В Россию с любовью

Дорогие Друзья, мы предлагаем вам сегодня очерк о России, написанный Колей Маловым. Коля из семьи нескольких поколений русских канадцев. Прошлым летом он посетил Россию и решил описать свои впечатления. Большинство из нас, живущих за рубежом, благодарны Коле за его теплые слова, интерес и любовь к России. Мы с огромной радостью делимся с вами переводом этого прекрасного очерка и надеемся, что он будет еще одним лучиком света и надежды от наших сердец к вашим. Ведь Русский Мир – не только в России. Он в наших сердцах!

Перевод с английского на русский: Val from Osa, Lenok, Eugene, Оlga

В Россию с любовью

ПРЕДИСЛОВИЕ

alaskovskaya_03Недавно я вернулся из поездки в Россию. Это не была моя первая поездка на Родину. Двадцать пять лет назад я принял участие в одной из советских экскурсий дяди Стива. Справедливости ради, моя последняя поездка началась четыре года назад на Кубе. Мой отец и я были в Гаване, чтобы посмотреть бейсбол и насладиться солнцем, когда мы повстречали дружелюбную группу русских, которые также наслаждались мятным похмельем после Социализма Фиделя.
Куба славится своими музыкальными талантами. Действительно, после тринадцати поездок на остров я могу подтвердить глубину и страстность кубинской музыки и танца. Учитывая все замечательные музыкальные приключения, которые мне дала Гавана, это удивительно, что один из самых запоминающихся музыкальных моментов был делом рук каких-то весёлых казаков из Рязани.

Мы купили гитару и начали петь русские народные песни, сидя в пляжном ресторане около Гуанабо. К концу вечера вокруг нас собралась толпа местных жителей. Они доброжелательно апплодировали и подпевали. Это был славный вечер культурного обмена, захватывающих мелодий и мешанины из переводов.

… Вернемся к моему Великому Отечественному Приключению 2014 года …

Прошлый год прошёл в быстром темпе, битком набитый глобальными проблемами. Геополитические события, такие как переворот на Майдане, Крымский референдум, катастрофа MH17, кровопролитие в Мариуполе, резня 2 мая в Одесском Доме Профсоюзов, обстрел гражданского населения и битва за Донбасс, западные санкции, а также полнейшее соучастие Западных СМИ во всём вышеупомянутом. Благодаря всему этому, моё желание поехать в Россию стало непреодолимым.

Советские люди пережили тяготы предсмертной агонии коммунизма, головотяпство и наивность Горбачева и преступное предательство Ельцина. Любой сострадающий человек может испытать чувство облегчения, увидев этот беспредельно богатый и талантливый народ опять ухватившим вожжи своей бешено несущейся тройки. Мы все знаем, кто укротил лошадей и нашёл наиболее разумный путь вперед.
Любой жизненный опыт основан на расчете времени. Когда Россия была слаба, и Ельцин помогал грабить у России её богатства, Запад праздновал крах безбожных коммунистов.

Русские страдали ужасно, в то время как ликующий класс олигархов пожирал все, что мог, отправляя гигантские суммы денег за границу. СМИ прославляли триумфы демократии и свободы, тогда как русские голодали и боролись за выживание на бурлящих улицах.

Теперь, когда Россия принялась за лечение своих слабостей, теперь, когда она стремится к суверенитету и уважению, Запад открыл шлюзы для разнузданных и опасных геополитических авантюр. Наше собственное канадское правительство охотно присоединилось к этим усилиям, помогая финансировать террор и массовые убийства. Это абсолютно омерзительно, насколько необъективны и попросту лживы наши средства массовой информации. Нет времени быть ни равнодушными ни невежественными. Ситуация очень нестабильная, с возможными глобальными последствиями.

В 80-е годы мы, жители Кутенэй, собирались и путешествовали группами, чтобы принять участие в популярных маршах мира, проводимых в Ванкувере. Главным поводом были выступления против распространения ядерного оружия. Ядерные проблемы сегодня не менее опасны, чем они были в то время, но мы стали слишком самодовольны в этом вопросе.

В последнее время ядерная политика главных игроков становится более опасной. Стоит отметить, что в прошлом году президент Обама изменил американскую ядерную доктрину без лишнего шума, включив планировку первого удара. Исчезла логика MAD (взаимно гарантированного уничтожения).

Некоторые американские военные стратеги сейчас считают, что первый ядерный удар может обеспечить им победу, (теоретически) основываясь на способности американских ракет противоракетной обороны (ПРО) уничтожить ответные русские ракеты. Эта ерунда рискует привести к убийственным просчетам и даже к неуправляемой эскалации, поскольку ставка на стратегию первого удара становится более вероятной, чем на угрозу взаимного уничтожения.

К тому же существует политика санкций, которые США считают себя обязанными накладывать на другие страны. История применения санкций для успешного изменения политического курса другой страны довольно безотрадна. Скорее, санкции почти всегда предсказывают, что предстоят скрытые или открытые военные действия. После пятидесяти лет бесполезных санкций против Кубы, крошечного острова в девяноста милях от Флориды, Обама недавно заявил, что пришло время обдумать и изменить эту неэффективную и вредную политику. Позднее в тот же день, с очевидным лицемерием, он объяснил необходимость наращивать санкции против России, крупнейшей и самой богатой природными ресурсами страны мира с самым большим ядерным арсеналом.

К сожалению, наше канадское правительство идет в ногу с американцами. Если моя страна собирается принять участие в санкциях против России на основе очевидных операций “фальшивого флага” и навязанного Западом переворота в Киеве, тогда это мой патриотический долг, как канадца, протестовать против этой неуместной враждебности. Пришло время потратить мои канадские доллары в России и самому узнать, что думают местные жители обо всех этих невероятных событиях, которые в последнее время заняли центральное место на мировой арене.

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ ДОМОЙ БРАТИШКА

После быстрого перелета из Голландии я готовился приземлиться в Шереметьево (международный аэропорт Москвы), чтобы встретиться с Володиным, одним из парней, которых я встретил на Кубе еще в 2010-м году. Я знал, что нужно ожидать глубоких изменений в Москве, прочитав многочисленные свидетельства на этот счет. Но воочию контраст был ошеломляющим. В буквальном смысле это была совсем другая страна, нежели та, которая существовала в 1989-м.

