Category Archives: Михаил Хазин

Актуально о Греции

М.Хазин

Краткое описание ситуации, сложившейся в Греции после выборов. Это русский вариант, опубликован перевод на греческий

В Греции пришло к власти новое правительство. Правительство левое, которое достаточно сложно относится к «священному праву частной собственности»,  в частности в отношении греческого суверенного долга. То есть склонное организовать в Евросоюзе (да и во всем мире) вполне приличный долговой кризис. Но, как нас учили в 2008 году, кризис – это не только проблемы, это еще и возможности. А потому, ситуацию с политикой Греции нужно разобрать более подробно, в частности, для того, чтобы понять, чьи это возможности. Для того, чтобы это сделать корректно, необходимо объяснить один принципиальный момент, без которых понять, что же происходит сегодня в ЕС, нельзя.

Создание долгов было инструментом стимулирования частного спроса в рамках политики  «рейганомики», принятой вначале в США, а потом и во всем мире с 1981 года. В частности, в США долговая нагрузка на среднее домохозяйство выросла к 2008 году в два раза (по сравнению с 1980 годом, с 60-65% от реально располагаемых доходов до, более чем, 130%).  В ЕС ситуация чуть полегче, однако там выше долговая нагрузка государств, поскольку стимулирование частного спроса шло, в основном, через государственные бюджеты. Впрочем, США сейчас сокращают отрыв.

Обслуживание этих долгов шло через рефинансирование, подкрепленное постепенным снижением стоимости кредита (учетная ставка ФРС снизилась с 1980 по 2008 год с 19% до, фактически, нуля). По состоянию на сегодня выплатить эти долги даже при нулевой ставке рефинансирования невозможно, без резкого падения жизненного уровня населения. Где-то примерно в два раза в ЕС и США. Такое падение допустить невозможно, значит эти долги так или иначе должны быть ликвидированы. Либо через списание, либо за счет высокой инфляции.

Повторю еще раз: накопленный на сегодня в мировой экономике долг невозможно вернуть, экономика просто не генерит необходимые финансовые потоки. Для примера – реальная средняя зарплата в США находится на уровне конца 50-х годов прошлого века. Все превышение – за счет роста частного долга, долга государства и снижения сбережений. Эту проблему нужно решать, иначе она решится сама – в процессе острого экономического кризиса.

Проблему эту уже начали решать. Первый экспериментом была реструктуризация банков на Кипре, в процессе которой было проверено, какая будет реакция на то, что банки не вернут денег (точнее, части денег) вкладчикам. Эксперимент завершился успешно – никто из обиженных вкладчиков выиграть суды пока не сумел. Возможно, кто-то решил свои вопросы неформальным способом, но эта информация в открытом доступе отсутствует.

Но есть еще проблема долга государств, которая, в некотором смысле куда более сложная, поскольку обиженными здесь будут не рядовые домохозяйства, которые, по большому счету, судиться с банками не очень могут, а банки и крупные финансовые институты. По этой причине соответствующие схемы должны быть тщательно отработаны, желательно, без риска. И вот здесь можно вспомнить фразу из одного старого юмористического фильма: «Наиболее опасные эксперименты на наименее ценных членах экипажа».

Обращаю внимание – когда в правительство Австрии вошел Хайдер, она подверглась в ЕС остракизму. Аналогичная ситуация сложилась, когда «в финал» президентских выборов во Франции вышел Жан-Мари Ле Пен. А ведь это классические правые, которые в 50-е годы прошлого века вообще не выбивались бы из общей традиции. А сейчас? В Греции пришли к власти не правые (хотя они и входят в коалицию), а левые, а политический истеблишмент ЕС молчит, как воды в рот набрал.

Есть еще одно интересное обстоятельство. Новые долги в мире делались не просто так, а за счет эмиссии доллара. Эмиссия эта осуществлялась под новые активы, однако после 90-е годов, когда были «переварены» активы СССР, ничего нового в мире не появлялось. Соответственно, инструменты перераспределения этой эмиссии больше не работают – это другая сторона падения доходов граждан в большинстве стран мира. И возник принципиальный вопрос: как заставить США делиться?

«Старые» элиты, которые десятилетия делили эмиссионный доход, сделать этого не могут – тут нужны новые люди, занимающие в настоящее время позиции контрэлиты. За небольшим исключением, например, Венгрии. Именно эта небольшая (пока?) страна в Восточной Европе начала откровенный шантаж, например, подчинив свой центробанк правительству. Затем это положение было отменено, и, в общем, в прессе не особо можно узнать, в обмен на что. А вот второй страной в ЕС, в которой контрэлиты пришли к власти, является Греция.

Есть у меня подозрения, что именно эта страна может стать тем самым «наименее ценным членом экипажа», на котором будет сделана попытка проверить, что будет, если начать списывать государственные долги. Венгрия тут не очень подходит – уж очень велика поддержка правительства, уж больно монолитно оно выглядит. Во всяком случае, пока навязать свою позицию Венгрии у Евросоюза не очень получается.

Повторим главный тезис еще раз: с большой вероятностью руководство ЕС хочет использовать Грецию как тот опытный образец, на котором будет отлажена операция по списыванию долга. При этом все синяки и шишки достанутся именно Греции, а весь остальной ЕС получит бесценный опыт минимизации последствий от операции, которая все равно неизбежно предстоит всем странам мира. И задача нового правительства Греции состоит в том, чтобы «продать» этот эксперимент на своей стране как можно дороже.

Я не буду здесь давать советы новому руководству Греции – кто предупрежден, тот вооружен. Да и не является политика моей специализацией, я, все-таки, экономист. Но нужно учитывать некоторые обстоятельства, которые могут оказаться принципиальными, Прежде всего – поскольку контрэлиты в ЕС будут все более и более усиливаться, опасаться жестко конфронтационных схем, на грани шантажа, не следует. Они все равно найдут свое место в мировой политике, не завтра, так послезавтра.

Во-вторых, нужно понимать, что ЕС (и мир) не волнует весь долг Греции, им нужно отработать технологии. И после того, как результат будет достигнут, к дальнейшим попыткам списания и/или реструктуризации долга отношение может быть куда более жестким. Потому – вопрос нужно сразу решать в максимальном объеме, не заниматься экспериментами в малом масштабе.

В-третьих, власти ЕС будут пытаться контролировать ситуацию, путем давления на правительства «снизу». То есть – организацией разного рода социальных протестов в те моменты, когда им будет казаться, что новое правительство Греции ведет себя «неправильно». И  к такой ситуации нужно быть готовым.

В-четвертых, времени, в общем, остается не так много. Судя по многим показателям американского фондового рынка, он достиг критических значений с точки зрения перегретости, его существенное падение практически неизбежно. А если оно начнется, то, скорее всего, времени на сложные игры уже не будет.

В заключение можно отметить, что у нового правительства Греции есть очень интересные политические возможности, которые, безусловно, необходимо использовать для улучшения экономической ситуации в стране. Однако при этом необходимо проявлять большую осторожность, для того, чтобы принести максимальную пользу и избежать возможные опасности.

Катастрофа Америки придет и в ваш дом

источник: http://svpressa.ru/economy/article/111173/

Фото: EPA/ ТАСС

Экономисты обещают супердержаве потрясения более страшные, чем в 1929 году. Но главное: к чему должны подготовиться мы?

Американцы забыли Великую депрессию, когда страну лихорадила бесконечная череда банкротств, а безработные выстраивались в многокилометровые очереди за благотворительной похлебкой. Наши воспоминания о нищете и разрухе 90-х еще свежи, но и мы привыкли к относительному благополучию. Похоже, пришло время вспомнить, но это будет нечто другое…

США перешли черту, за которой экономический крах. Для тех, кто превозносит Америку и мыслит штампами вроде «Запад – Бог», это звучит как глупость и ересь. Для тех, кто ненавидит Америку, это лишь повод сказать что-то вроде: «Ага, пусть и им, наконец-то, достанется страданий, как у нас». Мы предлагаем посмотреть на ситуацию иначе: Россия, Украина, Китай, Европа – весь мир давно зависит от судьбы американской экономики, и нужно трезво смотреть на перспективы финансового краха США – через вопрос, как это коснется нас.

За время правления президента США Барака Обамы госдолг страны увеличился на 70%, перевалив фантастические $18 трлн. Когда темнокожий, для многих загадочный чиновник «взошел на престол» США в 2009 году, госдолг сверхдержавы составлял $10,6 трлн. Экономисты подчеркивали уже тогда: такую сумму невозможно безболезненно вернуть, даже за столетие, даже теоретически. Забавно, что одной из претензий Обамы к Джорджу Бушу-мл. было то, что при нем госдолг США увеличился на $4 трлн. Позже сенатор Джон Бейнер заявит, что нынешнее поколение американцев, по сути, живет за счет будущих поколений, они сегодня «гуляют», обкрадывая собственных детей и внуков.

