«Дружелюбный» мистер Штайнмайер.

oригинал: http://vineyardsaker.blogspot.ca/2014/07/the-friendly-mr-steinmeier.html

Автор: Дагмар Хенн

Нет никаких сомнений в том, что западные СМИ изобилуют пропагандой. Их заявления практически идентичны:

1. Катастрофа Боинга – это вина ополченцев.
2. Ополченцы мешают расследованиям:

 a) Ополченцы ограничивают доступ к месту катастрофы;
b) Ополченцы не достаточно ограничивают доступ к месту катастрофы;
c) Они убирают тела погибших очень быстро;
d) Они не убирают тела погибших достаточно быстро.

Что касается немецких СМИ, то не только бульварная пресса опускается до использования языка, способного манипулировать читателями.

«FrankfurterAllgemeineZeitung», которая является одной из ведущих газет Германии, убедительно нам это демонстрирует. 21 июля они опубликовали статью «Борьба за Правду», в которой написали: «Специалисты из Нидерландов освидетельствуют жертв катастрофы самолёта в Восточной Украине. Люди в том районе не хотят слушать о том, что в этом виноваты сепаратисты. Они скорее поверят странным сплетням и российскому телевидению».

Такие вот утверждения, заключающие в себе намёки, – излюбленное средство пропаганды. Статьи в немецких СМИ (и, к сожалению, не только в СМИ) просто полны таких вот утверждений. Во введении выше, только самое первое предложение смогло бы пройти тест на журналистские правила: внимательное расследование фактов и честность. Манипуляция начинается уже со второго предложения: оно намеренно провоцирует читателя испытывать неприязнь к людям, живущим в той местности. В третьем предложении безоговорочный вердикт вынесен: российское телевидение поставлено на тот же уровень, что и «странные сплетни»; и ни телевидение, ни сплетни никак не хотят подтвердить вышеупомянутую «вину сепаратистов».

Они и продолжают на том же уровне. «Вооружённые до зубов мятежники», которые сопровождают судебную группу из Нидерландов, имеют «немецких овчарок, пулемёты, противотанковое вооружение, а также солнцезащитные очки и тату на плечах», – определённо, очень опасные люди. Просматривая вагоны-холодильники, в которых были размещены тела погибших, как и положено при таких обстоятельствах, можно увидеть «в темноте этих вагонов … чёрные предметы … бесформенные мешки, просто беспорядочно брошенные на металлический пол, один рядом с другим, один на другом». Излишне детально комментировать отсутствие уважения к погибшим. «Просто беспорядочно брошенные на металлический пол, один рядом с другим, один на другом» – что ещё вы ожидали от вооружённых до зубов людей с татуировками!

Даже комментарии, которые полностью противоречат этой картине, без каких-либо проблем включены в эти россказни. «Позже представитель группы из Нидерландов, Питер ван Влит, сообщил, что хранилища для погибших находятся в хорошем состоянии. Он не распространялся об этом. Тела лежат повсюду в беспорядке. Но, кажется, что это не важно. Что важно сейчас, это охлаждение тел, и охлаждающие механизмы работают».

Даже судебный специалист из Нидерландов не защищён от того, чтобы его, мимоходом, не использовали как лжеца или даже – прочитайте еще раз между строк, чтобы понять, что они нам пытаются преподнести – как человека, сотрудничающего с врагом.

Вы найдёте такого рода предвзятость во всех немецких СМИ, от известных и уважаемых газет до бульварных, независимо от того, кем они себя преподносят: консервативные, предположительно левые, или просто дешёвые и паршивые (такие как Bild). Пропагандистская программа, которую в эти дни можно найти практически вo всех западных СМИ, пропитанa сантиментами, чувствами, страхом, а также осуждением, которые направлены на формирование определённых настроений и эмоций в читателе.

Сегодня газета BILDточно следует этой схеме: «Поезд расположен на территории, принадлежащей компании, за высокими воротами. Таким образом, он изолирован от публики, что позволяет провести достойный осмотр человеческих останков. Это очень сильно отличается от того, что про-российские бунтари делают на территории, на которую упал самолёт».

Скрытые обвинения, сильные эмоциональные сравнения, каждая деталь переполнена эмоциональным подтекстом.

«Отгороженная территория фабрики как более комфортное место» противопоставлено «центру поля», которое предполагает незащищённое место взрыва. Добавим к этому абсолютно ненужную «информацию», что это всё делается «про-российскими бунтарями», которая показывает нам, кто на самом деле преступники – а как же иначе? Необычное словосочетание «про-российские бунтари» определённо используется из-за того, как оно звучит: постоянное повторение звука «р» вызывает определённые чувства и идеи, такие как «Русский» и опасный…

Просто обычная пропаганда?

Нет, большинство европейских СМИ определённо затрагивают какие-то логически последовательные мотивы пропаганды, но они не пытаются незаметно внедрить эти мысли в головы читателей. Они, конечно же, создают образ врага благодаря манипулированию информацией и высказываниям, которые они либо распространяют, либо запрещают. Но они не перегружают свои высказывания эмоциями и не используют каждую возможность для обвинений. Как я уже написала выше, самый первый пример был взят из одной из самых уважаемых ежедневных газет, что производит впечатление, будто немецкие СМИ уже устали от демократических идеалов и просто выкинули их как старый жакет.