Русское гостеприимство известно всему миру. Меня встречали так, как если бы я всегда был своим в России, вернувшись из длительного заатлантического изгнания. После церемоний встречи и немного выспавшись, что не просто с этой компанией, я был готов начать моё турне по самому северному мегаполису в мире. Меня, любителя истории, особенно русского сорта, Москва просто ослепила. Красная площадь – это волшебное место. Она возбуждает воображение; как Диккенс, она дразнит вас призраками прошлого, настоящего и будущего. Живя в такой молодой стране, мы, канадцы, просто не имеем такой физической связи с историей, по меньшей мере цивилизованного европейской сорта.

Кроме того, по моему опыту, мне кажется, что самый ценный внутренний рост вытекает из какой-либо борьбы. В Канаде, если вы не член Первых Наций (коренные жители Канады), вам трудно резонировать с такими экзистенциальными угрозами, на которые могут опереться более древние культуры.

Когда иноземные захватчики стояли у наших канадских ворот? Это подчеркивает мою фундаментальную озабоченность нашими СМИ и социальным диалогом, который они побуждают. Кто мы такие, чтобы решать, к чему должна стремиться Россия? По какому праву мы хотим судить о пути, избранном другой культурой? Когда мы потеряли 25 миллионов наших граждан, защищая нашу страну от врага, который был хотел полной ликвидации нашего народа?

Конец стенаниям.

МЫ НЕ ПОДЧИНИМСЯ

Володин и я начали нашу московскую экскурсию с очевидной точки – Кремля. Мы прошлись по периметру, поглощая мистическую энергию Василия Блаженного, и далее к Вечному Огню. В то время как большинство туристов были заинтересованы вертикальной четкостью смены караула, меня привлекли золотые буквы на красном граните, перечисляющие города, которые выдержали натиск крупнейших сражений Второй Мировой Войны. Среди таких гигантов, как Сталинград, Ленинград и Курск, некоторые города выделялись, благодаря их значению сегодня: Киев, Одесса и Севастополь. Города на переднем крае нового типа противостояния. Война с помощью сговора лживых СМИ, платных наемников, террора “ложных флагов” и переворотов.

park_pobedy_01На следующий день мы посетили Парк Победы в Москве. Это большой парк и музейный комплекс в память утраченных жизней и немыслимых жертв, понесенных россиянами всех мастей в Первой и Второй мировых войнах. Я, Володин и группа его коллег приступили к осмотру с повышенным интересом. Они работают в быстро растущем рекламном агентстве, которое фокусируется на видео-проекционных установках. Правительство готовит большое шоу в Парке Победы к празднованию 70-летия, намеченному на Май 2015 года. Мы там были, чтобы разведать расположение для этого проекта, а также почтить память погибших.

Это отрезвляет – думать о том, как недавние события на Украине влияют на нашу способность на Западе помнить и чтить жертвы и борьбу, которые вынес советский народ для победы над фашистской Германией. Какая разница, если вы за или против коммунизма, это не имеет значения. Мы говорим о людях, а не идеологиях. Тот факт, что эти жертвы принадлежат советской эпохе, не меняет их значения сегодня. Когда я слышу, как наши СМИ легкомысленно принижают Путина (и по ассоциации всех русских, которые его поддерживает), это пахнет историческим неуважением, которое должно быть преступным.

Слышим ли мы, как мировые лидеры публично и неумолимо укоряют Харпера, потому что наше правительство было соучастником попыток геноцида против исконных народов Канады, и что это правительство почти ничего не сделало для решения этого нерешенного вопроса?

ЛЮБИ СВОЕГО ВРАГА

В Парке Победы находится огромный музей в память почетных героев Великой Отечественной войны. Я думаю, что в этом списке было более 60 000 героев. Представьте себе. Это награжденные герои, которые совершили что-то экстраординарное, чтобы заслужить такое звание. Масштаб и величие российского взноса в победу ВОВ являются непревзойденными. Это никогда не должно быть забыто или принято как само собой разумеющееся.

В то время, как мы осматривали музейные диорамы и экспонаты, я был поражен чем-то простым, но очень трогательным. В Канаде мы подвержены американской культуре через Голливуд, и нашим мышлением манипулируют с помощью как неуловимых, так и очевидных, способов. Легко заметить, как наших «врагов» чернят в фильмах, на телевидении и в прессе. Нас побуждают чувствовать страх и ненависть к японцам и нацистам за их действия во время ВОВ. В конце концов, это была война. После этого наши союзники были превращены во врагов, когда русские стали средоточием образа врага. Достаточно похожие, чтобы почувствовать связь, но достаточно различные, чтобы ненавидеть.

Изучая музей, я заметил, как мои русские товарищи не сделали ни одного комментария, выражающего ненависть или возмущение по отношению к нацистам. Их уважение к общей истории и глубокая с ней связь, казалось, запрещают такую слабость. Вместо этого они сосредоточились на фактах, технических деталях различных видов оружия, которые были использованы, стратегиях, личностях и статистике. Я заметил, что в то время, как я испытал отвратительное чувство брезгливости к этим прошлым зверствам нацистов, мои друзья показали спокойствие и чувство безопасности. Там не было ни злорадства, ни выражения ненависти. Возможно, россияне преодолели слишком много, чтобы позволить еще больше места для страха или ненависти. Именно тогда я осознал еще одну замечательную силу российского характера. Я помню, как натолкнулся на похожий урок в воскрестной школе – концепцию любви к своим врагам. Это то, что нам на Западе, возможно, потребуется, если мы хотим сделать более позитивный вклад в современном мире. Существует много страха и ненависти в нашем публичном дискурсе, и я думаю, что наши СМИ несут большую ответственность в таких вопросах. Без правды демократия бесполезна.

Я увидел, что, потеряв столько крови и сокровищ, мои русские товарищи унаследовали уверенность. В отличии от США или Канады, Россия снова и снова сталкивалась с вторжениями. Свирепыми вторжениями. Бату-хан Золотой Орды, Тамерлан, польские, шведские и тевтонские рыцари, даже стратегический гений Наполеона и злая эффективность Гитлера не смогли надолго покорить русский народ. Обама – это зубочистка по сравнению с этими воинсвенными гигантами.