Может, вам это покажется странным, но основная проблема – вовсе не огромные траты на всевозможные войны, которые США ведут в разных частях мира. Львиная доля расходов американского государства – социальные программы. Страна тратит деньги, чтобы «подкармливать» население во избежание социальных потрясений. Как это происходит? Правительство как бы берет в долг у своего Центробанка (ФРС США), взамен печатая облигации, а тот «печатает» под них деньги. Дальше облигации частично попадают на фондовый рынок, где их выкупают инвесторы – в т.ч. и государства. Например, ЦБ РФ вкладывает свои резервы в американские бумаги…

По прогнозам, в ближайшее десятилетие траты Америки только лишь на погашение процентов по долгам вырастут более чем в три раза — с $230 млрд до $800 млрд. И это – важный момент – не погашение долгов, а лишь проценты, да и то по нынешним беспрецедентно низким ставкам.

При этом никто не может повлиять на Америку – ведь их экономические «фокусы» это, вроде, их внутреннее дело. Правда, США принуждают остальной мир играть по их правилам – что проявляется и в политике. (См. «Америка ввергла в 70-е и Россию, и себя») Но политическая мощь всегда зависит от экономики.

Не будем фантазировать о том, что случится, если многочисленные держатели гособлигаций США начнут от них избавляться. Достаточно разобраться с вопросом о ставках, т.е. о доступности и «дешевизне» денег для Америки. Американцы часто сравнивают будущее страны с нынешним состоянием города Детройта, бывшего центра автопрома США, который в 2013 году объявлен банкротом, где сейчас 4 из 10 фонарей на улицах не работают, около 80 тыс. зданий заброшены, город завален мусором, полиция и «скорая» не приезжают по часу, дикий уровень преступности и все это – на фоне самого высокого в стране налога на недвижимость, мол, деньги-то с жителей на жизнь города собирать нужно…

Известный российский экономист, Президент компании экспертного консультирования «Неокон», действительный государственный советник Михаил Хазин в интервью «Свободной Прессе» разъяснил суть дела и дал понять: финансовые фокусы Вашингтона отразятся на каждом из нас. Причем все выглядит мрачнее, чем об этом говорят с высоких трибун.

«СП»: – Михаил Леонидович, многие эксперты, включая американских, говорят, что с такими показателями, особенно по государственному долгу, другая страна давно должна бы погрузиться в жесточайший кризис, но законы экономики Америку словно не касаются. С другой стороны, давно идут разговоры о том, что Америка, ее экономика разваливается, но эти разговоры идут давно, а, как говорится, «пациент жив и на лице румянец». Что же происходит в США?

- Никто не сказал, что они должны были уже развалиться. Более того, никто не сказал, что они вообще должны были развалиться. Дело в том, что у каждого кризиса имеется свой внутренний механизм. И он, соответственно, развивается со своими особенностями и со своей скоростью.

«СП»: – В чем специфика кризиса США?

- У них дикий разрыв между доходами и расходами домохозяйств. Люди тратят сильно больше, чем получают.

«СП»: – Получается, они живут взаймы?

- Да, но до тех пор, пока у них был механизм, который обеспечивает гражданам возможности делать дополнительные расходы, не имея дополнительных доходов, проблем никаких не было. Сам по себе долг не играет никакой роли, важно другое – можно ли его обслуживать. У страны, которая печатает мировую резервную валюту – у нее нет проблемы с обслуживанием долга.

«СП»: – Можно напечатать и себе, и гражданам, грубо говоря?

- Конечно. Их проблема в другом. В том, чтобы обеспечить более-менее человеческую работу. Дать людям возможность заработать – чтобы они могли зарабатывать то, что они тратят. Но если люди постоянно тратят больше, чем зарабатывают, то в этом случае экономическая система рушится.

«СП»: – Так вы и говорите, что они зарабатывают меньше, чем тратят, и эту разницу покрывают кредитами, разве нет?

- Вот проблема как раз в том, что в 2008 году стала рушиться система, которая обеспечивала получение гражданами дополнительных доходов. А в 2014 году она рухнула окончательно.

«СП»: – О какой системе вы говорите?

- Посмотрите. Когда вы даете гражданам денег, точнее, возможность, чтобы они деньги в кредит брали. Это можно было делать до тех пор, пока можно было рефинансировать долг за счет новых, более дешевых кредитов. И вот когда стало ясно, что нормально рефинансировать уже не получается, то на этом все рухнуло. Какое-то время ситуацию поддерживал бюджет государственный, но стало понятно, что и это больше не работает. Ну и соответственно эмиссия и закончилась, вот и началось все…

«СП»: – Объясните, пожалуйста, более приземленно. Что значит «бюджет поддерживал» – они создавали бюджетные рабочие места или что-то еще?

- Механизмы поддержания спроса – разные. Это создание рабочих мест, это бюджетные инвестиционные программы. У них много таких вариантов. Это бюджетные кредиты, типа образовательных. Но все это вместе – создает избыточный спрос. Суть сводится к этому: грубо говоря, государство печатает деньги и через банковскую систему раздает их гражданам, как в виде кредитов, так и в виде различных заработков, когда люди имеют возможность получить дополнительные деньги и потратить их. Вот в рамках этого избыточного спроса существовала американская экономика. Теперь этой возможности у них нет.

«СП»: – Какова сейчас роль госдолга и долга домохозяйств?

- Они стимулируют спрос за счет роста долга. Продолжают. Но раньше долг рефинансировался, а теперь его больше рефинансировать невозможно. И долг накоплен огромный. Долг граждан – 120% от их годового дохода. Механизм рефинансирования действовал потому, что из года в год снижалась ставка процента в США. Грубо говоря, у вас был долг 100 тысяч под 4%, а вы перекредитовались под 3%, и еще взяли. А потом ставка еще снизилась, и вы уже рефинансируете кредит, взяв 180 тысяч под 2%. Вы эти деньги тратите, ваш долг растет, и ваши платежи по процентам только падают. Сейчас ставка опустилась фактически до нуля, и дальше уже эта система не работает, потому что ну не раздавать же деньги по ставке ниже нуля.

«СП»: – Я встречал много мнений о том, что, мол, «почти бесплатные» кредиты развращают в буквальном смысле, люди и компании начинают тратить необдуманно, не заботясь о перспективе возврата, потому что ведь можно еще денег взять под 0%. Это инфляцию разгоняет, правда, она «вылезает» не столько на ценниках в магазинах, сколько в виде раздутых котировок на акции и цен на недвижимость. Но именно из-за этого все чаще говорят, что по всем законам экономики и логики пришло время потихоньку поднимать ставку.

- В том-то и дело, что они не могут этого сделать! Они не могут поднимать ставку! Это невозможно.

«СП»: – Почему?

- Ну сами посмотрите. Долг граждан – 120% от их годового дохода, и он обслуживается по нынешней ставке, которая – ноль. Ну, реальная ставка там, конечно, где-то в районе 3-4%. (Дело в том, что Центральный банк «раздает» деньги взаймы «почти под 0%» – коммерческим банкам, а те добавляют свою «наценку» на кредиты частным лицам. – прим. «СП»). И вот если вы сейчас возьмете и поднимите учетную ставку хотя бы на 3 процентных пункта, то – что это означает для граждан?

«СП»: – Процентные платежи по кредитам взлетят раза в два. Кроме того, нельзя будет перекредитоваться по «халявной» ставке.

- Об этом и речь. Граждане будут платить в 2 раза больше. У них нет таких денег, это невозможно. Им столько лет давали деньги под низкий процент, и еще снижали ставку, у них нет резерва. Кроме того – обратите внимание – мы говорим о долгах домохозяйств, т.е. граждан. А долги властей, федерального правительства, тоже зависят от этой ставки. Америка платит огромные деньги за средства, взятые взаймы через гособлигации, и это под очень низкий, почти нулевой процент. Какие их бюджет ждут потрясения, если эти платежи по процентам увеличатся вдвое, втрое?

«СП»: – Все это довольно экзотично звучит для нас, в России, нам неведомы такие проценты, как 2-3.

- А для них это привычное дело. Экономика привыкла к доступным, дешевым деньгам, которые они сами себе печатают.

«СП»: – Итак, если я вас верно понимаю, снижать ставку дальше некуда, поднимать – значит ввергнуть экономику в долговые кризисы и банкротства граждан и компаний, и резкий рост расходов бюджета. Каков выход?

- Единственный выход – это снижать расходы. Граждане США должны снижать расходы. Причем зарабатывать должны намного больше, а тратить – намного меньше. Намного.

«СП»: – Для многих соотечественников это прозвучит как бальзам на душу – американцы вдруг начнут меньше тратить, скромнее жить…

- Вы можете смеяться, но в этой ситуации не до смеха. Если граждане снижают расходы, значит они перестают тратить деньги на товары и услуги в США. Это равносильно падению ВВП США… Основной вопрос – где точка равновесия между доходами и расходами домохозяйств, вот и все. Она находится, по нашим расчетам, ниже нынешнего объема расходов где-то на 7,5 трлн долларов. Это соответствует падению ВВП США чуть больше, чем на 50%.

