Полковник Стрелков

Ауслендер (Auslander)

Я читал много докладов этим утром, о, по мнению Запада, “катастрофическом поражении террористов и повстанцев с массовыми потерями ” и “славном достижении Украинской армии в изгнании террористов из их бастиона Славянска”, иногда о “невероятных разрушениях, осуществляемых террористами при отступении через Славянск”, а в одной статье об “освобождении десятков заложников, удерживаемых террористами в некоторых случаях месяцами”. И так далее. На другой стороне спектра находятся “Путин должен действовать сейчас, чтобы сохранить Новороссию, или ему конец”, “Путин предаёт людей Донецка и Луганска, несмотря на обещание их спасти”, “Стрелков – предатель” и “Стрелков – трус, он должен был сражаться упорнее”. И так далее.

Всё это легко говорить, пока мы сидим перед своими компьютерами в относительном комфорте. Мы могли бы с такой же лёгкостью сидеть и рассуждать, что если бы Ли послушал Лонгстрита и обошёл янковскую армию, сконцентрировавшуюся в Геттисберге, он бы дал бой на своих условиях, разбил проклятых янки, взял Вашингтон и выиграл войну. Мы там не были, мы не были в курсе разговоров, мы не были в курсе докладов разведки, не слышали предполагаемых криков из Ричмонда “давайте уже, выигрывайте войну” или жалоб граждан Линкольну о повстанческой армии, сидящей на пороге Вашингтона, как и никто из нас не в курсе, чего хотел добиться полковник Стрелков, какой информацией он располагал, какая у него была и есть ситуация с поставками, какими были и есть его приказы, его разговоры с подчиненными, ничего, точно также мы не в курсе долгосрочных и краткосрочных планов г-на Путина, его разговоров с советниками и союзниками, его целей и амбиций.

Большинство из нас знают только то, что нам позволено знать, и то, что мы знаем, мы, как правило, знаем постфактум. Мы можем предполагать, мы можем проповедовать, но большинство из нас ничего не знает о том, что произойдёт, а только самую малую долю того, что уже случилось. Вкратце, то, что я знаю, что произошло.

Полковник Стрелков прибыл на север в апреле. У него было около 20 человек. Вот и всё. Не все были вооружены, и некоторые были вооружены винтовками со скользящим затвором времён Второй Мировой войны. Это было ядро, построенное Стрелковым. В первые же недели несколько сотен человек сплотились под новыми знамёнами и поступили добровольцами на службу Стрелкову. Именно с этими мужчинами Стрелков отбил первые робкие попытки Укров занять Славянск. Это были его люди, которые взяли гору Карачун, и это были его люди, которые не смогли её удержать, конкретно радио/ТВ башню, которая раньше там находилась, против хорошо вооруженных укровских сил, которые были настроены вернуть её любой ценой. С горы Карачун (на самом деле длинной гряды высоких холмов) Укры могли видеть города Славянск и Краматорск и близлежащие посёлки и деревни, железнодорожные линии, местные аэропорты и главные и второстепенные дороги в целом по области. Жребий был брошен. Было ли это ловушкой для Укров? Мы узнаем, когда мемуары напишутся в ближайшие годы.

По мере развития ситуации Укры перебрасывали всё больше и больше войск в Славянскую область, как регулярную армию, так и новую “национальную гвардию”, которая есть не что иное, как “вооружённый” правый сектор. Несколько подразделений укровской регулярной армии отказались воевать против своих земляков, и одно воздушно-десантное подразделение сдалось и ушло, оставив полдюжины лёгких танков в распоряжение Стрелковских сил. В то же время, в отчаянной попытке заполучить больше оружия для своего растущего небольшого войска, люди Стрелкова захватили несколько милицейских (криминальной милиции – сарказм) и ГАИ (абсолютно коррумпированной и бесполезной) оружейных складов и сумели вооружить всех своих людей автоматами Калашникова, легкими и средними пулемётами и снайперскими винтовками. Не спрашивайте меня, почему эти две полицейские организации имеют такое огромное количество оружия, но оно у них есть. Мы сделали то же самое здесь, в Крыму, когда мы вооружились, чтобы защитить себя и наши северные границы от бандитов правого сектора, которые двигались сюда из Майдана.

Со временем Укры начали предпринимать более сильные попытки захватить Славянск и Краматорск. Каждая из них провалилась, зачастую со значительным ущербом для Укров. Казалось, Стрелков всегда умудрялся в последнюю минуту доставить дополнительные несколько человек туда, где они были нужнее всего. В то же время небольшие отряды стали выслеживать и охотиться на укровские колонны снабжения днём и ночью в дополнение к небольшим патрульным подразделениям. Таким образом были получены противотанковое оружие, автоматические гранатометы, медицинские принадлежности, большое количество боеприпасов и продовольствия и, по крайней мере, 3 спаренные зенитные установки. Тем не менее, Стрелков сражался на “скудном пайке”, и понимал это.