МОСКВА НИКОГДА НЕ СПИТ

Остаток недели в Москве состоял из суматохи городских улиц, ресторанов, случайных экскурсий и достопримечательностей. Команда Володина (его друзья и коллеги), как я ласково их именовал, лишили меня сна непрекращающейся деятельностью и празднованиями. Еда была самая удивительная. По сравнению с 1989-м годом, когда все, что мое вегетарианское тело могло принять, это мороженое и хлеб, эта поездка была полна всяческми замечательными ресторанами и блюдами домашнего приготовления. Мы даже договорились наложить собственные санкции, воздержавшись от употребления каких-либо западных продуктов, которые, по нашему мнению, были тесно связаны с тем, что мы считали вторжением вкусов.

Володин играет в любительский хоккей в команде, которую составляют различные знаменитости из московской индустрии развлечений. Их практика начинается в полночь. Во время вечеринки с барбекю меня вовлекли принять участие в игре с ними. Так как я не играл в хоккей с 1989-го, я был немного неустойчив и не готов к этому физически. У нас был один час практики с последующим часом игры. Усложнило дело то, что в нашей команде было только три защитника. Один толкал триста фунтов с короткими ногами, другой был сильный и талантливый игрок, и я, почти бесполезный канадец. После моей первой смены я не мог отдышаться, потея ведрами и прося третьего периода. Что может быть лучше, чем путешествовать в Россию только для того, чтобы умереть от хоккея.

Все эти слухи о московском трафике, в основном, верны. Я водил машину в Гонконге, Маниле, Сеуле, Токио, Гаване, Мехике и даже Нью-Йорке, но на московских улицах существует особое безумие. Тем не менее, со временем, безумие преобразуется в хаотичное чувство функциональности, происходящее из пробок. Я полагаю, что одна позитивная вещь в никогда не прекращающихся пробках, это то, что москвичам приходится ежедневно тренировать терпение и толерантность. На самом деле, я был постоянно впечатлен тем, как Володин игнорировал ужасных водителей или отшучивался о них, когда такие водители явились бы виной моего высокого давления в любом городе.

После моих первоначальных десяти дней в Москве, я предпринял трехчасовую поездку на поезде до Рязани для того, чтобы встретиться с друзьями, с которыми я познакомился на Кубе, командой Яковлева. Есть что-то удивительное в железнорожных станциях России. Я отправлялся с Казанского Вокзала. И опять же, это история, которая так пленяет меня, эмоциональные образы, взятые из бездонного колодца русской литературы. Тот факт, что нужды пассажиров остаются очень тесно связанными с железной дорогой, романтичен и привлекателен. Люди передвигаются во всех направлениях внутри больших железноодорожных вокзалов, находящихся в Москве и по всей огромной стране. Они суетятся, как ульи. Продавцы, путешественники, деловые люди, туристы, рабочие – все на ходу. Это вечное движение, которое все-таки подчинено пунктуальному расписанию.

Мое воображение уносило меня несколько столетий назад. Чьи исторические ботинки были на той же платформе, на которой стою я? Проходили ли здесь Толстой, Пушкин или Достоевский? Скорее всего.

ИЗМЕНЕНИЕ ПЛАНОВ

Я провел в Рязани только нескольких часов, перед тем как наши планы были изменены незапланированной поездкой назад на север, через Москву, и, затем, через Западную Беларусь в пригород Минска. Я был приятно взволнован этим отклонением от планов, но я не предвкушал поездку через Москву в пятницу вечером. Так как в добавок к типичным пробкам, значительный процент водителей будут засорять дорожные маршруты, отправляясь на дачи для проведения выходных. Время нашей дорожной поездки обернулось из предположительных семи часов вождения в тринадцатичасовую одиссею.

Беларусь оказалась возвратом к советским временам. Там было очень мало вывесок на зданиях. Улицы не были особо освещены или заполнены рекламными вывесками. Одежда и машины тоже были устаревшими. На следующий день мы испытали уникальный белорусский праздник, День самой Большой Машины. На самом деле, они праздновали свой любимый БелАЗ, массивный грузовик промышленного грузовика, который используется для работы в больших карьерах.

После участия в этом празднике, который свалился на нас прямо из 70-ых, мы поехали на дачу на выходные, чтобы отметить день рождения нашего друга. Сказать проще, нет никакой необходимости в упоминании того, сколько много закуски и бутылок водки были принесены в жертву в течении тех тридцати шести часов. Дача была деревенская, холодная и изолированая. Мы провели наше время вокруг обеденного стола или во дворе, греясь рядом с барбекю, который русские называют мангал, ссылаясь на передвижное устройство для готовки, которое татары возили с собой.

Мы разделили эмоциональный момент с дедом нашего белорусского друга, когда он спросил моих российских друзей об ужасе и потрясениях, охвативших Украину. Он был обеспокоен за свою семью, опасаясь, что война распространится на Беларусь. Он сказал, что не было никакой необходимости в еще одной войне. Он не мог понять, почему галичане борятся против своих собственных славянских братьев. У него не было передних зубов, глаза были глубоко впалые. Он говорил с сильным акцентом, и мне было сложно различить его речь. Он присоединился к нам только на одну запеченную картошку и рюмку водки, перед тем как отправиться назад к своим лошади и саду. Яковлев прослезился, утешая и прося его не волноваться, так как Россия всегда будет там и не позволит отобрать их землю.

СЕРДЦЕ И ДУША

yeseninНазад мы поехали ночью. По возвращению в Рязань большая команда Яковлева показала мне местные достопримечательности. Мы посетили Константиновку, родину российского второго по знаменитости поэта Сергея Есенина. Пейзаж был ошеломляющим. Небо России открытое и душевное. Река Ока протекала через пейзаж, вырезая блестящую ленту, соскользнувшую с солнца. После посещения заветного Есенинского владения, мы отправились в знаменитый монастырь для холодного окунания в его священные воды.

Лечебная вода и рубиновый закат отчистили нашу систему от беларусских выходных. После бодрящего окунания мы поехали в гости к другу, чтобы испытать то, что войдет в историю как лучшая баня в моей жизни.