«СП»: – Это значит сжатие экономики США вдвое. При том, что США – главный нетто-импортер, ключевой источник спроса в мире. Это звучит зловеще. Мы ведь с ними связаны, спрос на российские товары сильно «завязан» на конечный спрос – американский. Чем это обернется для нас?

- Для остального мира это означает аналогичный спад, но только масштаб будет чуть-чуть меньше. Ну, грубо говоря, в США будет 55-60% спад, в Европе около 50%, а в целом по миру где-то 35%.

«СП»: – Я слышал, что во время Второй мировой войны в нашей стране, тогда СССР, спад ВВП был процентов на 30. Это с учетом всех потрясений, уничтожения производственных мощностей и т.д. А цифра, которую вы озвучиваете для Америки – 50% – это нечто очень похожее на какую-то катастрофу.

- Так это и есть катастрофа! Ну, есть некоторая разница. У нас во время Великой отечественной был спад 35%. У Соединенных Штатов тоже был подобный спад в 30-е годы – во время Великой Депрессии. Но тогда структура экономики не менялась. В этот раз структура экономики будет меняться. Принципиально меняться. Скажем, относительная доля промышленности будет сильно расти, относительная доля финансового сектора – сильно падать.

«СП»: – Похоже, доля промышленности будет расти за счет того, что доля финансового сектора сожмется на порядки, да?

- Картина будет следующая. Люди, которые работают в промышленности – для них это будет кризис такого масштаба, как у нас в 90-е годы. А в финансовом секторе, там, грубо говоря, из 10 человек, у которых средняя зарплата сильно выше, чем в среднем по стране, из 10 человек останется работать в системе один, при этом его зарплата резко уменьшится.

«СП»: – Ну вот, а вы в начале интервью говорили, что они не развалятся. А так выходит, что и они развалятся, и весь мир, и мы вместе с ними. Только сила удара у нас будет чуть менее шокирующей, чем у них.

- Нас ждут очень интересные времена. Правда, на государственных уровнях эта тема запрещена к обсуждению, табуирована. Все как будто делают вид, что если не замечать надвигающуюся катастрофу, то она и не наступит. Правда, неофициально об этом говорят все больше. Будут большие трудности, и конкретные события предсказать невозможно, но сценарий виден уже сейчас.

США перешли черту, за которой экономический крах. Для тех, кто превозносит Америку и мыслит штампами вроде «Запад – Бог», это звучит как глупость и ересь. Для тех, кто ненавидит Америку, это лишь повод сказать что-то вроде: «Ага, пусть и им, наконец-то, достанется страданий, как у нас». Мы предлагаем посмотреть на ситуацию иначе: Россия, Украина, Китай, Европа – весь мир давно зависит от судьбы американской экономики, и нужно трезво смотреть на перспективы финансового краха США – через вопрос, как это коснется нас.

Известный российский экономист Михаил Хазин дал интервью читателям сайта Балобана

Дорогие друзья,

Сегодня мы публикуем очень интересное и необычное по формату интервью с Михаилом Хазиным. Михаил любезно согласился ответить на вопросы читателей англоязычного сайта Балобана, частью которого является наш русскоязычный сайт. Честно признаться, когда мы задумывали этот проект (по многочисленным просьбам нашей интернациональной читательской аудитории), мы не ожидали такого ошеломительного успеха. На наш запрос о помощи по переводу, редактированию и форматированию будущего интервью, мы получили огромное количество откликов добровольцев со всего мира. Мы также получили более 500 вопросов от читателей к Михаилу Хазину. Нам потребовалось две недели только на то, чтобы отсортировать, скомпоновать и классифицировать эти вопросы, прежде, чем заняться переводом. В проекте были заняты 11 человек из разных стран и континентов.

Это показывает, какой огромный и живой интерес вызывает сегодня Россия во всем мире. Все больше и больше людей начинают понимать происходящие в мире события и обращать свой взор на Восток. Именно Россия сегодня видится многим, как возрождение истинных гуманитарных человеческих ценностей, справедливого мирового законопорядка, новой экономической модели и здоровых политических целей и задач. Мы, граждане, живущие за рубежом, надеемся на сильную и справедливую Россию и желаем ей выстоять в этой схватке за право жить и строить свою независимую экономику и политику. Мы также понимаем, что у вас, россиян, очень много своих внутренних проблем, которые вам необходимо преодолеть, не говоря о серьезном международном давлении, провокациях и прямых угроз со стороны агрессивного разваливающегося миропорядка. Мы желаем вам сил и терпения, а, главное, единения и взаимоподдержки!

Михаил Хазин в интервью дал ответы на многие вопросы, которые сегодня интересуют людей о России, а, значит, и о будущем планеты. Уже мало у кого из думающих людей остаются какие-либо сомнения в том, что сегодня Россией в союзе с Китаем пишется новая глава в мировой истории. И многим из нас в этом видится, возможно, последний шанс на построение справедливой международной экономической и политической системы.

С уважением,
Редaкция Русского Балобана

Пользуясь случаем, мы обращаемся к русскоязычным читателям в России и за рубежом с призывом о помощи этому сайту. Нам нужны переводчики с английского на русский и редакторы. Мы готовы сотрудничать, и с радостью поделимся нашими ресурсами. Пожалуйста, помогите нам, небольшой группе русской диаспоры, помочь нашей Родине, любовь и верность которой мы будем всегда хранить в наших умах и сердцах. Если у вас есть хотя бы маленькая возможность, напишите нам на editor@vineyardsaker.ru.

=================================================================

Читайте также на http://worldcrisis.ru/crisis/1719393

Центральный Банк, Банковское дело

Вопрос

Относительно Центрального Банка Российской Федерации. Кто владеет им, кто управляет, и кто получает от него прибыль? Играют ли в нем роль иностранные интересы, и влияют ли они на способность банка вливать ликвидность в российскую экономику? Может ли российское правительство давать инструкции Центральному Банку РФ по его стратегическим решениям? Может ли он создать альтернативную западным финансовым институтам, таких как SWIFT, Visa и т.д., систему, основанную на рубле?

Какoва в настоящее время в России структура обеспечения национальной денежной массы, и почему Центральный Банк России по-прежнему в зависимости от накопления в долларах США? Изменится ли эта политика в будущем, и как это скажется на финансировании российской экономики за счет внутренних источников, таких как Сбербанк, вместо того, чтобы полагаться на иностранные инвестиции?

T1, Princeton NJ
Malcolm Donald
James, Canada
Vic, Northern Ireland
Roxz, Sweden
Colin McKay, Australia

Ответ

Есть закон о Центробанке, который говорит о том, что ЦБ – это независимый от правительства институт. Теоретически, ЦБ имеет право на самостоятельное определение кредитно-денежной и эмиссионной политики, однако есть два ограничения. Первое – это политика МВФ, поскольку Российская Федерация подписала соглашения с этой организацией и ЦБ рассматривает себя как главный инструмент реализации этих соглашений. Разумеется, тут дело, во многом, определяется персоналиями – пока главой Центробанка был действительно выдающийся банкир и государственный деятель Геращенко, политика ЦБ была относительно независимой от внешних источников, при Игнатьеве и Набиуллиной ситуация изменилась, последние руководители стараются с МВФ не спорить.

Второй ограничитель – Национальный Банковский совет, куда входят по несколько представителей от Президента, правительства и парламента. Здесь ключевую роль до недавнего времени играл многолетний министр финансов России Алексей Кудрин, который не только личный друг президента Путина, но и наиболее близкий к МВФ российский эксперт.

Сегодня ситуация стала постепенно меняться, уже понятно, что старая политика ЦБ (отражающая видение МВФ, причем в наиболее ортодоксальной форме) уже не дает эффект и в стране нарастает критика политики ЦБ и правительства. Однако пока руководство ЦБ отбивается от критики общественности и менять свою политику не собирается. В то же время, правительство продолжает давить на ЦБ с точки зрения достижения конкретных для себя результатов. В частности, девальвация рубля последних двух месяцев во многом, связана с тем, что правительство уж слишком активно обещало экономический рост, которого явно нет. И была сделана попытка его стимулировать, причем ЦБ согласился здесь пойти против своего основного мандата, который требует обеспечивать стабильность национальной валюты.

Отдельно нужно сказать об инвестициях. ЦБ времен Геращенко активно наращивал внутренний капитал (с конца 1998 года до 2003 года денежный агрегат М2 вырос, примерно, в 10 раз относительно ВВП, с 4 до 40%, а в абсолютном выражении – примерно в 15 раз). После ухода Геращенко ЦБ стал зорко следить, чтобы рубль не стал самостоятельным инвестиционным инструментом (в соответствии с принципами Бреттон-Вудской системы, в которой единственным инвестиционным источником должен быть доллар). Сегодня уже понятно, что иностранных инвестиций в Россию в необходимых масштабах не будет и необходимо стимулировать рублевый инвестиционный процесс. Однако действующее руководство ЦБ категорически отказывается принимать какие-либо действия в этом направлении. По этой причине есть основания считать, что в среднесрочной перспективе руководство ЦБ поменяется.