Не только СМИ используют этот старый трюк. Министр Иностранных Дел Германии Штайнмайер, которого часто представляют как посредника (и который, согласно журналу FOCUS, на данный момент очень хочет избавиться от имиджа политика, симпатизирующего Путину), в своём заявлении по поводу катастрофы МН17 повторяет ту же самую линию. В интервью газете BILD, которая выходит по воскресеньям, сказано:

«Штайнмайер воздержался от обвинений или встречных обвинений в катастрофе Боинга. В конце концов, нет никакой разницы в том, был ли «самолёт сбит намеренно или это была ужасная ошибка». Кто бы ни использовал «такое оружие», должен признать, что «такая трагедия возможна».

Есть достаточно оснований предполагать, что «русские» сепаратисты «даже сейчас, после такой ужасной катастрофы, будут продолжать игнорировать основные правила нашей цивилизации», сказал Штайнмайер.

Такое вот заявление очень распространено в книгах по политической пропаганде. Очень важно осознать, как далеко это всё заходит, и попытаться распознать скрытые сигналы и сообщения. Потому что более глубокое значение в данном случае очень отличается от того, что сказал Камерон: «если сепаратисты виноваты, Европа должна принять решительные действия». В такой же манере переговоры со Штайнмайером в феврале содержали скрытое сообщение о том, что Свобода и правый сектор должны прийти к власти. Очень важно не обмануться в том, кто такой Штайнмайер, хотя он и считается социал-демократом. Он также уважает основные идеи социал-демократов, как и его товарищ Саррацин (прим. переводчика: бывший немецкий политик от социал-демократической партии, которому грозит исключение из партии за его взгляды).

Во-первых, Штайнмайер пытается поставить себя в позицию морального превосходства, когда он «не обвиняет никого в происшедшем».Oн, конечно же, обвиняет, просто это не сразу заметно. Он выставляет себя, как разумного человека, что повышает ценность того, что он может сказать. Что ещё важно, он позаботился о том, чтобы было достаточно пространства для его политических манёвров (в конце концов, факты ещё пока не ясны), когда он сказал, что «это не важно», был ли «самолёт сбит намеренно, или это была ужасная ошибка». Ясно, что он знал, как зыбки и сомнительны утверждения американцев…

Эмоциональные манипуляции начинаются со слов «такое оружие». Он оставляет эту часть недосказанной, открытой к интерпретациям, которые мы подсознательно будем обдумывать. Интерпретации, которые каждый из нас дополнит картинками и предположениями, пугающиминас больше всего. Предполагается, что только некоторые подумают о зенитной артиллерии, такой как БУК М1. Многие подумают о чём-то вроде грибовидного облака (это было использовано, чтобы оживить давно забытые пережитки холодной войны), что и вызовет дополнительное распространение эмоций, вызванных словами «такая трагедия возможна».

Действительно существенное сообщение находится в самом последнем предложении. «Русские сепаратисты» (обратите внимание, не «про-российские сепаратисты», они уже каким-то чудом стали самыми настоящими русскими по крови!) «игнорируют основные правила нашей цивилизации»; варвары, другими словами, беспощадные людоеды. Недочеловеки

Другая фраза Штайнмайейра по поводу катастрофы акцентирует эту мысль и дальше: «те, кто ответственен за это, лишились всех своих прав во имя прав человека и человечества».

Больше никаких прав к человеческому обращению у них нет.

Точно такие же выражение мы слышим из Киева постоянно. Заявления Камерона агрессивны, но, всё таки, они согласуются с настойчивыми требованиями ввести санкции. В сравнении, даже режущие слух выкрики о том, чтобы ввести войска НАТО, звучат безобидно. Версии Киева очень легко разгадать из-за их открытого и недвусмысленного использования ключевых слов. Штайнмайейр создал шедевр злобной пропаганды, которая вкладывает идею недочеловека в умы читателей, даже если он и не произносит этого слова. В этом, друзья, и состоит разница между мастером и учеником.

Использование пропаганды так распространено и так чрезмерно, что подобные Штайнмайейровским утверждения ни в какой мере не являются чем-то особенным. В конце концов, ни одна немецкая газета не имела никаких проблем с заявлением Порошенко о том, что надо убить 100 сепаратистов за каждого убитого украинского солдата. Как раз наоборот, это предложение было распространено с удовлетворённостью и одобрением. Этa пропаганда, направленная на войну, обрисовывает тип войны и поддерживает все преступления киевской хунты. Это что касается настроений Берлина.

Он предлагает Российскому правительству «путь из этого кризиса»: отказаться полностью от двух республик. «У Москвы сейчас есть шанс, может быть, последний, показать, что они действительно и серьёзно заинтересованы в том, чтобы найти решение».

Это уже не дипломатия, это открытая угроза. Мне кажется, что Путин должен был объявить торговлю опиумом вне закона.