С окончанием мая начались бомбардировки Славянска, Краматорска и других городов и деревень. Укры устанавливали всё больше и больше средней и тяжелой артиллерии на гребнях Карачуна, как буксируемых, так и самоходных. Танки сотнями прибывали в регион, войска тысячами, а легкая бронетехника БТР, БМП и БМД несколькими сотнями. И тем не менее, они не могли прорваться в Славянск или Краматорск, хотя они и пытались, и два раза довольно мощно. Каждый раз, когда они проваливали очередную попытку, Укры усиливали бомбардировки. Почти все они были направлены не на людей Стрелкова или занимаемую ими территорию, они были явно направлены на объекты гражданской инфраструктуры, электрические, газовые, водные и канализационные сооружения, на жилые районы, в том числе не только на деревни, но и на большие участки от 5- до 11-этажных домов, магазины и промышленность. Потери среди гражданского населения росли в геометрической прогрессии.

Воздушные атаки начались в июне. В дополнение к атаке на здание администрации в Луганске 3 июня, два подразделения Стрелкова были атакованы боевыми ударными вертолётами Ми-24. Два дня спустя Стрелков получил ПЗРК и начал сбивать с неба укровские планеры. Пришли ли они из России? Откуда, черт возьми, я могу знать? Идите туда сами, найдите несколько отработанных пусты гильз и проверьте серийные номера. То же самое с 5-ю модернизированными Т64 и теперь ещё двух Т72, которые появились у Стрелкова. Прикиньте в уме и скажите мне, откуда они пришли. Я знаю, их происхождение – укровская армия, как и каждый БТР, БМП и БМД Стрелкова. Как можно захватить танки и другую бронетехнику? Просто. Если вы являетесь победителем битвы, какой бы незначительной она не была, после боя вы получите трофеи. Плохо обученные и слабо мотивированные танкисты и экипажи ББМ известны тем, что сбегают из своих железных боевых коней при первом же хлопке по ним. Они их бросают, нежели рисковать сгореть заживо в своих железных гробах. Трюк заключается в уничтожении экипажа, чтобы они не вернулись на базу за новой техникой. В военных условиях собрать танк занимает неделю. Подготовить к действиям хорошо обученный и мотивированный танковый экипаж занимает шесть месяцев.

С приближением июня, 80% всей укровской армии было сосредоточено в окрестностях Славянска и Краматорска. Бои становились всё более и более ожесточёнными. К бомбардировкам городов и селений подключились Град и Ураган РСЗО. Потери среди гражданского населения становились чудовищными. Запад молчал, буквально ни слова не говорилось в прессе. Города и близлежащие поселения и деревни были отрезаны, и критическая поставка дизеля и бензина была на исходе.

5 июля Стрелков эвакуировал Славянск и Краматорск, стянув почти всех своих бойцов. Несколько небольших добровольческих отрядов осталось в городах, чтобы препятствовать любым попыткам Укров помешать эвакуации (почти все выжили и вернулись в строй). Как оказалось, двух километровая колонна грузовиков, ББМ, танков, GAZ джипов и гражданских машин ушла задолго до рассвета, забирая все до последней единицы оборудования и каждый снаряд и оружие, какое у них было. Ничего не было оставлено Украм. Это не было внезапным бегством к спасению, это было хорошо спланированное и проведённое тактическое отступление, я бы сказал, подготовленное как минимум за две недели. Большинству бойцов из Славянска и Краматорска удалось вывести свои семьи с отступлением. Насколько я знаю, за всю акцию пострадали 3 человека, все гражданские в хвосте колонны. По моей информации, их ранения не были опасными для жизни.

Аналитический дебрифинг. В течение трёх месяцев полковник Стрелков связывал подавляющее большинство укровской армии на небольшой территории. Его позиция была уязвлённой с самого начала. Он и его люди терпели и упорно боролись. Он начал хорошо спланированную и мастерски исполненную эвакуацию своих войск и гражданского населения под покровом ночи, под носом несоизмеримо превосходящей силы, окружающей их кольцом. Эвакуационная колонна прибыла в Донецк днём. Он прибыл с 20 человеками в апреле, и через три месяца ушёл с армией достаточно хорошо оснащённых, обученных и обстрелянных многочисленными атаками укровской армии ветеранов. Я бы сказал, Товарищ Полковник выполнил свою задачу достаточно хорошо.