 

Золото, Золото как Валюта

Вопрос

Авторитетные западные экономисты отмечают, что в течение многих лет короткие продажи золота путем манипуляций бумажных контрактов были использованы, чтобы поддерживать доллар США и валют их западных союзников против угрозы их девальвации относительно золота. Могутт ли Россия и Китай положить конец Западной афере коротких продаж золота?

Не явилось бы это эффективным способом для России в принятии ответных мер против Западно-Саудовской экономической войны, направленной на снижение рубля и цен на нефть?

В частности, есть ли серьезная вероятность того, что Россия и Китай могли бы координировать получение поставок большого количества физического золота в недавно открывшейся Шанхайской Бирже Золота в целях создания арбитража между создаваемой поддельными голыми шортами бумажной ценой на золото на лондонском рынке COMEX и в Шанхае, что в результате положит конец COMEX как серьезному механизму для установления цен на золото, которым центральные банки могут манипулировать? (Другими словами, нарушая квази-монополию Запада на ‘ценообразование’ на рынке драгоценных металлов, ведущими мировыми производителями которых являются Россия и Китай).

В течение многих лет золото-аналитики, такие как д-р Джим Вилли и King World News, предполагали, что Россия и Китай были готовы терпеть манипуляцию золота Западом, потому что это создавало фантастическую возможность для России и Китая покупать стратегические металлы с огромной скидкой. Но при цене COMEX ниже российских, и, возможно, китайских, издержек производства, в какой момент Москва и Пекин начнут защищать свои долгосрочные интересы по золотодобыче (н-р, шахтеров Магадана на русском Дальнем Востоке) и свои корпорации от хищнических подрезаний?

Видит ли московская экономическая элита цену на золото, как англо-американское слабое место, чтобы нанести ответный удар Западу, который пытается ослабить рубль и сбить цену на нефть?

Каковы шансы, что нации БРИКС будут использовать свободную от долгов или подкрепленную золотом денежную систему?

Заменит ли золото доллар США в качестве мирового резервного актива и единицы расчетов в международной торговле?

James, USA
Corto, Netherlands
Mcbuffalo, Arizona
NotRelevant, The Netherlands
James Bond, Australia
bob kay

Ответ

То, что роль золота в мире будет расти и, скорее всего, оно вернется на позиции единой меры стоимости, многим экономистам было понятно уже давно. В частности, мы писали об этом в нашей книжке 2004 года «Закат империи доллара и конец «Pax Americana», посвященной нынешнему кризису, там есть целая глава, посвященная манипуляциям с золотом и его роли. Однако экономические руководители России, близкие в МВФ, эту позицию игнорировали, она стала меняться только последние пару лет. Китай очень серьезно относился к золоту практически все последнее десятилетие и активно готовится к потенциальному переходу на «золотой стандарт», хотя бы в экономических отношениях между  т.н. «валютными зонами», на которые, по нашему мнению, развалится пока единая мировая долларовая система.

А вот остановить эти манипуляции Россия и Китай не могут, поскольку цены на «бумажное» золот определяются на спекулятивных долларовых рынках и обеспечить «плечо», сравнимое с крупными американскими банками, имеющими доступ к неограниченному эмиссионному ресурсу, они не могут. Единственное, что они могут сделать – это увеличивать разрыв между ценами на «бумажное» и «физическое» золото, постоянно выкупая последнее на мировых рынках. Разумеется, это увеличивает нестабильность на мировых рынках золота и создает потенциальные убытки основным «золотым дилерам», работающим с ФРС по лизинговым программам, однако пока степень диспропорций на нем не достигла критических значений. Мне кажется, что резкий рост цен на золото начнется после того, как обрушится очередной «пузырь» на фондовом рынке США.

Что касается потенциальных цен на золото, то мне кажется, о чем я писал еще в начале 2000-х годов, что она определяется «вилкой», нижняя граница которой – цена на золото в 1980 году, когда был его локальный пик после отмены привязки доллара к золоту (дефолта США) в августе 1971 года, а верхняя – покупательная способность доллара в начале ХХ века, когда золото было непосредственными деньгами. Сегодня эта вилка (в нынешних долларах) видится где-то на уровне 4500 долларов – 15 000 долларов за тройскую унцию.

 

Индустрия

Вопрос

Американская промышленность в настоящее время главным образом ориентирована на производство оружия. Видите ли Вы опасность в том, что российская индустриализация может взять такой же опрометчивый курс?

Будет интересно увидеть, сможет ли Россия решить современную загадку Сфинкса: как перенаправить экономический излишек обратно в экономику, в то время как олигархи делают всё возможное для того, чтобы это предотвратить. Какие защитные меры в России могут быть приняты против расширения власти корпоративных элит, особенно ориентированных на развитие военного комплекса, как они этого добились в США?

Кто входит в те группы, которые участвуют в дискуссиях о содействии индустриальному и культурному развитию России: Российская Академия Наук, Клуб «Валдай», научные центры, и т.д.? Какие главные параметры принимаются во внимание при рассмотрении заявок? Разрешается ли иностранцам подавать заявки и вносить предложения?

Экономика Канады и новая экономика России имеют важные схожие черты, такие как возрастающая зависимость от добычи ресурсов. Обе страны быстро становятся нефте-странами. Мой вопрос о де-индустриализации в России. Можно ли сказать, что индустриальное развитие сейчас ориентировано на обслуживание отрасли добычи? Является ли это также тенденцией на будущее или нет?

После варварского разрушения Новороссии силами АТО необходимо будет инвестировать сотни миллионов, а может быть и миллиардов, для развития региона. Когда произойдёт отделение, то Новороссии, помимо денег, необходимых для инфраструктуры, придётся выплачивать часть национального долга. Откуда возьмутся деньги? Какую роль, Вы считаете, следует взять на себя России в финансировании восстановления региона?

juliania New Mexico, USA
12 chair fan
from Patagonia
Da Ric Edmonton, Alberta, Canada
rrell Rankin Canada Winnipeg, Manitoba

Ответ

Ситуация с промышленностью в США последние пару лет стала несколько улучшаться. Причина тут и в изменении цен на энергоносители в США (и тут нужно сказать добрые слова в адрес администрации Обамы), и в росте себестоимости производства в Китае. Однако главный фактор долгосрочного роста, частный спрос, демонстрирует спад и это говорит о том, что рост в США не имеет даже среднесрочных перспектив. Падение частного спроса – главный фактор экономического кризиса, который продолжает с 2008 года и что-то сделать тут не получится, поскольку главный механизм его стимулирования, рефинансирование частного долга на фоне снижения стоимости кредита больше не работает. Напоминаю, что учетная ставка ФРС США, которая была равна 19% на момент начала политики «рейганомики», главным инструментом которой как раз стало все ускоряющееся кредитование домохозяйств, снизилась, практически, до нуля, к декабрю 2008 года. И поднимать ее невозможно, поскольку это обрушит всю пирамиду долга во всем мире.

Сегодня домохозяйства США потребляют в год, примерно, на 3 триллиона долларов больше, чем зарабатывают, в Евросоюзе ситуация не намного лучше. Это означает, что совокупный спрос в мире будет сильно сокращаться, то есть содержать торговую и финансовую инфраструктуру единой мировой системы разделения труда станет не рентабельно. Мир, скорее всего, вернется к региональным системам разделения труда. Каждая из которых должна будет обеспечить внутреннее производство основных товаров народного потребления и инвестиционных товаров. Но территория их самоокупаемости будет региональная – межзональные торговые барьеры будут достаточно высокими, в этом смысле у ВТО перспектив нет.

Инвестиционным источником создания (или восстановления) соответствующей промышленности будет эмиссия региональных валют (из-за чего мы и назвали в нашей книжке 2004 года эти региональные системы разделения труда «валютными зонами»). И в этом смысле Канада сильно отличается от России. Россия, скорее всего, будет одним из лидеров «евразийской» валютной зоны и будет активно участвовать в разработке стратегии разделения труда и эмиссии в этой зоне. А Канада будет входить составной частью в долларовую зону и стратегию ей будут предписывать в Вашингтоне. Так что если это наше описание стратегии развития в ближайшей перспективе верно, то Россия, как и США, свое промышленное производство восстановят (хотя в США, в связи со значительным падением спроса и потерей многих внешних рынков, оно сильно упростится), а вот Канада так и останется «сырьевым придатком».