У русских есть замечательный способ осуществления банного этикета. Все они имеют различные банные интерпретации и ритуалы, которые, как они утверждают, являются правильной методологией. Как обычно делают любые фанатики, многие россияне, кажется, любят отвергать или изменять порядок и ритуалы, используемые другими. Я узнал правильный способ выливать ароматную воду на горячие стены, правильный способ парить веником, надлежащий тип рыбы для употребления в бане, и какое сочетание чая и варенья наиболее полезное. Как определить качество самогона и так далее. Баня – это небеса, и я впитал все это в себя.

Впечатляет, как хорошо русские знакомы с поэзией и литературой. Они могут цитировать стансы и стихи любимых поэтов и писателей. Они говорят длинные тосты, которые действительно имеют смысл. Они признательны поэзии в жизни. Их внимание к истории и культуре вызывает во мне уважение. Любовь к устной и письменной речи в них в крови. Мне сказали, что хотя Москва и считается сердцем России, Рязань – это ее душа.

Осознавая важность Толстого в нашей культуре, команда Яковлева была намерена сопроводить меня в Ясную Поляну. Хотя это всего несколько часов езды от Рязани, большинство из них там не были, или, в лучшем случае, были там давно, в юности. Путь туда лежал через Тулу, знаменитую за свои самоварами и Калашниковым. Яковлев спросил, хотел бы я посетить музей Калашникова в Туле. Конечно, я хотел, но это не осуществилось. Наша навигационная система послала нас в погоню за несбыточным по потерянным улицам. Мы не хотели рисковать опозданием в Ясную Поляну, поэтому продолжили нашу поездку. Любой из Духоборов может почувствовать иронию в том, как развернулись события в этот день.

Я был взволнован, когда мы приблизились к Ясной Поляне. Погода была очень динамичная, мчащиеся облака, пронзительное солнце, свежий и чистый ветер, который милостиво смел большие толпы туриствов к нашему прибытию. По входе в усадьбу чувство спокойствия окутывает душу. Воздух в России другой, он, кажется, несет в себе питательные элементы. Мой ум блуждал во время слишком информативной экскурсии, проведенной нашим гидом. Я заставлял свое воображение рисовать, как все это могло быть в 1880-х годах. Некоторые простые элементы восхитили меня. Армия кошек, которые, казалось, понимают их служебные обязанности. Тот факт, что Толстой бегло владел семью языками и понимал тринадцать, был наиболее озаряющим. Лично я считаю, что когда мы овладеваем новыми языками, мы открываем себя для изучение новых парадигм. Это может помочь расширить наше понимание и сострадание. Возможно, это главная причина того, что Толстой был так проницателен в своем искусстве.

При входе в его главный дом, мы должны были надеть бахилы. Мои товарищи утверждали, что это было необходимо для того, чтобы избежать канадское перекрестное загрязнение. Библиотека Толстого была впечатляющей. А я-то думал, что у меня проблема с чтением, но тут понял, что я – всего лиш новичок по перелистыванию страниц.
Спрятанная в углу на первом этаже своего дома, была комната, которая в одно время служила кухней и комнатой для приготовления еды, известная как «комната со сводчатым потолком». Что было интересно для нас, это то, что там он закончил Воскрешение, роман , который помог нам эмигрировать. Я сделал пару глубоких вдохов, отметил этот факт тихой благодарностью и несколько раз щелкнул пальцами от бедра.
В его доме было запрещено фотографировать. Однако, я всегда интерпретировал такой запрет как приглашение отключить фотовспышку и продолжить тайком. Я помню трепет, который я испытал от нарушения правил и фотографирования воскового тела Ленина в 1989-м году под пристальным взглядом советского почетного караула. Что бы несколько сторожей-бабушек сделали? Выгнали бы меня метлой?

Я чувствовал себя настолько благодарным, что мои товарищи пришли со мной. Обычно экскурсии – это не самая захватывающая деятельность, которой бы я предпочел заняться. Но здесь я был с четырьмя друзьями, которые приехали сюда, чтобы составить мне компанию и, таким образом, сделать уважительный поклон нашей совместной истории.

После окончания турне мои друзья хотели есть и пить, так что они отправились вниз к причудливому ресторану у входных ворот. Я же я отправился в противоположном направлении к могиле Толстого, чтобы отдать дань уважения. Его могила находится в миле, или около того, от основного сооружения, в естественной лесистой местности на окраине усадьбы. Кленовые листья опадали на ветру, прохладная погода содействовала производству в них глюкозы, что изменяло их цвет из зеленого в желтый, а затем в красный. Я подобрал крошечный листок с тропинки, как скромный сувенир этой самой спокойной атмосферы. Я был благодарен.

СУМАСШЕДШАЯ ПОЕЗДКА

Теперь, когда первые недели прошли и обе команды Володина и Яковлева уже успели показать мне свои Москву и Рязань, мы вспомнили о моём желании попутешествовать и посетить интересные места. В моём прицеле оказались Казань, Санкт Петербург и Севастополь. Яковлев, будучи владельцем успешного туристического агенства, действовал быстро и подготовил для нас бурную пятидневную экскурсию. Нашу сумасшедшую поездку.

Сначала мы отправились из Рязани в трёхчасовую автобусную поездку в Муром. Муром – это древний город, названный в честь средневекового былинного героя Ильи Муромца. Есть много фантастических сказок, прославляющих Илью за его непревзойдённую физическую и духовную силу, проявленную в сражениях с монголами, или, как русские называют их, татарами.

Яковлев рассказал мне народную легенду о том, что на самом деле Муромец был калекой, не мог ходить и был прикован болезнью к постели. Когда напали татары, и бои уже шли вблизи его дома, Муромец был один в своей избе и не мог спастись. Какой-то русский воин ворвался к нему и попросил напиться воды. Муромец сказал, чтобы гость сам налил себе воды, потому что он хром и не может подняться. Витязь не принял этого ответа и сказал, что Муромец должен напрячь свои силы и встать. Он заставил Илью принести ему воды. Легенда гласит, что после этого случая Муромец смог собраться с духом, найти в себе силы и волю, чтобы не только победить свою хромоту, но и стать легендарным воином, которого русские помнят до сих пор за его отчаянную и героическую борьбу против татарских захватчиков. Он продолжает служить символом упорства русского духа.

