Справедливые слушания по делу о суверенных долгах

источник: http://inosmi.ru/world/20150306/226701770.html#ixzz3TfxWlmOb%C2%A0

Джозеф Стиглиц (Joseph E. Stiglitz), Мартин Гузман (Martin Guzman)

© AP Photo Petros Giannakouris

Нью-Йорк — В июле прошлого года, когда федеральный судья США Томас Гриеса постановил, что Аргентина должна погасить по номиналу гособлигации, скупленные по бросовой цене так называемыми фондами-стервятниками, эта страна вынужденно попала в дефолт, или в «Гриесафолт». Данное решение имело далеко идущие последствия, повлияв на облигации, выпущенные в целом ряде юрисдикций, поскольку оно подразумевает, что суды США имеют право решать судьбу контрактов, заключаемых в других странах.

С тех пор юристы и экономисты пытаются разобраться в запутанных последствиях решения Гриесы. Действительно ли полномочия американских судов распространяются за пределы границ Америки?

Недавно суд в Великобритании внес, наконец, некоторую ясность в этот вопрос, постановив, что порядок выплаты процентов по облигациям, выпущенным Аргентиной в соответствии с английским правом, регулируется английским законодательством, а не постановлениями судей США. Это решение стало долгожданным глотком воздуха после серии решений американских судей, очевидно, не понимающих всей сложности глобального финансового рынка. Оно позволяет также сделать несколько важных выводов.

Во-первых, и это главное, сам факт того, что в переговоры по аргентинскому долгу вмешался американский суд, с которым потом не согласился британский суд, ярко свидетельствует о том, что попытки решения государственных долговых кризисов в духе рыночных отношений потенциально способствуют возникновению хаоса. До «Гриесафолта» многие ошибочно полагали, что решить проблемы с погашением суверенных долгов можно путем децентрализованных переговоров, вне строгих правовых рамок. Но даже и после этого события финансовое сообщество и Международный валютный фонд надеялись навести некий порядок на рынке гособлигаций просто путем тонкой настройки текстов долговых контрактов, в частности текста так называемых поправок о коллективных действиях (они обязывают всех владельцев долга соглашаться на реструктуризацию, одобренную квалифицированным большинством кредиторов).

Но такие простые модификации, как поправки в контракт, не устраняют системных недостатков. На фоне разнообразия форм государственного долга, которые регулируются массой противоречивых законов разных юрисдикций, базовая формула сложения голосов кредиторов — а именно ее защищают сторонники рыночно-ориентированного подхода — не поможет решить те сложные вопросы, по которым идет торг. Она также не поможет определить курсы обмена, которые надо использовать при оценке долга, номинированного в разных валютах. Если оставить эти вопросы на усмотрение рынка, тогда их решение будет определяться не соображениями эффективности или равенства, а простой рыночной мощью.Последствием этих системных недостатков является не просто неудобство. Как видно на примере Греции, задержка с завершением реструктуризации долга может привести к углублению и продлению экономической рецессии.Тут мы подходим ко второму уроку британского постановления. Поскольку ставки высоки, а система работает плохо, у долговых рынков остается мало причин для продолжения работы в США. Америка всегда городилась прочностью своего принципа «верховенства закона». Это одно из конкурентных преимуществ, превративших Уолл-стрит в крупнейший рынок суверенных долгов. Но постановление Гриесы, основанное на странной — и на наш взгляд, недоказуемой — интерпретации некоторых условий контрактов Аргентины, показало, что коммерческие интересы США могут влиять на решения американских судов.

Хвалёный американский принцип верховенства закона больше не выглядит столь прочным. Наоборот, он защищает сильных против слабых. Гриесафолт является лишь самым последним из множества решений и законодательных поправок, обнаруживающих симптомы явления, которое можно назвать «коррупцией в американском стиле», когда лоббирование и взносы в избирательные кампании компрометируют всю систему целиком, даже в тех случаях, когда чиновники лично и не берут взятки. США следует отреагировать на это, причем до того как рынок суверенных долгов эмигрирует из Нью-Йорка.

Китаю надо быть готовым воспользоваться этой слабость. Сбережения Китая сейчас намного выше американских, страна жаждет превратить Шанхай в глобальный финансовый центр. Эти амбиции стали более реальны на фоне того урона, который был нанесен репутации американской системы после кризиса 2008 года. Но для того чтобы Шанхай стал лидером рынка кредитования государств, Китаю стоит понять недостатки юридических систем в других странах и предложить более эффективную и справедливую альтернативу.

Последний, самый важный вывод из решения британского суда заключается в том, что всем странам стоит обратить внимание на данную проблему. Срочно необходимо возобновить усилия ООН по созданию транснациональных правовых рамок реструктуризации суверенных долгов. Хотя США стремятся подорвать эти усилия, британское решение напоминает нам о том, что американские судьи не являются судьями для всего мира.

Последнее открытие доставит мало удовольствия Уолл-стрит, но для многих стран мира, которые зависят от кредитов, это действительно очень хорошая новость.

Оригинал публикации: A Fair Hearing for Sovereign Debt