Вообще, конфигурация «валютных зон» после резкого сокращения мирового совокупного спроса, крайне интересный вопрос. В частности, я не верил в успех референдума об отделении Шотландии от Британии, но если элита Британии решит войти в долларовую валютную зону, то Шотландия отделится почти наверняка – поскольку ее явно притягивает континентальная Европа. А в Канаде может возродиться интрига с отделением Квебека и его вхождением в обновленный Евросоюз. Но еще раз повторю – все эти разговоры станут актуальными только после сильного падения совокупного спроса.

И мне кажется, что Новороссия (да и Украина, как и многие другие страны Восточной Европы, после изменения конфигурации Евросоюза), будут восстанавливаться за счет рублевого эмиссионного ресурса. При этом рубль может как остаться национальной валютой России, так и стать, быть может, под несколько иным названием, валютой Евразийского экономического союза. В который, теоретически, могут войти (из крупных стран) Турция, Япония и объединенная Корея. Для последних двух стран, которые жестко ориентированы на внешние рынки, просто не будет других регионов экономического сотрудничества, после того, как США будут возвращаться к политике изоляционизма, без которой они не смогут восстановить собственную экономику.

Что касается российских экспертных институтов, то они делятся на три большие группы. Первая – это осколки еще советской системы Академи наук. Частично они утратили свое качество, но до последнего времени сохраняли относительную независимость. Именно эта независимость, особенно, в экономической сфере, вызвала сильный гнев либеральной группы, которая попыталась полностью уничтожить Академию наук как самостоятельный общественный и экспертный институт. С отдельными институтами этой системы можно вполне успешно работать, в частности, несколько ее представителей входили в число российских участников на недавно проходившей XVIII Дартмутской российско-американской конференции в г.Дейтоне.

Вторая – это созданная либо на прямые, либо на опосредованные западные гранты институты (наиболее известны в экономической сфере – Высшая школа экономики или Российская экономическая школа). Представляют интересы грантодателей, их авторитет сильно падает в последнее время.

Третья группа – это люди, которые пытаются заниматься реальными проблемами на те деньги, которые они могут найти, минуя государство.  Я, в частности, к таким отношусь. Это независимые (от международного крупняка) консалтинговые компании, исследовательские институты, созданные реальными производителями и так далее. Они сделали в последние годы достаточно много (мы, например, еще в начале 2000-х создали теорию, которая описывает нынешний кризис), но их «вес» в рамках государство достаточно ограничен. Вот эти институты или даже отдельные люди могут быть очень интересны с точки зрения взаимодействия с ними, даже, быть может, чисто информационного, без денег. И их влияние в России будет сильно расти.

 

Рубль, Валюта

Вопрос

В отличие от доллара, как российский рубль поддерживается российской экономикой? Какова его гибкость в совместной работе с корзиной других валют в формировании следующего всемирного торгового механизма вне доллара США?

Были разговоры о предоставлении Российскому государству права на осуществление денежной эмиссии для финансирования развития общественной инфраструктуры и выдачу ссуд под низкий процент для бизнесов в производственных отраслях. Какова вероятность того, что это произойдет в ближайшем будущем?

Почему Россия не пересмотрит контракты со странами, которые обьявили санкции против России, и не потребует, чтобы все последующие транзакции за российские газ и нефть проводить в золоте и/или рублях?

Christian Witting Mandal, Norway
Blue Northern Illinois, US
Catrafuse, Timisoara Romania
zerone Germany
André Montreal Canada
Ricardo Valdivia Chile
JH Québec
Julian, Melbourne

Ответ

Как я уже писал, сегодняшнее экономическое руководство России, в правительстве и Центробанке, рассматривают рубль исключительно в рамках Бреттон-Вудской системы, как вторичную по отношению к доллару денежную единицу. Соответственно, они держат экономику России открытой для мировой финансовой системы, жестко ограничивают инвестиционные возможности рубля (через завышение стоимости долларовых кредитов) и делают ставку на иностранные инвестиции.

В этой ситуации стабильность рубля определяется чисто спекулятивными факторами мировых рынков: ценой на нефть, оттоком капитала, объемом иностранных инвестиций, внешней капитализацией крупных российских экспортеров. Но если сделать внутреннюю рублевую инвестиционную систему, создать институты развития, обеспечивающие дешевый рублевый кредит для реального сектора экономики, изменить налоговую систему с чисто сырьевой (с высоким налогом на добавленную стоимость) на промышленную, начать стимулировать малый и средний бизнес, занимающийся инновациями и производством – ситуация начнет меняться.

До тех пор, пока рубль рассматривается как вторичная к доллару валюта, все упомянутые предложения представляются крайне спорными. Если основная задача любого бизнеса в России – увеличить долларовую капитализацию, получить крупный долларовый кредит, разместить акции на Нью-Йоркской или Лондонской биржах или продать что-то на экспорт, то идея перейти к продажам нефти за рубли не будет встречена с энтузиазмом. Необходимо, вначале, создать рублевую финансовую инфраструктуру, затем – создать бизнес, ориентированный на эту инфраструктуру, а лишь затем начать жесткую политику по ее обособлению от системы долларовой. И это в любом случае потребует серьезного изменения кадрового состава российской политической элиты.

 

Нефть

Вопрос

Нанесет ли сегодняшняя ценовая война на рынке нефти серьезный ущерб российской экономике, или российская экономика достаточно диверсифицирована, чтобы “переждать шторм”? Достаточно ли эффективно падение цен на нефть и ослабление рубля компенсируют друг друга? В состоянии ли Россия и/или готова принять ответные меры, и какими они могут быть? Зависит ли Российская нефтяная отрасль от западных технологий?

Michael Schaefer Schwerin, Germany
teranam13 from N. California
Ric Edmonton, Alberta, Canada
Dick Lenning Canada
jc Southern California

Ответ

Тема нефти вообще очень сложная. Тут есть колоссальное количество факторов, от краткосрочных (увеличение предложения нефти со стороны Ливии, снятие части санкций с Ирана, например) и среднесрочных (ввод в действие новых, но более дорогих месторождений, сланцевая «революция» и т.д.) до долгосрочных (изменения структуры экономики и технологий работы с энергией). Более или менее единой точки зрения на эту проблему не существует, а значит, говорить о долгосрочных тенденциях не приходится – они, конечно, существуют, только их никто точно не знает. А краткосрочные тенденции, в том числе, недавнее понижение цен, будет стоить «организаторам» (слово взято в кавычки, поскольку не очень очевидно, что это чисто рукотворное действие) достаточно дорого, если оно пойдет против среднесрочных и долгосрочных тенденций.

Если исходить из нашего макроэкономического прогноза (он много раз уточнялся последние 10 лет, но в базовых основаниях был сделан еще в начале 2000 годов и по этой причине мы ему, в общем, доверяем), то главным макроэкономическиим трендом ближайшего десятилетия станет распад мира на валютные зоны, а в каждой их них ценообразование будет индивидуальным (как это было в 70-е – 80-е годы в «западной» и советской экономических зонах). И, соответственно, не исключено, что снижение цен на нефть не столько наносит урон экономике России, сколько готовит ее экономику совсем к другим реалиям.

Отмечу, что сверхприбыль от нефти Россия все равно вкладывала в активы на Западе – так что сокращение этой прибыли принесет проблемы, скорее, США, в казначейки которых и вкладывались нефтяные деньги. Бюджет у нас, с учетом выводимых денег, профицитен, есть проблемы с инвестиционным ресурсом, но и она может быть преодолена, если изменить экономическую политику. Ответные меры, скорее, являются ответом политическим. Россия говорит этими контрсанциями о том, что с союзниками так не поступают. А если не союзники, то – противники? То есть США выталкивает Россию в союз с Китаем против себя? Разумеется, союз с Китаем – дело спорное, но если в Евросоюзе сегодня разговаривать вообще не с кем (завтра, кстати, ситуация может и измениться, что показывает пример Марин Ле Пен во Франции и Орбана в Венгрии), ее нынешние политические элиты прочно лежат под Вашингтоном, а США ведет себя совершенно некорректно – то куда деваться?

Санкции показали, что сегодняшние США – недоговороспособны, а значит, вопрос стоит не о том, может ли Россия обойтись без американских технологий, но о том – как именно она должна обходиться. Если бы все было хорошо в экономике, то, конечно, пока Россия решала бы нынешние проблемы, США ушли бы вперед, но в условиях падения спроса … Скорее, США побегут назад – это стандартная ситуация в условиях длинных кризисов. Другое дело, что сами собой проблемы России не решатся, экономическую политику нужно менять. В общем, санкции, пока, во всяком случае, дело не самое критичное. Их можно еще усилить – но нет уверенности, что это не ускорит кризис в самих США.

 

Санкции

David Northern Californi
Tom Mysiewicz Reedsport, OR
Rhysaxiel Bordeaux, France
Paul from Tokyo
R-27 ER/ET Santiago, Chile

Вопрос

Какое воздействие санкции окажут на российскую экономику в ближайшие годы? Приведут ли они к более сильной интеграции с экономиками БРИКС и других не западных стран? Как эта интеграция может помочь России справиться с режимом санкций? В конечном счёте, станут ли санкции катализатором развития альтернативной резервной валюты?