Мы сели на ночной поезд Муром-Казань. Путешествие в поезде по просторам России оставляет незабываемое впечатление. Рельсы – это бесконечная сеть артерий, по которой жизненные соки снуют между городами этой земли. Наша поездка была нелепым шквалом смеха и праздника.

Когда мы прибыли в Казань в 4 часа утра, остатки нашей весёлости рассеялись в тумане. Было ещё темно и город спал. Я был сразу же поражён светящейся красотой его белого Кремля. Высокая мечеть Кул Шариф тянулась к небесам, призывая утреннее солнце украсить её минареты. У нас не было особого плана. Несколько машин такси ждали у вокзала. Мы запрыгнули в Ладу и совершили получасовой круиз по городу в утренних сумерках. Воздух был широким, свежим и шальным.

После краткой экскурсии мы расположились в единственном ресторане, где уже зажгли огни. Мы ели фалафель, обдумывая наш план, стараясь заглушить надвигающееся похмелье бокалами светлого пива и ожидая восхода солнца. Когда солнце взошло, мы отправились в гостиницу «Максим Горький». Зайдя в номер, мы рухнули на постель, не забыв поставить будильник на 11 утра. В таком же стиле мы проведём и следующие 4 дня. Наш график быстро превратился в дикую смесь переездов, ресторанов и осмотра достопримечательностей. Он приобрёл свой собственный ритм или, мягко говоря, аритмию.

Казань – это красивый город, усеянный кучей архитектурных чудес, исторических мест, с фантастической кухней, спортивной доблестью, нефтяными богатствами и изощрённой модой. Ярко выражено культурное разнообразие. Когда мы прогуливались по потрясающему белому казанскому кремлю, я наслаждался пением муэдзина, призывающего к молитве. По моему мнению, России удалось добиться мирного и гармоничного сосуществования своих разнообразных религиозных общин.

Этот город ожил для меня благодаря моим товарищам. У них удивительная склонность к веселости, которая заражает окружающих ощущением счастья. Каждое место, где мы побывали, было снабжено весёлыми комментариями и высокопарными анекдотами. Я понял, что эта сумасшедшая поездка и выявила настоящий смысл моего Великого Отечественного Приключения, которым оказалось не что иное, как искреннее товарищество и щедрое гостеприимство моих вновь обретённых братьев.

После игрищ в центре Казани мы устремили наши взоры на запад -к Санкт Петербургу. Мы покинули Казань в предрассветные часы следующего дня. Это было морозное утро. Служащие аэропорта и таможни ещё только просыпались, когда мы ввалились туда. Казалось, что весь аэропорт танцевал прохладный сонный вальс, когда мы ворвались в него в ритме горячей румбы. Удивительно, как после этого нам удалось беспрепятственно пройти досмотр. Солнце безуспешно пыталось подарить какое-то тепло, но ледяной ветер оборвал эти попытки. Мы загрузились в современный и мощный «Антонов», где я испытал самую крутую траекторию взлёта, которая только возможна в гражданском самолёте.

Мне нравится, как русские путешествуют по воздуху. Нет дурацких обысков и глупых придирок в аэропорту. Всё быстро и эффективно: сел в самолёт – долетел – вылез. С учётом того, что экипаж самолёта был весьма слаб в английском, и не было нужды терять ничьё время, они весьма юмористично и невнятно пробормотали английскую часть инструкции по безопасности полёта, подражая звуку неисправного водопроводного крана. Это рассмешило меня и ещё одну англоговорящую женщину на борту.

СТОЙКОСТЬ В ИХ КРОВИ

Солнце гналось за нами через просторы европейской России от Казани до Санкт Петербурга. Когда мы подлетали к этому историческому городу на рассвете, он был покрыт густой пеленой низкого тумана. Можно было видеть, как солнечные отражения буквально выжигали туман из каналов и протоков. Солнце, казалось, отталкивало от себя туман какой-то магнитной силой. Мы доехали до центра города и зашли в ресторан, чтобы перекусить и набросать план атаки.

Это был день исламского праздника Курбан-Байрам. Улицы были полны толпами жизнерадостных узбеков, киргизов, туркменов, казахов, таджиков и других мусульман. Это стало интересным напоминанием о богатом многокультурном наследии, которое бывшая советская империя оставила современной России. Интересно, что исламские гуляки не забывали посетить и православные места, позируя для фотографий в таких местах, как Храм Воскресения на Крови, Зимний дворец, Казанский и Исаакиевский соборы и т. д.

Часто говорят, что Санкт Петербург – это северная Венеция. Конкурент Москвы, он может посоперничать за место в русской культуре. Это город воли и мастерства. Пётр Великий силой впечатал его в карту. Этот город создал монументалное наследие. Его героическая борьба за выживание против нацистской осады останется бессмертной частью человеческой истории. Более миллиона человек умерли от войны и голода во время блокады и целых 3,5 млн пострадали. Это вошло в историю как самая смертоносная осада.

Как-то я был на хоккее в Москве с моим канадским другом. И он мне сказал, что во время ленинградской блокады многие стояли перед чудовищной дилеммой: каким ребёнком пожертвовать, чтобы выжила вся семья? Все крысы, коты и другая уличная живность была съедена. Город превратился в сцену апокалипсиса. Положение было настолько тяжёлым, что люди съедали умерших, чтобы выжить самим. Всё это трудно себе представить, но также и не удивительно, что блокадная жизнь после двух с половиной лет без еды и помощи извне деградировала до такого хаоса. Дело в том, что если вы отказывались пожертвовать одним ребёнком, чтобы поддержать других, то ваша семья была обречена на смерть посреди этого жуткого безумия. Не станем осуждать этих людей, а просто помолчим минуту и подумаем о невообразимом ужасе, порождёном этой трагедией.

