Алесандр Дугин и “Русская Весна”

источник: http://www.dedefensa.org/article-alexandre_douguine_et_le_printemps_russe__12_07_2014.html

Мы уже обсуждали один из возможных вариантов развитий событий (на грани украинского кризиса, но спровоцированного им), которым могло бы быть радикальное ослабление влияния Путина на его правых и патриотичных националистов из-за его осторожной политики, направленной против вмешательства во внутренние дела Украины, или, возможно, даже на примирение. Даже если эта политика кажется вполне обоснованной и дает первые плоды –сближение России с Германией и Францией и всё больший и больший разрыв между этими двумя странами и США – у неё есть своё ограничение в виде угрозы внутреннего ослабления, о котором мы говорим. Карин Бешэ–Головко писала об этом в своём блоге 7 июля 2014 (франц.).

<… Российский президент находится в более чем сложном положении, не забывая о том, что медлительность его реакций провоцирует всплески недовольства внутри страны, особенно у участвующих в политической деятельности интеллигентов, таких как Дугин. Эти всплески очень опасны, так как настаивают на вводе российских войск на территорию Украины, требуют силового вмешательства России, и некоторые даже призывают Стрелкова в Москву для наведения порядка. Более сдержанный О. Царёв, со своей стороны, объясняет, что если Россия не вмешается для урегулирования ситуации на Украине, то война распространится на неё caму, так как борьба, которая идёт в настоящее время, – это борьба за Россию, и здесь нет запрещённых приёмов. >

В этом отрывке говорится про Александра Дугина, одного из тех, кто, как никто лучше, представляет и символизирует направление русского мистического национализма; философа, который вошёл в политику, чтобы продвигать идею единой Евразии и выступить против западных ценностей, которые он считает разрушающими и сатаническими. Дугин считается первостепенным интеллигентом в кругах пророческих артистов и мыслителей, которые более всего близки к православно–патриотическому движению, чей лучший пример в двадцатом веке – Александр Солженицын. Одна из статей BBC News 10 июля 2014 (англ.) даёт некоторые детали о роли Дугина, утверждая, что именно он написал текст речи Путина для церемонии аннексии/присоединения Крыма. (Дугин требовал этой аннексии/присоединения с 2008 года). Следующий телефонный разговор между BBC News и Дугиным передаёт его взгляд на политическую ситуацию в России на сегодняшний день. Дугин очень взволнован и говорит о нерешительности Путина, разделённого между националистическими и западно–либеральными направлениями. Даже если эти заявления остаются спекулятивными, они всё-таки показывают накаленную политическую атмосферу в Москве по поводу украинского кризиса.

«Разговаривая по телефону из Москвы на чётком английском языке и с чувством срочности в голосе, Дугин выражает опасение, что “Русская Весна” теряет момент: “это настоящий бардак.” “Либералы против Путина, а патриоты поддерживают его, но только если он будет продолжать свою патриотическую политику. Пока он колеблется, он теряет поддержку обеих сторон. Это опасная игра. Но, возможно, он имеет решение?” […]
»Теперь, когда украинские силы наступают на повстанцев в Донецкой и Луганской областях, Дугин, обвиняет “либералов” в нежелание президента Путина посылать войска. “Либералы”, по его мнению, это в основном бизнесмены, которые сколотили свои состояния в 1990-е годы. Если дальнейшие экономические санкции будут применены против России, они больше всех, так как они “интегрированы в мировую экономику”.
»Очевидное колебание Президента Путина”, считает Дугин, “из-за внутренней борьбы в российском правительстве, и в собственном сознание Президента Путина. “Это борьба между патриотическими, православными, консервативными силами и либеральными силами, которые тоже очень сильны”, говорит он. В сущности, он думает, что есть две конфликтующие стороны Владимира Путина. “Патриотическая сторона Путина поддерживается большинством россиян, а его либеральная тень представлена большинством политической элиты, олигархами и его премьер-министром г-ном Медведевым.

Выступление Дугина позволяет лучше осознать масштаб дискуссии, и насколько далёк украинский кризис от того, чтобы оставаться ограниченным одним лишь украинским вопросом. Эта дискуссия касается далеко не только одной геополитики. Возможно, её можно расценивать с точки зрения <геополитики> такой, какой её воспринимает Дугин – то есть мистической геополитике, или эсхатологической геополитике. Это означает, что геополитика является лишь земным представлением духовной конструкции, и прилагательное (мистическая, эсхатологическая) имеeт большую значимость нежели термин, котоый оно определяет. (Дугин разработал идею Eдиной Евразии или скорее нео–Евразии, чтобы реализовать свои концепции в качестве доктрины.)

