Прощание с легендой. Как Украина теряет «Южмаш»

источник: http://www.odnako.org/blogs/proshchanie-s-legendoy-kak-ukraina-teryaet-yuzhmash/

Автор Иван Зацарин

События 2014 года на Украине снова сделали актуальным вопрос: что делать с остатками былой роскоши — советской оборонкой: продать, закрыть, перепрофилировать? Продавать пока не хотят. Даже после осенней чистки перечня госпредприятий, не подлежащих приватизации, «Южмаш» в нём остался. Однако остаться мало, необходимо движение, работа, заказы.

Осенью завод посетил Пётр Порошенко, обещал заводчанам скорые и денежные контракты. Результат обещаний Порошенко (а они уже успели стать легендарными) видим в новостях: на заводе потихоньку зреет бунт. Причина для нынешней Украины банальна — даже откровенно нищенскую зарплату в размере 2200 грн. (9000 руб. по курсу НБУ, 7300 руб. по курсу «чёрного рынка») не выплачивают более полугода. Последнее, что получили заводчане, выбивала для них военная прокуратура. По последним данным, по приказу генерального директора завод остановлен до 2 марта. Предлагаю посмотреть, во что превратили «Южмаш» самостийные властители.

Вводная

Для тех, кто не в курсе, о чём вообще речь. «Южмаш» (Производственное объединение «Южный машиностроительный завод имени А.М. Макарова» в Днепропетровске) — предприятие, специализирующееся на выпуске ракетно-космической техники, а также иной наукоёмкой продукции. Входящие в ПО структурные подразделения производят:

— комплектующие для ракет-носителей «Зенит», «Циклон» (а также «Зенит 3SL», использованной в программе «Морской старт»);

— шасси к самолётам Ан-140, Ан-148, Ан-158;

— общественный транспорт (автобус, трамваи, троллейбусы), тракторы.

Наиболее же известные разработки завода ещё с советских времён — РТ-23 (именно ими был вооружён БЖРК «Мо́лодец») и Р-36М (на Западе её предпочитают называть «Сатана»). Иными словами, если ядерное оружие считать щитом (и мечом), то «Южмаш» был одним из молотов, которые эти щит и меч ковали.

Однако развал СССР предопределил судьбу завода: незалежной Украине предприятие такого потенциала оказалось таким же ненужным, как компьютерный томограф в заштатной сельской больнице.

Выживание в девяностые

С одной стороны, нельзя сказать, что завод бедствовал. Было тяжело, но примерно так же, как и остальным. Кроме того, «Южмаш» имел возможность зарабатывать на космосе: 20 успешных коммерческих запусков РН «Днепр» (конверсионная версия Р-36М), участие в программе «Морской старт» (РН «Зенит-3SL», 33 успешных запуска). С другой стороны, это всё равно были копейки в сравнении с советскими бюджетами. Да и в постсоветскую эпоху до 80% дохода «Южмаша» приходилось на контракты с РФ.

Все эти годы завод пытался встроиться в новую экономическую реальность (попытки производства тракторов и троллейбусов). Однако всё более было очевидно, что предприятию не удаётся работать на внутренний рынок, а значит, оно продолжает оставаться преимущественно экспортным, что и должно определять его стратегию. Ведь даже спустя годы после развала Союза «Южмаш» продолжал не только шлифовать советские наработки, но и предлагать новые конструкторские решения.

Так, в 2007 году завод предложил иностранным компаниям технологию производства контейнеров для хранения радиоактивных и высокотоксичных отходов. Технология была не из дешёвых — в 2 раза дороже, чем производство железобетонных контейнеров. Однако расчёты Харьковского физико-технического института показали, что срок хранения отходов в контейнерах, сделанных по технологии «Южмаша», — до 300 лет, то есть на порядок больше, чем в железобетонных.

Упущенная стратегия развития

Уже на этом примере видно, что из молота для создания ядерного меча «Южмаш» вполне мог превратиться в своего рода экспортный технологический инкубатор, сохранив наукоёмкое производство.

Увы, это предполагает внутреннюю и внешнюю субъектность государства, демонтировать которую Украина не прекращала даже тогда, когда ею руководил бывший первый зам. генерального конструктора «Южмаша» Леонид Кучма.

Упомянутый демонтаж поставил крест и на втором стратегическом направлении завода — экспорте услуг. Очевидно, что советский запас прочности не вечен. И если «Днепр» и «Зенит» были успешными проектами, то разрабатываемый совместно с американской Orbital Sciences Corporation проект РН «Антарес» назвать таковым уже сложнее. Последний из трёх прошлогодних коммерческих пусков окончился неудачей, после чего американская сторона объявила о приостановке работ над проектом на год. А уже в конце 2014 года было объявлено, что двигатели для «Антареса» будет поставлять российское НПО «Энергомаш» — в середине января 2015 г. был подписан соответствующий контракт. Ему же поручено и конструкторское сопровождение проекта.

Отдельно ещё раз отмечу: окончательно миллиардный контракт подписан в январе этого года, несмотря на все санкции-манкции. А украинских разработчиков в качестве дешёвой рабсилы для своих космических проектов США потеряли по своей же вине, уничтожив на Украине государство.

«Морской старт» украинская сторона также теряет. Дмитрий Рогозин не видит перспектив участия «Южмаша» в проекте: «После того, что произошло на Украине, говорить о высокотехнологичной промышленности там больше невозможно. Там это всё умерло. В этой связи проект завис». Точнее, завис не сам проект, а участие в нём украинской ракеты-носителя. Скорее всего, её сменит российская «Ангара». И ведь дело отнюдь не в коварных русских или Рогозине: Киев собственными руками разорвал военно-технические связи с РФ.

Финиш

Три года назад Кучма довольно резко высказался в ответ на вопрос о перспективах «Южмаша», сетовал, что команда Януковича потратила 36 млрд грн. на Евро-2012. Затем добавил: «Я вот думаю: может быть, если нам всё это не нужно, мы всё отдадим соседней России? Чтобы наследие не пропало впустую. Раньше я думал об этом как о полушутке, а теперь — серьёзно». Однако отдавать его России уже поздно.

Весной заводчанам обещают контракты на поставку тракторов и оборонные заказы, однако конъюнктурные решения по загрузке мощностей не снимут проблем предприятия, горизонт планирования которого 3–5 лет. Поэтому гораздо более вероятная судьба завода — не доброе тракторостроительство, а распродажа оставшихся технологий (сообщается, что документация на МБР «Копьё» уже ушла в одну из стран ЮВА). После чего «Южмаш» закроют, как некогда закрыли множество оборонных предприятий. До этого, конечно, ещё далеко, но принципиально вопрос закрытия КБ «Южное» (как утверждают мои источники) — уже решённый вопрос.