Не нужно недооценивать способность российских городов восстанавливаться со временем. Санкт Петербург благословил нас ослепительным солнцем, порывистым ветром и свежим морским воздухом, пока мы натыкались то на одну достопримечательность, то на другую. У нас просто не хватало времени, чтобы пропитаться всеми пластами окружающей нас истории. За многие годы я не раз обедал в ресторанах под именем «Распутин», но в этот день я оказался в настоящем месте, где когда-то был завсегдатаем этот знаменитый и загадочный монах, который обслуживал царицу Александру и её двор, пока царь Николай II был на фронтах 1-й мировой войны. Ресторан Распутина оказался сводчатым залом ниже уровня земли и по соседству с Зимним дворцом.

Мне было сказано, что погода в этот день была в типичном петербургском стиле шизофреничной смесью холода и жары; резких порывов ветра вдоль берегов Невы, сменяемых тихими улицами, каналами и дворами, греющимися в нежных лучах.

После нашего неистового марафона по Санкт Петербургу мы отправилсь в международный аэропорт Пулково. Я ещё раз убедился, что в любом городе водители такси – одни из самых выдающихся источников информации и знаний. Это особенно справедливо в России, где пожилые таксисты могут вспомнить случаи из советских ещё времён, а их незамысловатые и в то же время проницательные воспоминания рисуют для нас более широкую картину. Наш таксист вспомнил о том, насколько город изменился с 90-х годов. Ностальгия о советском прошлом существует, хотя на Западе люди не хотят этого признавать и смотрят на историю сквозь крашеные очки. В России никто не хочет возврата к советским временам, но многие понимают, что тогда было много хорошего, такого, что сейчас погружено в спячку, не приветствуется, а, возможно, и игнорирутся.

В полночь мы вылетели из Пулково в Крым. Меня особенно интересовала эта часть нашей сумасшедшей поездки. Обычный маршрут нашего самолёта должен был идти прямо над зоной конфликта в Донбассе, точно там, где был сбит рейс MH17. Из-за очевидно напряжённых отношений, наш самолёт полетел изменённым маршрутом через Ростов-на-Дону, чтобы держаться всё время в пределах воздушного пространства Российской Федерации.

Яковлев добавил интересный и личный штрих к истории с MH17. 17 июля, в день происшествия с малайзийским самолётом, мой друг был в воздухе на борту пассажирского рейса Афины-Москва. Будучи отставным офицером спецназа, он обладает исключительно глубокими знаниями о различных советских и натовских летательных аппаратах, их технических характеристиках и правилах полётов. Он также знает потолки и коридоры гражданских и военных маршрутов в РФ и из неё. В иллюминатор своего самолёта он заметил, как военный истребитель промчался мимо них на расстоянии всего несколько километров.

Яковлев хорошо понимал, что это весьма необычно и не может быть списано на счёт человеческой ошибки. Он признался, что был весьма удивлён и обеспокоен тем, откуда взялся этот приблудный истребитель.
Вернувшись домой в Рязань, он вышел в сеть, чтобы проверить полётные планы и радарные траектории самолётов в том районе. Он рассказал интересную вещь, что точно в том месте и в то время была действительно отображена траектория незарегистрированного летательного аппарата. Он подтвердил это и у военной разведки. Но менее, чем через сутки, эта запись была удалена из интернета.

ВОСХОД С БОЛЬШОЙ ТРОЙКОЙ

Русские часто аплодируют экипажу, когда самолет садится, но в нашем случае присутствовало и чувство драмы, когда колеса заскрипели по бетону в Симферополе. Аэропорт был тих. Было около 2:30, и как всегда, у нас подготовленная программа. Мы начали разговор с таксистом и договорились о плате за полуторачасовую поездку в Ялту. Туда, где Черчилль, Рузвельт и Сталин встречались в конце Второй Мировой для обсуждения организации послевоенной Европы. Это до сих пор влияет на сегодняшний мир.

Все мы в восхищении от того, что оказались в Крыму. Мои товарищи и я были охвачены одним чувством признательного и радостного знания, что Крым снова стал частью России, однако все мы вкусили немного горечи, когда спрашивали местных жителей, как они относятся к переменам. Мы расспрашивали людей, которых встречали на экскурсиях, в ресторанах, гостиницах и на улице. Вот краткое резюме того, что мы слышали снова и снова.

1) Люди утверждали, что не было никакой военной интервенции России.
2) Люди подтверждали, что прошел законный референдум без какого-либо запугивания.
3) Люди повторяли, что подавляющее большинство (90% и более) их знакомых голосовали за отделение от Украины и вхождение в состав России.
4) Люди ощущали вины или стыд из-за того, что увернулись от кровопролития и террора, который теперь уничтожает Донбасс.
5) Люди высказывались так, что цена некоторых вещей, вроде бензина и продовольствия, выросла, поскольку российская экономика сильнее и более дорогая.
6) Некоторые получили рост зарплат в 6 а то и десять раз.
7) Люди решительно настроены на случай волнений и непреклонны в том, что всегда будут частью России.
8) Многие выражали веру в то, что когда будет построен мост, связывающий Крым с материком, экономика улучшится, ведь сейчас количество туристов значительно упало, поскольку ранее приезжало много украинцев.
9) Люди крайне благодарны за русскую поддержку.
10) Люди не понимают правительство в Киеве. Они считают себя единым славянским народом и пребывают в шоке от уровня жестокости, обрушенного правительством хунты на собственный народ.

Мы прибыли в Ялту за несколько часов до рассвета. Идти было некуда, и мы устроились в холле Интуриста. Мы рассказывали анекдоты и несколько раз пустили по кругу ликер из черной смородины и что-то из алкоголя. Испытывая все большее нетерпение, мы вышли еще до рассвета, чтобы найти свою гостиницу. Было такое прекрасное чувство, когда мы шли по старым улицам Ялты, а солнце поднималось, чтобы разделить Черное море и берег. Запах осени в Крыму сладок и выдержан, как сбор чего-то ценного и желанного. А солнце взбиралось по низким слоям облаков, выстроившихся в естественном порядке, готовое отправиться на запад.

После краткой дремы, мы направились к Ай-Петри. К сожалению, наш рулевой гондолы считал себя комедиантом на все случаи жизни, и сразу после его второй шутки наша группа захватила гондолу, и вся она покатывалась со смеху всю остальную дорогу. Я боялся, что наши шутки были слишком тяжеловесны, и что все рухнет из-за дикого припадка смеха.