Ответ

Частично я уже ответил на это вопрос, так что несколько уточню предыдущие рассуждения. Вопрос об альтернативной валюте уже, практически решен – она будет, причем не одна. Нет сегодня другой возможности поддержать инвестиционный процесс, кроме эмиссии региональных валют, а кто девушку кормит, тот ее и танцует. Иными словами, если уж региональные эмиссионные центры появятся, они быстро разделят всех потенциальных участников экономического процесса на «патриотов» и «коллаборационистов», причем последние не будут получать ничего. Логика тут простая: вывозишь капиталы – вот и получай инвестиционный ресурс там, куда вывозишь. Так что проблемы будут решены достаточно быстро.

Другое дело, зачем США сами, своими руками, рубят сук на котором сидят (то есть стимулируют создание альтернативных доллару валют). Ответ здесь достаточно простой: они просто не верят в спад. Причем эта вера носит не только сакральный характер («мы – самые сильные и великие, а потому, с нами ничего произойти не может»), но и поддерживается властью, поскольку является важнейшим элементом управления социумом. А если еще учесть, что официальная экономическая наука кризис не признает (точнее, не признает его реальные причины, в том числе потому, что они не формулируются в рамках ее терминологии), то ситуация становится совсем безнадежной: экономику лечат не от того и не теми методами, только загоняя ее в еще больший спад. Но тут ничего сделать нельзя: когда боги желают наказать человека, они лишают его разума.

БРИКС, кстати, это достаточно искусственное образование, придуманное банком ГолдманСакс исключительно в коммерческих целях (для выпуска на рынок новых бумаг).  Если смотреть на ситуацию с нашей стороны, то БРИКС состоит из нескольких лидеров разных валютных зон: Бразилия и ЮАР в одной («латиноамериканской»), Россия – а другой («евразийской»).  Китай – в своей, китайской, Индия – в своей, которая почти с ней самой и совпадает, народу хватит. Скорее всего, из всех остальных зон она наиболее плотно будет взаимодействовать с евразийской зоной.  Внутри этих зон взаимодействие будет усиливаться и поведение США, которые пытаются сегодня, используя возможности Бреттон-Вудской системы, основанной на долларе, закрывать свои проблемы за счет других, будут эту региональную интеграцию только усиливать.

 

Вопрос

С учётом отсутствия валютного регулирования, обсуждалось ли разделение рубля для внутреннего и внешнего использования для того, чтобы поддержать валюту и минимизировать воздействие санкций, а также спекуляций с сырьём и валютой?

Ответ

У России есть масса инструментов регулирования курсов, которые сегодня не задействованы, поскольку это противоречит идеологическим установкам денежных властей. Есть механизм обязательной продажи валютной выручки (на сегодня – 0%), есть ограничения на открытую валютную позицию, есть инструменты валютного контроля, которые не работают. Я не уверен, что нужны новые инструменты, старые могут быть вполне эффективны, было бы желание их применять.

У меня вообще есть подозрения, что правительство и ЦБ (а это одна идеологическая, коммерческая и политическая «команда», которую российские СМИ зовут «либералы», хотя это и не совсем адекватное слово), которые обещали политическому руководству страны экономический рост, но не могут его обеспечить, решили исправить ситуацию за счет девальвации. Но поскольку экономики они не знают, то не понимают, что девальвация дает эффект для ВВП только в двух случаях: либо есть большой объем недозагруженных производственных мощностей (как это было в 1998 году), либо есть большой и доступный инвестиционный ресурс. Сегодня нет ни того, ни другого: валютные инвестиции не выгодны и их никто не будет делать, рублевые тот же Центробанк закрыл своей кредитно-денежной политикой. А значит – позитивного эффекта от девальвации не будет, будет только негатив, в виде падения уровня жизни населения, поскольку большая часть потребительских товаров – импорт. Поневоле возникает гипотеза, что руководители правительства и ЦБ включились в заговор Вашингтона, направленный на свержение Путина. Эта гипотеза, кстати, в российских СМИ уже озвучена.

 

Вопрос

Достаточно ли политической воли и влияния в Кремле и Российском Правительстве для того, чтобы начать сельскохозяйственную модернизацию и проекты по улучшению сельского хозяйства, с учётом того, что были применены санкции против импорта сельскохозяйственной продукции?

Ответ

Кремль сегодня требует от правительства политики, которая противоречит его, правительства, идеологическим установкам.  И, соответственно, получает в ответ откровенный саботаж. Это хорошо видно и по инвестиционной ситуации (именно правительство, теоретически, отвечает за приток инвестиций, но пока имеет место противоположный процесс), и по реализации проекта создания российской платежной системы, да и по многим другим проектам. Если у Кремля хватит политической воли правительство сменить – дела улучшатся и в сельском хозяйстве. Если нет – они будут продолжать ухудшаться.

 

Вопрос

В Вашем недавнем выступлении на телевидение вместе с Сергеем Глазьевым Вы предположили, что использование санкций Америкой показало, что существующая система разрушается. Вы не могли бы уточнить, что Вы имели в виду?

Ответ

Я выше показал, что нынешняя политика США ведет к усилению проблем для самих США, прежде всего, в части разрушения мировой долларовой системы. А если вы видите, что поддержать выполнение одних «правил игры» можно только за счет нарушения других правил, это означает, что сами правила устарели и их нужно менять.

 

Вопрос

Уже очевидно, что экономикам тех стран, которые последовали примеру США и ввели санкции, нанесён ущерб. Считаете ли Вы, что США пообещали субсидировать потери, которые понесли их союзники? Почему, по Вашему мнению, те страны добровольно рискнули своими экономиками?

Ответ

Нет, США денег не дадут. А страны пошли на невыгодные для них действия из-за того, что их политическая элита находится под контролем США. Не секрет, об этом много пишут европейские независимые СМИ, что сделать карьеру в крупных политических структурах или СМИ можно только с поддержкой США. Которую они дают только тем, кто прочно «сел на крючок». Иногда это крючок делают сами США (выгодные контракты, гранты, иногда – взятки, иногда – откровенный компромат), недаром они контролируют все пространство Евросоюза, слушают все телефоны и так далее. Просто наличие любовницы/любовника, потраченных тайно от налоговой службы пары сотен евро, неосторожного телефонного разговора (например, с критикой гей-парада) – уже достаточно, чтобы, в случае обнародывания, лишиться социального статуса и значительной части доходов. И кто пойдет против?

Много в 90-е годы было страшных историй про «Штази», которая, якобы, вела досье почти на всех граждан ГДР. Сегодня мы понимаем, что времена «Штази» – это была невиданная свобода частной жизни на фоне нынешних нравов США. Например, Штази, скорее всего, знала, кто с кем спит, но не имела записей разговоров людей во время этих интимных встреч. Задайтесь себе вопросом: вам приятно, что есть люди, которые могут бесконтрольно изучить такие записи, касающиеся лично вас? И много ли на свете людей, которых невозможно такими записями шантажировать? И готовы ли люди, которые занимаются политикой, отказываться от предложений США делать то, что им надо, при условии, что американцы эти данные имеют и используют?

 

Вопрос

Какой ответ можно ожидать от России в случае, если ситуация с ценами на нефть, санкциями, экономической войной и военными давлением станет критической? Каким образом страна мобилизует своих союзников и как она сможет укрепить свою экономику и вооружённые силы, в особенности ВВС и ПРО?

Ответ

Союзников, если их понимать в том смысле, в каком это было в 1939 году, у России почти нет. Белоруссия, Казахстан … Ну, может быть, еще пара-тройка малых стран … Но вот тех, кто понимает, что США сегодня своими руками разрушают мировой порядок и мировую безопасность (именно об этом, кстати, говорил Путин в своей «валдайской» речи в Сочи) в мире много. В том числе и в США. Кстати, результаты промежуточных выборов в США неделю назад это показали – люди, особенно, старшего поколения, может быть, не понимая это строго, чувствуют, что нынешние власти США ведут мир к катастрофе.  И, будем надеяться, что довести мир до катастрофы, все-таки, не получится.

 

Торговля

Вопрос: Евразийский Союз

Какой Ваш прогноз в плане эволюции Евразийского Союза, как с точки зрения внутренней экономической/политической динамики, так и его отношений с другими государствами (в частности, США/НАТО/ЕС)? Есть ли возможность его расширенияза за пределы бывшего Советского Союза? По-прежнему ли актуальны других организации регионального сотрудничества, такие как СНГ и ОДКБ?

