СМЫСЛ ВАШЕЙ ЖИЗНИ В ДРУГИХ ЛЮДЯХ

источник: http://www.theautomaticearth.com/the-meaning-of-your-life-is-other-people/

Автор Raúl Ilargi Meijer
Перевод Eugenia

В своей пьесе 1944 года Huis Clos (приблизительно можно перевести как «Нет Выхода» или «Закрытая Дверь») французский философ Жан-Поль Сартр сказал: «L’enfer, c’est les autres”. Или: «Ад – это другие люди». Это может быть совершеннейшей правдой. И Сартр доносит эту правду мастерски.  Он описывает группу людей, запертых вместе навсегда без возможности побега, которые делают все, чтобы отравить существование друг другу. Картинка, знакомая каждому из нас. Люди могут раздражать друг друга и даже доводить друг друга до такой крайности, как  самоубийство.

Тем не менее, противоположное утверждение справедливо в той же степени. Более, чем в одном смысле. Не только отсутствие других людей может быть адом (хотя я знаю, что существуют монахи-отшельники, выбирающие полное одиночество), но рай также может содержаться в других людях. Или, как обычные смертные говорят: «Женщины (мужчины), с ними  жить невозможно, но и без них жить невозможно».  Или что-то подобное.

Это то, что мы есть. Мы социальные животные. Львы, не тигры. Мы члены племен. Мы не можем придать нашей жизни смысл исключительно сами по себе, мы нуждаемся в других людях, чтобы придать ей смысл. Хотя вы, возможно, за вашу жизнь пришли к другому выводу, но смысл вашей жизни не может определяться чем-то столь мимолетным, как размер вашего счета в банке. Он даже не может ни в какой мере определяться исключительно вами, как таковыми. Наши жизни приобретают значение в свете жизней других людей.

Во время рождественских праздников множество вариантов диккенсовского Скруджа снова появятся на наших экранах. Он – хороший пример. В начале истории, Скрудж богат, но его жизнь лишена смысла. Это главное, что Диккенс хочет показать. Его жизнь не значит ничего. Она ничего не значит до тех пор, пока он не начинает заботится о других, и в процессе того, как он отдает часть своего богатства, его жизнь приобретает смысл. Это не оценочное суждение, и не обьясняется какими-то религиозными или философскими причинами. Это просто биология.

Религиозные лидеры, как Папа Франциск или Архиепископ Кентерберийский, Джастин Уэлби, это хорошо понимают.  Врачи и нянечки, работающие с больными еболой, это понимают. Но этого недостаточно.  Мы все должны понимать, кто мы такие и почему. Мы все похожи на Скруджа гораздо больше, чем мы готовы это признать. Проблема в том, что мы больше не имеем образовательной системы, которая могла бы нам об этом рассказать. Наши школы и колледжи вместо этого говорят нам, что мы должны конкурировать: наша образовательная система сосредоточена на «Ад – это другие люди» стороне нашего мозга.  Сторона, отвечающая за «Рай – это другие люди», вышла из моды.

Образовательная система – это не единственная проблема.  Другая наша большая проблема состоит в том, что наша экономическая система не отражает, или не соответствует, нашей естественной психологии, нашему встроенному складу ума. Наша экономическая система отражает и взывает к той части нашего мозга, которая толкает нас к тому, чтобы перещеголять других, а не кооперировать с ними.

Конечно, это сложная материя хотя бы потому, что наш мозг содержит в себе различные части. Тем не менее, для того, чтобы хоть когда-то включить самые новые из них, те, которые делаю нас людьми и отличают нас от наших животных предков, от простейшей амебы до гораздо более продвинутых приматов, для того, чтобы управлять собой, если мы хотим когда-либо этого достичь, нам нужно прежде всего осознать вещи, как они есть. И потом действовать на этой основе.

Вечная и непрекращающаяся конкуренция, начиная с раннего детства всю дорогу до могилы, очевидно, не является правильным путем. Посмотрите вокруг себя. Она превращает нас в разрушающие существа. Она делает нас злыми по отношению к друг другу и отдаляет друг от друга. Это как раз те вещи, которые разрывают ткань общества, в которой, по самой нашей биологической сущности, мы так нуждаемся. Если мы не предпримем серьезных сознательных усилий, чтобы позволить нашему «человеческому мозгу» управлять нашим «животным мозгом», у нас не останется никакого шанса, мы пропадем.  Что мы делаем сегодня, так это употребляем наш человеческий интеллект, чтобы умножить разрушительные свойства нашего животного мозга.