На вершине Ай-Петри находится маленькая татарская деревня, радарная база и какие-то магазины для туристов. Мы поели в татарском ресторане, прямо на краю обрыва. Там был просто потрясающий вид на Черное море. Все мы склонились перед красотой и спокойствием места. Пока мы сидели и наслаждались видом, мы разделили одно из самых моих любимых обедов за всю поездку. Еда была превосходна, а разговоры просто исключительные. Мы ели традиционные татарские шашлыки с мягким, как масло, свежим хлебом и вкуснейшим супом – солянкой. Мы обсуждали восхождение Владимира Владимировича, ситуацию на Украине и другие вопросы, вызывающие интерес. Мы произносили тосты за удачу и клялись в дружбе самым изысканным образом.

Нет ничего, что могло бы превзойти наш обед на Ай-Петри. Мой взгляд бродил по ошеломляющим видам скал из песчаника и известняка, просторам Черного моря, теряющимся за горизонтом. Я был охвачен историческими ошибками, когда воображал сцены во время Крымской войны, как можно было себя чувствовать, видя британцев, французов и турок, скапливающихся внизу. Как прекрасно побывать на таком месте, которое позволяет истории заглянуть в настоящее.

После обеда мы побродили около нескольких киосков для туристов и купили шерстяные татарские вещички для друзей и семьи. Затем взяли машину и поехали в Севастополь с остановкой в Гаспра, чтобы посетить знаменитое Ласточкино Гнездо. Нашим водителем был старик с добрыми глазами, напомнившей мне дедушку по матери. Как обычно, он оказался прекрасно осведомлен и у него было свое мнение о недавних событиях в Крыму. Он добавил, что весь шум в СМИ относительно опасений татар был не совсем точен. Он сказал, что многие татары счастливы, что их язык теперь признан, чего не было по украинским законам. И еще он утверждал, что по его мнению (и мнению татар), татарские чувства были изменчивы, и люди относятся к политике неглубоко и весьма лично ее воспринимают. Я не отстаиваю мнение нашего водителя, просто передаю то, что сказал местный житель. Он сказал, что большая часть татарского населения, которая была раздражены предыдущим историческим поворотом, эмигрировала в Турцию или другие мусульманские регионы на Кавказе, и что многие из оставшихся счастливо живут в Крыму.

Ласточкино Гнездо – приковывающий взор нео-готический замок на вершине скалы Аврора в маленьком городке Гаспра. Он был построен для прибалтийского немецкого нефтяного магната Леонида Шервуды в 1912. Он выходит на прекрасный мыс Ай-Тодор. Лев Толстой несколько лет прожил в Гаспра – в 1901-1902. Эта местность считается одной из самых символических на побережья Южного Крыма. Мы были в весьма приподнятом состоянии духа от обеда, поэтому попросили у местных подростков мороженое, сделали фотографии и наслаждались видами.

Я читал мнение, что частично американские интерес в создании нынешнего хаоса и попытки вывести Крым с орбиты России, помимо стратегического военного значения полуострова, был вызван и тем фактом, что недавнее прибрежное бурение показало экономическую эффективность добычи нефти и газа на Крымском побережье. При всем богатстве принадлежащих России ресурсов, я могу лишь надеяться, что Черное море не станет однажды истыкано нефтяными буровыми.

yalta_02Мы покинули Ласточкино Гнездо и отправились на запад по прекрасному побережью. Воздух был полон приятных сладких ароматов с дымным оттенком, как в Ялте. Снова вернулось ощущение страды и истории. Наш водитель продолжал рассказывать, что повлияло на положение дел и что, по его мнению, должно произойти. Он считал, что мост из России через Азов до Керчи стал бы панацеей и в Крым вернулся бы к более прочному экономическому и социальному положению.

Волнующим было прибытие в Севастополь. Наша группа была в воодушевлении от того, что добралась до жемчужины нашего путешествия. Была уже вторая половина дня, и мы вскоре оказались на борту, осматривая гавань. Нашей миссией было посмотреть историческую часть порта, который снова оказался главным поворотным пунктом на сцене глобальной геополитики. Как только мы покинули док, нас подхватил ветер. Несколько рыбаков забрасывали удочки, когда мы отчаливали.

Многих из крупных, более современных боевых кораблей, принадлежащих Русскому Флоту не было. Очевидно, они скорее всего патрулировали Черное море из-за увеличившегося после переворота присутствия кораблей НАТО. Поездка была интересна вне зависимости от наличия или отсутствия крупных современных кораблей. В гавани находилось всего несколько боевых кораблей. Пока гид-экскурсовод прилагали все усилия, чтобы придерживаться сценария (развернутого, как все русские руководства по экскурсиям), ребят подхватил порыв патриотизма, и они разразились пением национального гимна.

Солнце начало опускаться в море, небо вспыхнуло ярко-оранжевым, а затем малиновым. Ветер подхватил нас, и мы развернулись обратно к доку, а мимо нам прошел пассажирский катер. Я не мог не рассмеяться, глядя как мои товарищи могли и превращали любую ситуацию в повод для праздника. И снова мои мысли обратились к истории, воображая все те личности, кого видел этот город за многие годы, и как их судьбы были так или иначе связаны.

После круиза мы пошли пешком через город к нашей гостинице. Мы освежились и сели ужинать. В тот вечер на главной площади было много молодежи. Мы подошли к ним и заговорили, спрашивая, как они себя ощущают. И снова идея была все та же. Они чувствовали себя счастливчиками, что воссоединились с Россией, говорили, что референдум был совершенно законным, не было никакой аннексии, как хотели заставить нас поверить западные СМИ. И еще одно интересное наблюдение – присутствовало молчаливое или робкое чувство стыда от того, что они сами избежали трагедии, которая разворачивается на Донбассе. Почему же они были достаточно удачливы, обойдясь без такого ужасающего насилия, а их товарищам новоросам на северо-востоке так не повезло?

Становилось все позже, и мы обнаружили, что в Крыму отмечают День Учителя. Это стало поводом, которого недоставало, чтобы окрасить город красным. От диско-танцев до учебной стрельбы, затем ночью шашлыки, за которыми последовала прогулка с дружелюбными местными жителями по пляжу, и в завершение – впечатляющее караоке до самого рассвета.