Vic, Northern Ireland
Song, Canada

Ответ

Я уже говорил о том, что, в соответствии с нашей теорией, мир должен расколоться на несколько валютных зон – более или менее независимых систем разделения труда. Евразийский союз – это одна из таких зон и в нее, если смотреть на долгую перспективу, должны входить (из крупных стран) Турция, Япония и объединенная Корея. Последним двум деваться некуда: США и ЕС их товары не возьмут, а дружить с Китаем они не будут. Так что ЕАЭС имеет хорошую перспективу, что, конечно, не отрицает необходимости работать для получения хорошего результата.

 

Вопрос: Европейская Торговля

В прошлом многое было сказано за торговую зону “от Лиссабона до Владивостока”. Как выглядят параметры такой зоны, и, учитывая нынешнюю враждебность ЕС по отношению к России, есть ли действительно перспектива сделать ее реальностью в ближайшей и среднесрочной перспективе? Какие обстоятельства могли бы сделать ее более жизнеспособной в будущем?

Ответ

Я думаю, что сегодня такой перспективы нет. Украина четко показала – нынешнее руководство ЕС учитывать интересы России не будет, любая попытка поговорить о таких интересах вызывает острый приступ заявлений об «имперской политике», «восстановлении СССР» и так далее. Можно много спорить, как Германия и Франция попали под откровенный шантаж Прибалтийских стран и Польши, о роли Вашингтона и так далее, но факт остается фактом: в нынешней своей конфигурации ЕС с Россией «дружить» (в широком смысле этого слова) не может. Вот после его переконфигурации, с выходом из состава стран Восточной Европы, к разговору на эту тему можно будет вернуться.

 

Вопрос: Платежная система/SWIFT

Одним якобы самым тяжелым оружием в арсенале санкций США/ЕС может быть отключение России от системы взаиморасчетов SWIFT. Было сделано много усилий, чтобы создать внутреннюю систему или сделать увязку с китайской системой. Каковы задачи, стоящие перед Россией, в то время, как она пытается положить конец своей зависимости от этой конкретной Западной системы, и какие реалистичные сроки реализации?

Gagarin Thespaceman Cape Town, South Africa

Ответ

Реализовать можно было бы достаточно быстро, но руководство ЦБ эту работу саботировало. Сегодня не сделано ничего, так что, скорее всего, к этой теме придется вернуться при новом руководстве ЦБ. Нынешнее ничего делать в этом направлении не будет.

 

Геополитика и Международные Отношения

Вопрос: Россия и отношения со странами/Развивающиеся рынки

Россия ясно дала понять, что в свете западной агрессии она удвоит свои попытки сформировать альтернативную геополитическую группу, среди развивающихся рынков в целом и с Китаем в особенности. Не могли бы Вы прокомментировать следующие:

Какие страны (в особенности среди стран БРИКС) смогут поддержать Россию?

Отношения с Китаем, возможно, являются самыми главными в развитии России, однако, учитывая часто напряжённые отношения между двумя странами, многие скептически относятся к способности России и Китая сформировать настоящие партнёрские отношения. Изменилось ли что-то на сегодняшний день?

Россия активно ищет пути расширения торговых связей с развивающимися рынками в целом, и со странами БРИКС, в особенности. Где, по Вашему мнению, Россия может найти больше возможностей для расширения торговых связей с этими странами или даже построения более формальных, многонациональных торговых структур? В соответствие с вышесказанным, разделяют ли другие развивающиеся экономики интерес России в потенциальном отходе от использования доллара в мировой торговле? Если да, какие потенциальные выгоды и риски Россия видит в этом для себя?

Emmanuel from Ames, Iowa. USA
Anand, India
NotSoFast from Luxembourg

Ответ

Частично я уже об этом говорил. Все вопросы, приведенные выше, предполагают сохранение нынешней, Бреттон-Вудской системы и описывают возможные (или не совсем возможные, а то и совсем невозможные) варианты развития событий в мире. Но если исходить из нашей концепции, то Россия и Китай не будут образовывать один альянс – они будут руководителями двух разных региональных альянсов, одного более централизованного (Китай), другого – более демократичного. Нынешнее сближение России и Китая связано не с тем, что они видят совместное будущее, а с тем, что они видят, что настоящая модель уже невозможна. А США пытаются описать политику России и Китая с точки зрения сохранения действующего порядка – из-за чего и возникает достаточно противоречивая картина. Как только на нее посмотришь с правильной позиции, все становится понятно. Кстати, США в рамках этой картины мира становятся таким же региональным лидером, как Россия или Китай. И, скажем, Бразилия.

David Vienna, Austria
Corto Netherlands, Serb origin
123abc Germany

Вопрос: Европа

Даже если Россия повернётся к Азии и развивающимся рынкам, Европа останется одним из главных игроков в российской политической стратегии. В свете нынешней позиции Европы, что может сделать Россия для того, чтобы улучшить отношения (за исключением неприемлемых уступок)? Каким образом Россия справляется с яростным анти-российским блоком, возглавляемым Польшей, странами Балтии и (Западной) Украиной?

Ответ

Я уже объяснил, что дружба России с нынешним Евросоюзом невозможна. Пока это США нравится, но это только пока, поскольку когда на передний край выйдут соображения реальной безопасности, США свою позицию, скорее всего, изменит. Что при этом будет с современными элитами основных антироссийских стран никому не интересно, им просто придется уйти, поскольку изменить свою риторику они не смогут, а иметь дело с Россией при их наличии тоже будет невозможно. Сегодня России разговаривать с Евросоюзом не о чем, причем сразу по нескольким причинам. Первая – понятная, в силу необходимости поиска консенсуса в рамках ЕС, общая позиция этой организации всегда будет резко антироссийская.  Вторая – потому что у Брюсселя сегодня нет своей позиции, он транслирует позицию Вашингтона. А третья – у нынешнего ЕС нет будущего. И здесь нужно обсудить эту тему подробнее.

Если рассматривать нынешний ЕС на шкале времени, то его можно сравнить с СССР где-то года так 1989-90. И проблемы одни и те же. В рамках некоторой исторической и финансово-экономической ситуации были приняты некие правила, которые затем были кодифицированы. Сегодня изменились и экономические условия, и исторические – но изменить законодательную базу практически невозможно. По каждому конкретному вопросу, может быть, договориться и можно, хотя не очень понятно когда, но всего их десятки тысяч и время крайне ограничено. Единственный шанс что-то сделать – это их отменить все и разом, то есть распустить ЕС. Разумеется, потом его можно снова собирать, но тут уже это будет происходить по новым правилам.

В частности, можно смело сказать, что Восточной Европы в этом «новом» Евросоюзе не будет. Точно. Промышленности там нет, пользы она не представляет. Раньше нужно было по политическим причинам «оторвать» их от СССР/России, потом – кормить (чтобы не был таким негативным отказ от социализма). Сегодня молодежь уже социализма не помнит, значит, можно этих людей просто бросить, пусть выживают как хотят, интереса они не представляют. На примере истории Европы XIX века мы знаем, что они впадут в крайнюю нищету. Но, еще раз повторю, это их проблемы.

Возвращаясь к основному вопросу. Договариваться с ЕС в такой ситуации глупо. А потому – нужно спокойно строить свою собственную систему разделения труда, не принимая интересы ЕС во внимание. Если Россия решила где-то начинать импортозамещение – нужно просто вводить новые контрсанкции по соответствующей группе товаров, все равно, ЕС и США своей санкционной политикой нормы ВТО похоронили.h

Kermit Heartsong San Francisco Bay Area, Author, Ukraine:
ZBig’s Grandchessboard & How The West Was Checkmated

Вопрос: Россия

Учитывая отсутствие народной поддержки, каким образом люди с либеральной/Атлантической программой продолжают удерживать власть в российской политике? С другой стороны, как последователи философии Евразийского Суверенитета предполагают гарантировать экономический рост, с учётом того, что в последние годы много стран с моделями самодостаточности в экономики или государственным капитализмом показали серьёзные недостатки? Какую рольВеликие Российские националисты, скорее всего, будут играть в развитие страны, в особенности более радикальные/национал-социалистические группы?

Ответ

Эти люди («либералы») контролируют значительную часть российской собственности, во-первых, они пользуются покровительством США, во-вторых, и, наконец, в-третьих, с точки зрения всей политической элиты, они обеспечивали важные задачи: договоренности с мировой финансовой системой, инвестиции и экономический рост. Сегодня стало понятно, что роста уже нет, что инвестиций не будет, а США ведут себя не по-партнерски. Это значит, что «либералы» потеряли политическую поддержку и их начнут вытеснять из политического поля. Основной вопрос – насколько быстро это будет.

