Эффект бумеранга

источник: http://michael-hudson.com/2014/12/backfired/

Автор Майкл Хадсон (Michael Hudson)
Перевод Mikhael

Американская политика «новой холодной войны» уже ударила по самим США – и привела к реализации самых серьезных опасений.

1. Геополитическая карта мира, основные торговые потоки и военные союзы радикально изменились за последний месяц. Россия переориентировала торговлю энергоресурсами и военными технологиями с Европы на Евразию.

Результат прямо противоположен тому, к чему Америка стремится вот уже полвека: разделить и покорить Евразию, противопоставив Россию и Китай, изолировать Иран, не допустить появления регионального вне-долларового союза стран Ближнего Востока и Азии. Американские санкции и политика «новой холодной войны» привели к объединению стран Азии в рамках Шанхайской Организации Сотрудничества (ШОС) в противовес НАТО, а также к усилиям стран БРИКС по ограничению взаимодействия с долларовой зоной, с МВФ и программами жесткой экономии Мирового Банка.

В Европе настоятельные требования Америки присоединиться к «новой холодной войне», применив санкции к России и заблокировав экспорт российских газа и нефти, привели к ужесточению программы экономии в Еврозоне, приблизив европейскую экономику к состоянию полного штиля. На этой неделе группа ведущих политических деятелей, дипломатов и представителей культурных слоев написала открытое письмо Ангеле Меркель, в котором немецкая элита выразила протест проводимой ею про-американской и анти-российской политике. Оказывая слишком явное давление, США рискуют вытолкнуть Европу из своей экономической сферы влияния.

Турция развернулась в сторону России в вопросе энергетики и начинает постепенно уходить из сферы влияния США и Европы. Иран становится союзником России. Вместо того, чтобы разделять и властвовать, неоконсерваторы администрации Обамы изолируют Америку от Европы и Азии. Эта тематика очень популярна в СМИ Европы и Азии, в то время как СМИ США стараются не замечать этих процессов. Вместо распада БРИКС, мы видим, как рассыпается долларовая зона.

На этой неделе Путин едет в Индию обсуждать возможности поставок газа и оружия в эту страну. На прошлой неделе он был в Турции, где было принято решение направить трубопровод, который должен был стать «Южным потоком», в обход южной Европы через Турцию. Не имея реальных шансов стать членом ЕС, Турция стремится стать членом Шанхайской Организации Сотрудничества, а также интегрироваться в структуры БРИКС с целью стать частью оборонительного союза против США.

Несколько месяцев назад Россия и Китай объявили о самом крупном инвестиционном проекте в истории энергетики. В тоже время было подписано соглашение о передаче противоракетных технологий.

2. В американских СМИ почти не было обсуждений этой обширной геополитической перестройки – в значительной мере из-за того, что она наглядно демонстрирует неудачу политики «новой холодной войны», проводившейся неоконсерваторами на протяжении последнего года – с тех самых пор, как России удалось убедить президента Обаму воздержаться от войны с Сирией, которая являлась целью неоконсерваторов в военной сфере.

Их ответом была попытка изоляции России и экономическая атака на ее торговую сферу и, следовательно, на показатели платежного баланса. Сюда входило воздействие на торговлю газом и нефтью с Европой. В феврале сего года американские дипломаты устроили государственный переворот в стиле Пиночета на Украине и использовали эту ситуацию в качестве рычага, способного повернуть вспять развитие торговых отношений между Европой и Россией.

Целью являлось наказать российскую экономику и – по ходу дела – вызвав финансовый кризис, способствовать смене режима Путина, приведя к власти более проамериканский, неолиберальный режим ельцинского толка.

В основе этогй политики лежало то обстоятельство, что с момента распада Советского Союза в 1991 году Россия все более поворачивалась лицом к Европе с намерением реинтегрировать свою экономику и общество. Европа же, со своей стороны, желала видеть в России своего главного поставщика нефти и газа – по новым трубопроводам, строившимся в обход Украины. «Северный поток» был проложен через Северное море и направлен в Северную Европу. «Южный поток» должен был проходить по территории Болгарии и Сербии – в Южную Европу, главным образом в Италию и Австрию.

Германия со своей стороны была заинтересована в России, как в рынке для своего экспорта, на котором она могла бы зарабатывать рубли и расплачиваться ими за российские нефть и газ. Другие европейские страны расширяли торговлю сельскохозяйственной продукцией с Россией, а Франция согласилась построить для России огромный вертолетоносец «Мистраль». Если сказать кратко, окончание холодной войны обещало привести к значительно более тесной экономической, а, следовательно, и политической интеграции между Россией и Европой, цементом для которых в значительной мере явилась бы сеть магистральных газопроводов.

3. Американские «ястребы» холодной войны сделали попытку подорвать эту торговлю. Планом было изолировать Россию и «замкнуть» Европу на американскую экономику. Их мечтой был экспорт американского сланцевого газа в Европу, выдавливая с рынка Россию и, таким образом, нанося вред ее платежному балансу.