Напомним, что идея борьбы на уровне цивилизаций, концепция противостоящих друг другу цивилизаций, лежит в основе украинского кризиса, и, конечно же, касается ситуации в самой России в связи с недавними событиями (двух последних лет), имеющими такой подтекст. (Например, 3 марта 2012 (франц.)). Недавняя хроника Александра Латса (в <Голосах России>, 1 июля 2014 (франц.)  и на этом сайте 2 июля 2014 (франц.) говорит об украинском кризисе и боях в Донбассе как раз с этой точки зрения. (Примечательно, что Бэшэ–Головченко, цитированная выше, приносит 11 июля 2014 (франц.) другую иллюстрацию сложности украинского кризиса в том смысле, о котором мы говорим здесь. А именно, через презентацию 7 июля в Ялте принятия разными украинскими организациями <Манифеста народного украинского фронта>, требования которого относятся к первому Майдану. Этот первый Майдан выражал чистый народный протест и был похищен союзом экстремистских сил, состоящим из олигархической коррупции и организованной преступности, подрывных сил Американско–Западного Блока, а так же диктата бюрократии ультра–либерализма.) Во всём этом есть разные выражения конкретного диапазона, в том числе культурное и цивилизационное противостояние между Американско–Западным Блоком в качестве привратников Системы, и России, которое сопутствует исключительности украинского кризиса и укрепляет его универсальность по отношению к общему кризису Системы.

В противном случае, чтобы показать быстроту развития событий и перемен на почве самого кризиса, следует отметить то, что кажется новым важным изменением оперативной обстановки после падения Славянска. (9 июля 2014 (франц.)). Это в первую очередь новость о мощной конфронтации, которая позволила уничтожить одно структурное подразделениe украинской армии, а также показания о других схватках и о структуральных изменениях в противостоящих Киеву силах, которые, кажется, восстановились тактически и возможно даже стратегически. Интернет сайт The Vineyard of Saker дает некоторые показания насчет этих событий 11 июля. (См., в частности текст 11 июля 2014 про структурные изменения движения сопротивления, а также текст про оперативную ситуацию в целом, опубликованный также 11 июля 2014 (II).

Из всей этой информации создается ощущение, что между ополчением Донбасса и Москвой постепенно вырисовывается соглашение насчёт неофициальной помощи, обозначенной как идущей от <русского народа>, более или менее исходящей из личных инициатив с пассивной и скромной помощью государства, и т. д.

Напоследок, общее замечание, касающееся эволюции украинского кризиса, здесь рассматривается в событиях, так же как и в интеллектуальных оценках, непосредственно связанных с театром оперативных действий. Необходимо оценить значительное расширение этого кризиса на уровне военных действий, в то же время как косвенное события в мире (доллар, ситуация в Американск–Западном Блоке, и т. п.) теперь расцениваются как чрезвычайно важные. Ситуация на Украине сама развивает фундаментальные факторы, внешние последствия и концептуальные последствия которых обещают быть важными. Это в очередной раз подчёркивает вывод об уникальности этого беспрецедентного кризиса, выраженного на всех оперативных уровнях. Даже для одной ситуации на Украине, этот кризис не может быть сведён только к <цветной революции> нового сорта или к восточно–европейской версии <арабской весны> и т. п. В этом отношении, идея “русского весны” Дугина обязательно имеет совершенно новое измерение, нежели идея “арабской весны”; понять это – это не столько сопоставить два события (примечание переводчика: например сравнить <арабскую весну> с <русской весной>), сколько показать, насколько ситуация изменилась с 2010 года. В связи с украинским кризисом, из за его универсальности, многоступенчатости и обилия затронутых тем, уже нельзя говорить о каком–то отдельном событии, которое можно было–бы сократить до шкалы одного региона, или до географической и культурной зоны, до региональной системы, до определённой религии и т. п. Это действительно фундаментальное событие на уровне всей Системы, или даже более архетип фундаментального события на уровне всей Системы, с участием Системы и Анти–Системы во всём своём многообразии, с обязательным различием в оценке по определению противников. Это ещё один шаг, ещё один этап в развитии кризиса, ведущего к краху Системы, и кризиса цивилизации, которая идёт вместе с ней.