Что касается США, то они тоже поняли, что сделали что-то не то. Дело в том, что вся российская «либеральная» команда вышла из приватизации, которая была тотальным воровством. И сегодня в России слова «либерал» и «вор» звучат как синонимы. В этом смысле, например, решение по «Юкосу», о взыскании 50 миллиардов долларов, является серьезнейшей политической ошибкой Запада, поскольку в России точно знают, что весь «Юкос» был украден. Люди, которые его покупали, покупали заведомо украденное имущество, по этой причине никто им ничего не может быть должен. Иными словами, это решение стало для подавляющей части российской общественности зримым подтверждением тезиса о том, что единственным интересом Запада по отношению к России является отнимание (воровство) активов, принадлежащих обществу (государству). То есть – элита Запада, в том числе и его судебная система,  заведомо принимает решения в пользу «своих», даже если они откровенные воры. Это – страшный удар по доверию к США и ЕС, даже более сильный, чем санкции.

А вот что касается националистов, то тут есть колоссальный разброс, В России есть русские националисты (в некотором смысле, аналоги украинских галичан, хотя, конечно, куда более приличные с точки зрения методов и лозунгов), есть националисты национальные и религиозные (в том числе, мусульмане в стиле Исламского государства), есть националисты имперские (которые хотят возрождения великого государства и которым наплевать на национальные различия его граждан). Последние делятся на монархистов, коммунистов и «нелиберальных» капиталистов, которые хотят построить «настоящий» капитализм, причем независимый от Запада.

Понять, кто из них победит в рамках сложных процессов, протекающих в стране, понять нельзя, некоторые из них могут образовывать локальные альянсы, но цели у них – разные. И это значит, что с ними со всеми нужно строить отдельные отношения. При этом рассчитывать на либералов, несмотря на их нынешнюю мощь не стоит – они не имеют электорального потенциала, собрать могут не более 3-5% голосов. У них были иллюзии, что подрастет новое поколение, которое не будет помнить приватизацию, но это новое поколение столкнулось с тем, что все «лифты вертикального роста» забиты детьми либералов и тех, кого они вырастили («силовики»). И поэтому новые политические силы в России неизбежно будут антилиберальными, то есть – антизападными. «Навальные» шансов не имеют – они не те позиции защищают. И Запад, если он хочет иметь дело с Россией, должен эту ситуацию осознать и исправить. Пока он этого делать не хочет, а значит – позитивных перспектив не будет.

 

Может ли быть мир на Украине

оригинал: http://worldcrisis.ru/crisis/1646580

Михаил Хазин

Анализ возможности установления мирной жизни на Украине в ближайшие месяцы

Девальвация рубля и «дело Евтушенкова» забили все наше информационное пространство, почему мне и хочется отойти от них в сторону и вернуться к более важной теме. А именно, при каких условиях на Украине может быть мир. Но только мир настоящий, то есть без геноцида, национальных «чисток», кровавой диктатуры и без распада страны на множество мелких феодальных княжеств. И для ответа на этот вопрос, прежде всего, нужно посмотреть на Киев и Донецк.

Они должны быть в одном государстве. Но десятки тысяч убитых и откровенный геноцид, который сегодня пропагандируют многие политические силы в Киеве (а фраза: «Русские убирайтесь в Московию», направленная к людям, которые веками жили на тех территориях, на которых они живут и сейчас,  с точки зрения международного законодательства, как раз и является геноцидом, точнее, этническими чистками) делают такое «сожительство» в рамках нормального государства невозможным. Донецк и Луганск (да и Одесса, кстати, только выражено это будет несколько иначе) никогда не откажутся от своего права требовать наказания виновных за массовые убийства мирных жителей, а киевские националисты никогда не перестанут произносить слова, типа «жареная самка колорада» или еще что-нибудь столь же милое и гуманное.

Теоретически, Киев мог бы успокоиться, но только в одном случае – если бы там начался устойчивый экономический рост. Тогда националистические лозунги можно было бы замести под коврик и начать делить финансовые потоки, но тут Киев попал в собственными руками созданную ловушку. Дело в том, что экономический рост там может начаться только в результате сотрудничества с Россией и Евразийским экономическим союзом. Так и только так. Иначе шансов нет. Нет даже особых шансов на развитие сельского хозяйства, это хорошо видно по Болгарии, где климат еще получше, чем на Украине. Все равно с Турцией конкурировать на равных невозможно. А когда ассоциация с Евросозом вступит в силу, ограничивать турецкую сельхозпродукцию станет невозможно – и обрабатывать станет рентабельно только собственный огород. Достаточно посмотреть на братьев – молдаван.

Но поскольку Киев принял жестко русофобскую модель – шансов на экономический рост у него нет. У ЕС денег нет и, по мере развития кризиса, будет все меньше и меньше, а если смотреть на экономическое будущее мира более оптимистично (объективных оснований для этого нет, но давайте предположим такой вариант), то помогать они, скорее, будут странам Восточной Европы и Прибалтики, чем какой-то Украине. И тут, как говориться, ничего личного, только бизнес.

А это значит, что киевский национализм никуда не денется – поскольку иначе удержать власть у нынешнего режима не получится. Тем более, что он уже добился некоторого успеха, США ввели против России санкции и заставили это сделать своих союзников в ЕС и по всему миру. Проблема только одна – сколько времени они готовы держать эти санкции ради Украины? Проблемы в которой будут продолжаться, поскольку справиться с ростом демократический настроений на Юго-Востоке (а он борется именно за свободу и демократию, как бы странно это не звучало с точки зрения современной западной пропаганды) можно будет только военной силой. И еще вопрос, получится ли.

В общем, по мере развития дееструктивных экономических процессов, степень внутренней конфронтации в Киеве будет все время возрастать, по мере этого желающих жить под его «опекой» будет становиться все меньше и меньше,  устойчивость украинского государства будет таять как шагреневая кожа. И оно будет становиться все более и более агрессивным. То есть мы получаем противоречие с заявленным в начале тезисом о том, что мы хотим понять, может ли воцариться на Украине мир.

Отмечу, что я не зря сказал не о националистах вообще, а именно о националистах киевских. Дело в том, что националисты в Галиции сильно отличаются от киевских. Последние всегда имели какие-то источники существования (бюджет СССР, бюджет Украины и так далее), а вот первые всегда должны были быть сильно более прагматичными. И они не могли за прошедшее время не понять, что сохранить за собой Киев они не смогут.  Так как любая власть в Киеве, по мере того, как она худо-бедно устаканится, в первую очередь, будет выбивать не русских в Донбассе, а настоящих идейных националистов. Что сегодня, кстати, Порошенко отлично и делает. Но понятно это было и раньше, я это еще в начале года писал.

Национализм для Киева это не идея (которая, к тому же, не очень будет нравиться в ЕС), а инструмент. Идейные националисты там никогда не будут нужны, нужны циники, готовые произносить удобные лозунги для контроля над бюджетными и газовыми финансовыми потоками. И потому, посмотрев на ситуацию последние месяцы, идейные националисты (которые у нас походят под условным наименованием «правый сектор») стали все больше и больше рассматривать вопрос об отделении от Киева. Тем более, что раньше Киев им подкидывал бюджетных денег (получаемых от Донбасса и других русских регионов), а теперь и кидать стало нечего.

Но сама по себе Галиция отделиться не может –  Киев, для которого лозунг «единства Украины» стал базовым, никогда не согласиться на это. Значит, кроме ополченцев в Донбассе, на Украине постепенно появляется новая сила, заинтересованная в распаде страны. И, таким образом, из вышесказанного мы получаем следующую картину будущего Украины.

Если ополченцы Юго-Востока и националисты Галиции договорятся, то они свалят власть в Киеве. В этом случае, разумеется, сторонники СССР, то есть дружбы народов в рамках пусть мини-, но империи, то есть ополченцы Юго-Востока, с национализмом покончат и мир на Украине восстановят. Но вот Галиция, в благодарность за помощь, получит относительную (в рамках конфедерации) или, скорее, полную независимость. Поскольку трудно себе представить государство, в котором в одних школах преподают, что Бандера фашистский преступник, а в других – что он герой. Но вот остальная часть Украины будет единым мирным государством, входящим, разумеется, в ЕАЭС.

А вот если договоренность достигнута не будет, а ополченцам победить не дадут (обстоятельства или внешние силы), то рост конфронтации в Киеве неминуемо приведет к расколу страны на отдельные феодальные княжества. С соответствующим уровнем жизни и методами управления. Пока их вырисовывается пять: Новороссия, «Гетьманщина» (с центром в Киеве), новая «Хазария» (находящаяся под контролем Коломойского», Галиция. Ну и отдельно, совсем маленький кусок, Закарпатье, который, скорее всего, разорвут на части сопредельные страны.

 Но никто не сказал, что процесс распада не получит продолжение. Кто не верит – почитайте Булгакова, умонастроения народа на Украине с тех пор не сильно изменилось. Как при этом будет жить простой человек – страшно даже описать.

И получаем мы, что если нам хочется единой (относительно, то есть, по ситуации прошлого года, без Крыма и Галиции) Украины, мирной и процветающей, то нужно, чтобы ополченцы Юго-Востока взяли Киев. А если этого не произойдет, то война будет продолжаться. Шансов на ее прекращение в этом случае просто нет. Как и на сохранение Украины. К сожалению.