Я очень признателен за свою первую поездку в Крым, такое волшебное место, полное исторических и культурных интриг. Пребывание там заставило меня почувствовать себя ближе к дому и, одновременно, в другом мире. На следующий день мы неохотно упаковали чемоданы и направились в Симферополь.

Вдоль дороги, которая прорезает скалы известняка вверх по долине от Севастополя до Симферополя можно увидеть ни с чем не сравнимые картины. Остатки старых советских верфей, огромные груды металлолома и брошенные промышленные площадки отступают перед холмистыми виноградниками, фруктовыми садами и фермами. Можно даже изредка заметить крупную таинственную военную базу, врезанную в скалы, демонстрирующую огромные навесные двери, которые скрывают некое тайное предназначение.

Никто из нас не хотел уезжать из теплого Крыма. Мы прибыли в Домодедово в Москве, и там было облачно и холодновато. Все мы были измотаны и при этом необыкновенно довольны, когда сели на автобус, идущий в Рязань. Наш Безумный этап закончился.

В Рязани нас ждали подушки и одеяла. Поскольку оставалось провести тут совсем немного времени, то следующие несколько дней мы отдыхали красивейшей сельской местности, наслаждаясь в глуши Константиновки и Аласковской. Мы рыбачили, отлично ели и устроили еще раз баню. Безграничные небеса, холодные воды и солнце стали идеальным завершением поездки в быстром темпе.

РАЗМЫШЛЕНИЯ В ПУТИ

Когда я уезжал поездом из Рязани, меня снова благословил волнующий закат. Повторилась квинтэссенция русского опыта прощания на железнодорожной платформе. Провести время с ребятами Яковлева была такой честью. Я чуствовал такую благодарность за то, как они восприняли мой визит и сплотились, чтобы помочь мне совершить большую часть моего путешествия. Я был в изнеможении, но когда сел в свое купе первого класса, я не мог отдыхать, размышляя обо всем удивительном опыте, который теперь у меня был.

Мое Великое Патриотическое Путешествие 2014 подходило к завершающему этапу. Оставалась еще неделя в Москве, и я ждал ее с нетерпением. Володин подхватил меня на Казанском вокзале, и мы сразу же отправились на вечеринку в его офис. Рекламное Агентство Атомик, в котором работают он и его друзья, было близко к заключению большого правительственного контракта по обеспечению развлекательной программы празднования грядущей 70-летней годовщины Победы 9 мая с Парадом Победы. Вечеринка уже выдыхалась, что было весьма неплохо для меня, мне нужно было выспаться.

В следующие несколько дней мы наслаждались различными социальными событиями и концертами с друзьями. Как оказалось, я попал в Москве на Фестиваль Света. Там было не протолкнутся, но мы смогли пройти посмотреть, как Большой Театр был освещен кругом видео-презентации, наглядно демонстрирующей калейдоскоп биологических процессов и исторических событий. Я был изумлен количество горожан, высыпавших на улицы ради этого события.

Москвичи меня поражают, как увлеченные и заинтересованные в том, чтобы куда-то отправится и получить удовольствие от культурных событий, которые им предлагают. Они не сторонятся больших произведений. Они празднуют с общим энтузиазмом, который мы, канадцы, могли бы испытать, скажем, если бы наша Мужская сборная по хоккею выиграла золото на Олимпиаде.

ОДЕРЖАННАЯ ПОБЕДА

Направляясь самолетом в Канаду, я чувствовал себя так, словно везу домой золото. Если бы я смог свернуть весь свой опыт в какую-то памятную форму, это был бы никак не менее, чем самый фантастический медальон в распоряжении человечества.

Я думал о том, насколько удовлетворен одновременной погоней за двумя разными неотразимыми сюжетами моего путешествия. Я проследил за украинским кризисом, сделав пересадку в Схипхоле, откуда вылетел МН17, съездил в Минск, где была подписана договоренность о прекращении огня, затем отправился в Крым, где прошел исторический референдум, вызвавший столь жестокую реакцию Киева и его западных патронов.

Я чувствовал удовлетворение, что нашел время поехать и узнать, что говорят обо всем этом русские. Моя душа напиталась вкусом великодушия, который дает правда. Я могу с уверенностью рассказать, что именно я видел и испытал, тем, кто дома и может еще цепляться за сюжеты, которыми торгуют наши ведущие СМИ.

И еще был рассказ о нашем общем наставнике и покровителе, Льве Толстом. Было просто чудесно мчаться по городам и весям, где бывал и он. От его любимого фамильного поместья Ясная Поляна – в его Москву, полную смешанных эмоций, в Казань, где он начинал изучать право и востоковедение. Затем в Гаспру, где он провел несколько лет, и, наконец, в Севастополь, где во время Крымской Войны масса первых впечатлений и достоинств облагородили личность, которой суждено было стать таким гигантом нравственности в мире.

С огромным интересом – современным и историческим – отправлялся я посетить друзей в России. Эта поездка родилась из глубокой и неразрывной связи. Меня одарили таким излиянием гостеприимства и щедрости. Они обращались со мной, как с членом семьи, и благодарность, которую я к ним испытывая, просто невозможно выразить словами.

Более того, я понял, насколько важно для моих русских товарищей знать, что есть среди нас те немногие, кто избрал для себя докопаться до правды, посмотреть сквозь обман и антагонизм, направленный против из руководителя и страны. для них э много значило то, что я потрудился приехать в Россию и почувствовать их культуру из первых рук.

Единственное, в чем я уверен – я снова приеду. Если мне повезет, возможно, я смогу возвращаться часто, чтобы суметь продолжить поиск знаний путем непосредственного культурного опыта и наблюдений.

Я клянусь возвращаться снова и снова, в Россию, с любовью…

Коля Иванович Малов

Коля Малов – учитель средней школы из Ванкувера, Канада. Он имеет дипломы университетов UVic, Capilano и UBC соответственно в изобразительном искусстве, информационных технологиях и образовании. Коля работал и учился на Филиппинах, Кубе, в Корее, Японии, Мексике, Испании и Голландии. В настоящее время он работает как независимый писатель, дизайнер и консультант.