Совершенно очевидно, что мы проделываем с нашей окружающей средой. В данный момент, мы ничем не лучше, чем дрожжи в винном чане, размножающиеся как можно быстрее до тех пор, пока не употребят весь сахар, и потом мгновенно умирающие.  Только для нас земля – это одновременно и винный чан, и сахар, и, в отличие от дрожжей, мы способны нанести страшный ущерб всему окружающему нас миру. Мы не только убиваем самих себя, мы убиваем почти все вокруг нас.

Восхитительная картина того, как это все это работает, была нарисована на прошлой неделе в LA Times (Лос Анжелес Таймс) Джеймсом Бойсом, профессором экономики университета Массачусетса в Амхерсте.

Когда Меняется Климат, Что Важнее? Защитить Деньги или Людей?

(..).. Теперь уже слишком поздно, чтобы предотвратить изменения климата, независимо от того, как быстро мы в конце концов станем действовать, чтобы ограничить их. (Мы) сейчас находимся перед проблемой, которую многие надеялись избежать: приспособление. Приспособление к изменениям климата будет стоить дорого.  (. . ) Поскольку приспособление не будет дешево, мы должны решить, какие вложения стоит делать.

Мысленный эксперимент позволяет проиллюстрировать стоящий перед нами выбор. Представьте себе, что без значительных вложений в приспособительные меры, изменения климата приведут к падению мирового дохода на 25% по всем статьям в течение следующих двух десятков лет; при этом падение дохода затронет всех, начиная от беднейших фермеров в Бангладеш  и заканчивая самыми богатыми баронами – владельцами недвижимостью в Манхэттене. Приспособительные меры смогут ограничить некоторые, но не все, потери. Что должно быть главной целью,  уменьшение потерь фермеров или баронов?

Для работников ферм и миллионов других людей, живущих на 1 доллар в день, потеря 25% дохода будет катастрофой, возможно, решающей между жизнью и смертью. И тем не менее, в долларах, потеря составит только 25 центов в день. Для баронов недвижимости и остальных «однопроцентников» в США, у которых средний доход в день составляет $2000, 25% потеря была бы неприятностью, но никак не вопросом выживания.  Такие нашли бы способ просуществовать на $1500 в день. В человеческих понятиях, потеря барона не идет ни в какое сравнение с потерями работника фермы. Но в долларовых терминах, она в 2000 раз больше.

Привычные экономические модели предписывают потратить больше, чтобы защитить баронов этого мира, чем чтобы защитить рабочих ферм. Обоснование было предложено с грубой откровенностью в меморандуме, просочившимся в печать в 1992 году, подписанном Лоренсом Саммерсом, тогдашним главным экономистом Всемирного Банка.  Меморандум рассматривал вопрос, должен ли Банк поощрять перемещение грязных производств в развивающиеся страны, и заключил, что «экономическое обоснование для захоронения ядовитых отходов в странах с самыми низкими зарплатами безупречно, и мы должны это признать». Изменение климата представляет из себя просто новый вид ядовитых отходов.

«Экономическое обоснование» в меморандуме Саммерса, который, как позднее было заявлено, был написан как бы в шутку, чтобы вызвать дебаты, чего он, несомненно, достиг, опирается на идею «эффективности», которая считает каждый доллар одинаково. Доллар остается долларом независимо от того, направляется ли он голодающему ребенку или миллионеру. (. .) Другой способ установить главные направления в мерах по адаптации  – это рассматривать каждого человека одинаково, а не каждый доллар. Такой подход основывается на этическом принципе, что здоровая окружающая среда является правом человека, а не товаром, распределяемым в зависимости от покупательной способности, и не привилегией, предоставляемой на основе политической власти.