Это всегда было розовой мечтой Америки. Но чего в действительности добилась американская неуклюжая военная конфронтация с Россией, так это возникновения политического разлома между США и Европой. На прошлой неделе Путин в своей речи отметил, что находит мало смысла в переговорах с европейскими политиками, поскольку они просто следуют американским директивам, передаваемым по линии НАТО – как результат американского давления на политиков Германии, Франции и других европейских стран.

Следуя американской политике конфронтации в рамках «новой холодной войны», Европа действует против своих собственных экономических интересов. Ее неолиберальный пакет законов «Третий энергетический пакет» (The Third Energy Package) эффективно воспрепятствовал интересам России получать экономическую прибыль посредством увеличения продаж газа в Европу.

4. Политика взимания платы за транзит по трубопроводам

Американским неолиберальным планом было недопущение российского контроля за трубопроводами, по которым российский газ и нефть поставлялись бы в Европу. Идея состояла в том, чтобы использовать трубопроводы в качестве своеобразной операторской кабинки по сбору пошлины (tollbooth) ради отсасывания дохода, который Россия надеялась получить из Европы.

Легче всего понять, что произошло, можно следующим образом. Представим, что в Соединенных Штатах имелся бы закон, согласно которому лифты в домах не принадлежали бы домовладельцам. Это бы означало, что хозяева Empire State Building (Эмпайр-стейт-билдинг), к примеру, не владеют лифтами в этом здании. Другие инвесторы могли бы приобрести лифты и затем заявить съемщикам помещений или иным заинтересованным лицам, что им придется платить каждый раз, когда они захотят подняться на 40-й, 50-й, 60-й этаж и так далее.

В результате вместо того, чтобы владелец Empire State Building получал доход от сдачи в нем помещений, свою львиную долю потребовал бы хозяин лифтов. При отсутствии возможности пользоваться лифтами, посетителям и арендаторам приходилось бы подниматься по лестницам, что привело бы к падению стоимости ренты – разве что арендаторы согласились бы платить требуемую пошлину.

Именно это и произошло бы в случае, если бы трубопровод находился во владении стороны, враждебной России. Дабы исключить такой сценарий, Газпром настоял на постройке своего собственного трубопровода, который находится исключительно под российским контролем. Попытка Европы противодействовать этому – под предлогом того, что «свободный рынок» означает отдельно владение трубопроводом и отдельно поставку газа – означала стремление создать себе возможность «отсасывать» часть российского дохода от продажи газа.

Европейская Комиссия еще раньше, в прошлом году, в процессе проведения программы жесткой экономии в Греции, стала навязывать свою антигазпромовскую политику. Комиссия настаивала, что Греция должна заплатить МВФ ради облегчения положения зарубежных держателей облигаций за счет продажи своей государственной собственности. Самой крупной такой собственностью являлись права Греции на нефтяные прииски в Эгейском море, а также их коммерческая и связанная с добычей нефти инфраструктура. Когда самым крупным участником торгов оказался Газпром, Европа заблокировала эту сделку. В результате к Греции были применены еще более суровые меры жесткой экономии, которые привели к еще большей поляризации греческой политики и усилению настроений враждебности по отношению к Евросоюзу, к МВФ и – отсюда – по отношению к американской политике холодной войны.

5. Происходящее можно считать радикальным сдвигом в американо-европейской дипломатии. Таким сдвигом, который, как по прописям, ведет к нестабильности и безысходности.

Европа поставила с ног на голову все принципы дипломатической науки. Вместо того, чтобы основывать свою дипломатию на коммерческих и экономических интересах, она ставит эти свои интересы под американский контроль. Так и в отношении европейского членства в НАТО – вместо рассматривания военной политики в качестве рычага международной дипломатии, она подчиняет экономическую дипломатию, структуру своей торговли, поставки нефти и газа, рынки экспорта промышленной и сельскохозяйственной продукции военным целям НАТО.

Целью более не яляется военная безопасность, как было при создании НАТО. Европейская экономическая перестройка против России грозит военным конфликтом непосредственно на этом континенте – как результат войны на Украине, ведущейся чужими руками.

Есть выражение, что у государств нет друзей и врагов, но лишь национальные интересы. Большинство этих интересов экономического свойства. Однако сегодня в Европе Канцлер Германии Ангела Меркель по-видимому игнорирует экономические интересы Германии и других европейскиз стран. Оставаясь по-прежнему одержимой своей ненавистью к бывшему восточно-германскому коммунистическому режиму, она видит в России только врага, но не экономический рынок, не поставщика сырья и не покупателя немецких товаров и технологий. Аналогично и ее политическая любовь к Соединенным Штатам делает из них естественного друга Европы, совершенно не принимая во внимание то, как американская политика «новой холодной войны» (под лозунгом «пусть Европа воюет с Россией») подрывает европейские интересы на континенте и усиливает экономические трудности.

Соединенные Штаты со своей стороны следуют утверждению фон Клаузевица, что война является продолжением политики, лишь иными средствами. Но следуют они этому в очень усеченной форме: война представляется Соединенными Штатами как единственный рычаг, который они используют в своей внешней политике в эти дни. И не имея способностей организовать вторжение на суше, они используют свою единственную угрозу – уничтожение стран с помощью бомбардировок с воздуха – как это было сделано в Ираке, Афганистане, Ливии и после в Сирии, и как теперь делается с помощью войны чужими руками на Украине.