими инфляцией, преступностью, беспорядками, нехваткой продовольствия и т. д. Оптимисты воспримут это как хороший знак (конечно, США не начнут войну, когда сами находятся в состоянии квазигосударственной войны!), в то время как пессимисты воспримут это как признак того, что США непременно начнут какую-то войну (война — старый и эффективный трюк, позволяющий избежать внутреннего коллапса).

Здесь мы можем только надеяться (и молиться!) на лучшее, готовясь к худшему.

Затем идет банда СК+3Б+ПУ**, которая абсолютно отчаянно нуждается в какой-то войне, желательно, короткой и победоносной. Они в полном ужасе от мысли, что этой войны может и не быть. Да, теоретически у США действительно достаточно веса, чтобы призвать их к порядку, но проблема в том, что исполнительная власть США сама по себе очень разделена (не говоря уже о том, что она очень коррумпирована). Россия определенно не может остановить их, потому что для них даже проиграть войну России предпочтительнее, чем вообще этой войны не иметь.

Суммируя:

США глубоко разделены и не могут даже создать видимость того, что принимают Россию в качестве равноправного партнера.

ЕС управляется классом нарциссических инфантилов, которые окончательно оторваны от реальности.

Партия войны только усилит свою истерику, поскольку она рассматривает войну как единственный способ сохранить свою значимость.

Россия сделала все, что должна и могла, вынудив США к стратегическому отступлению, и теперь все, что она может сделать сейчас, — это ждать.


Автор: Андрей Раевский — публикуется под псевдонимом The Saker — широко известный на Западе блогер. Родился в Цюрихе. Отец — голландец, мать — русская. Служил аналитиком в вооруженных силах Швейцарии и в исследовательских структурах ООН. Специализируется на изучении постсоветских государств. Проживает во Флориде (США).

Перевод Сергея Духанова. Публикуется с разрешения автора.

* MAGA — Make America Great Again, «Сделаем Америку снова великой» — лозунг Д. Трампа в ходе кампании по выборам президента в 2016 году.

** Британия + 3 прибалтийских республики + Польша и Украина.