Такой принцип равенства широко принят в мире, начиная с американской Декларации Независимости, где записано, что люди имеют неотъемлемое право на «жизнь, свободу, и стремление к счастью», и заканчивая гарантией в конституции Южной Африки, провозглашающей, что каждый имеет право «на окружающую среду, не наносящую ущерба его здоровью или благосостоянию». Согласно такому принципу, сохранение жизней бедных важнее сохранения собственности богатых.

В ближайшие годы, изменения климата поставят мир перед суровым выбором: стараться ли сохранить как можно больше долларов или защитить как можно больше людей.

Это очевидно. Как я написал выше, выбор может осуществляться либо в человеческих, либо в долларовых понятиях. Выбирая долларовые понятия, мы выбираем примитивную часть нашего мозга. С большой вероятностью, учитывая устройство нашего общества, наши образовательную и экономическую системы, богатая часть мира затратит сотни миллиардов, защищая виллы на морском берегу, в то время как целые бедные страны, вместе в живущими там людьми, остаются под угрозой исчезновения.

В наших собственных странах выбор будет сделан в пользу богатых за счет бедных. В конце концов, какое может быть экономическое обоснование для того, чтобы защищать трущобы от наводнения? Откуда может 10 000 человек, живущих там, найти $100, чтобы оплатить работу, в то время как «барон» может легко заплатить 100 миллионов для защиты своего летнего дома, расположенного всего в нескольких милях?

В сегодняшнем мире, это даже не вопрос. Но в сегодняшнем мире деньги управляют политической системой, которая, в идеальном мире, должна поддерживать общество объединенным вместо того, чтобы разрывать его на части. Что она в значительной степени и делает. Наша политическая система разделяет богатых и бедных, как будто они принадлежат к разным видам, как будто нет ничего, чтобы их объединяло.

Вам может показаться, что никакого реального выбора и нет. Вы, скорее всего, думаете, что такие вещи случаются как случаются, что «они» в любом случае обладают всей властью, и вы ничего не можете изменить. Но такая позиция не выглядит очень человеческой, не так ли, и она точно не очень американская, то есть просто сдаться без боя.   И начинает казаться, что если вы не начнете бороться прямо сейчас за себя, своих потомков и всех остальных людей, то вскоре вы можете больше и не беспокоиться.

Если подумать, возможно, это не так уж и трудно. Наша экономическая система с треском провалилась, и мы нуждаемся в новой. Поэтому почему бы не убить сразу двух птиц одним камнем (извини, Твити, просто выражение такое) и переделать сразу нашу образовательную и экономическую системы, а также организовать адаптацию к изменениям климата на основе принципа “один человек – один голос”, а не один “доллар – один голос”? Это будет хорошим началом. Попытаться распознать, которая часть себя есть безмозглый хищник, а которая – «социальный человек». И только последнему позволять принимать все будущие решения.

Также научить себя и своих детей, что Скрудж – это вы, мы все Скруджи, это как раз то, что Диккенс хотел сказать, и что смысл вашей жизни тоже есть производное от жизней других людей, а не от себя. Как только вы это поймете, вы на верном пути.

Мы склонны думать, что наши «избранные» политические лидеры должны заниматься такими проблемами  и будут их решать по справедливости. В реальности, они – последние люди, которые так поступят. Они обязаны своими постами тем самым образовательной и экономической системам, которые и создали нынешнюю стремительно ухудшающуюся ситуацию.

Мы должны продвигаться, и наши общества и вся наша земля требуют этого, к «человеческому» взгляду на вещи, отказавшись от «долларового».

Разделение между богатыми и бедными, конечно, имеет значение не только для вопроса адаптации к изменениям климата. Нам сегодня рассказывают об экономическом возрождении, в то время как бедность даже в западных обществах, быстро возрастает. Богатые процветают, и это то, что отражается в «официальных» экономических цифрах.  Но это все чистое хищничество.

Возможно, вы можете голосовать за другую партию, но во многих странах такого выбора нет,  status quo слишком глубоко встроен во всю политическую систему. Таким образом, вам придется придумать что-то другое, и в случае необходимости, выйти на улицы. Или в Интернет.

И в процессе этих действий вспомните о Скрудже и о том, до какой степени это выдуманный, сознательно доведенный до уровня карикатуры характер, отражает вас, реального человека. И как я уже говорил, как только вы это поймете, – вы на верном полпути.