Скандальные мысли о скандалах

Источник http://www.counterpunch.org/2015/05/29/scandalous-reflections-on-scandal/

Автор Пол Стрит (Paul Street)

Перевод Eugenia

Vietnam War II

Одна из знаменитых фотографий времен вьетнамской войны американского фотографа Эдди Адамса (источник изображения)

Одна полезная характеристика морального уровня политической культуры – это природа того, что в этой культуре считается ужасающим надругательством, позором или скандалом. Вьетнамская война – в реальности имперская война США с Вьетнамом и соседними странами –  имеет в Соединенных Штатах плохую репутацию.

Это, несомненно, хорошо, но давайте посмотрим, в чем главная причина тому, что война занимает печальное место в коллективной памяти нации. Не из-за того, что «распятие Юго-Восточной Азии» Соединенными Штатами (как точно описал события в то время Ноам Хомски) явилось громадным моральным и имперским преступлением, погубившим 3-5 миллионов жителей Юго-Восточной Азии (кроме 58 тысяч солдат США) между 1962 и 1975 годами. Нет, плохая репутация Вьетнамской войны связана с тем, что это преступление воспринимается как унизительное поражение, стоившее жизни десяткам тысяч американцев, вызвавшее массовые протесты и разрушившее кредит доверия к американской внешней политике, но которое было результатом глупой но основанной на благих намерениях «ошибки», приведшей к тому, что северовьетнамцы ворвались в Сайгон.

Похожая моральная несостоятельность относится и к памяти о вторжении Джорджа Буша и Дика Чейни в Ирак. Сейчас это привычно для многих политиков США по обе стороны от разделяющей партийной линии называть идиотизм под названием Операция Освобождение Ирака (ООИ) «ошибкой».  Что вы никогда не услышите, разве что на совершенной обочине американских СМИ и политической культуры, так это определение ООИ как аморальной, имперской и/или преступной. Подобные определения совершенно подходят для абсолютно незаконной войны, начатой путем неспровоцированной агрессии и движимой нефтяно-имперскими, расистскими и коммерческими соображениями.  Получившая одобренная вперед в Конгрессе от тогдашнего Сенатора Хиллари Клинтон и многих демократов-ястребов, включая партнера Рейли Хантер по секс-скандалу Джона Эдвардса (тогдашнего сенатора от Северной Каролины), это удивительное имперское преступление убило 1 миллион иракцев, покалечило и сделало беженцами многие миллионы и разрушило социальную и общественную инфраструктуру по всей Месопотамии.  Тем не менее, вторжение позволительно обсуждать как «ошибка» в том же смысле, как и Вьетнам: как хорошо задуманную политику, которая вот как-то не сработала.

Подобная же моральная бессмысленная пустота содержится в обсуждении использования военными США и ЦРУ «усиленных методов допроса» (пыток) и убийственных атак беспилотников по всему мусульманскому миру после террористического акта 11 сентября 2001 года. Дискуссия ведется в основном по поводу того, работают или нет эти устрашающие сверх-преступные методы в «войне с террором», которую более точно было бы назвать войной террора. То, что эти ужасные, аморальные методы и оружие в массовом порядке травмировали, калечили и убивали живых людей, выносится за скобки, поскольку дядюшка Сэм никогда не бывает преступником. «Соединенные Штаты», объясняла Государственный Секретарь при Билле Клинтоне Мадлен Олбрайт в 1999 году, «хорошие. Мы везде стараемся поступать как можно лучше».

Уотергейт против КОИНТЕЛПРО (COINTELPRO)

Печально знаменитый Уотергейтский скандал  – еще один хороший пример. Это было мелкое ограбление центральной штаб-квартиры Демократической партии в 1972 году группкой жуликов, нанятых Республиканским национальным комитетом. Это событие стало огромным навязчивой идеей прессы в стране, что привело к отставке президента Ричарда Никсона. Это не шло ни в какое сравнение с КОИНТЕЛПРО.  Как Ноам Хомски, ведущий левый интеллектуал США, объяснял 25 лет назад:

«в точно то же время, когда был раскрыт Уотергейт, появились сведения через суды и закон о свободе информации о массированных действиях ФБР по подрыву политических свобод в Соединенных Штатах, начавшиеся еще во времена Рузвельта, но по настоящему набравших силу при Кеннеди. ФБР операция называлась КОИНТЕЛПРО (сокращенно от «контрразведывательная программа»), и она включала в себя множество разных вещей . . . прямые убийства в стиле Гестапо лидера Черных Пантер (Фреда Хэмптона); . . . организацию расовых беспорядков для того, чтобы разрушить черное движение; . . . нападения на движение американских индейцев, женские движения, что угодно . . .  пятнадцать лет подрыва ФБР Социалистической рабочей партии – имеются в виду обычные кражи, организованные ФБР, украденные списки членов и использование их, чтобы угрожать людям, заставлять бизнесы увольнять людей и так далее. Только этот факт . . .  гораздо более важен, чем . . . группка Кистоун полицейских (намек на бестолковых полицейских, популярных персонажей немых фильмов 20-х годов – прим. переводчика) (влезших) один раз в штаб-квартиру Демократической партии.  Социалистическая рабочая партия была законной партией, в конце концов. . .  И это не были просто группа гангстеров, а национальная полиция, это очень серьезно. . . По сравнению с этим, Уотергейт просто вечеринка с чаем» (Хомски, Понимание власти, New Press , 2002, 118).

Очень серьезно, действительно, для тех, кому не безразличны основные гражданские права. Это не было так уж серьезно, если говорить о Вашингтон Пост и других корпоративных изданиях, помешанных на Уотергейте, и поэтому на вас посмотрят с непониманием (Ко – что?), если вы упомяните «КОИНТЕЛПРО скандал» в разговоре с подавляющим большинством американцев.

Ракеты, перевороты и массовые убийства по сравнению с сигарами и пятном на платье

Уотергейт и КОИНТЕЛПРО были незначительными преступлениями по сравнению с тем, что творили Линдон Джонсон и Ричард Никсон за границей, включая, в случае с Никсоном, массовые убийственные бомбардировки Камбоджи (приведшие к возвышению там геноцидного режима Пол Пота), а также координация и поддержка США фашистского военного переворота, свергнувшего демократически избранного правительства Сальвадора Альенде в Чили и убившего тысячи рабочих и активистов в 1973 году. Во время показанных по телевидению слушаний по Уотергейту, никто в царствующих СМИ или Конгрессе не потрудился упомянуть, что Никсон осуществил «одну из наиболее интенсивных бомбардировок густо населенных территорий крестьянской страны (Камбоджа) в истории, убив, возможно, 150 000 людей» (Хомски, Понимание власти, 120).

Уотергей был также гораздо меньшим преступлением, чем Иран-Контрас схема администрации Рейгана. Скандал затрагивал военную элиту США, Белый дом и офицеров разведки, которые нелегально финансировали правых террористов в Никарагуа, известных как Контрас, за счет секретных продаж ракет Ирану.  Отражая ощущение властей США, что свобода и независимость печати, вдохновленная 1960-ми годами, зашла достаточно далеко с раскрытием Уотергейта, корпоративные властители прессы согласились не раскручивать Иран-Контрас скандал до такой степени, что еще один президент-преступник был бы вынужден уйти в отставку – в данном случае по поводу, который было бы трудно согласовать с идей, что внешняя политика США всегда проводится с лучшими намерениями.

bill_and_monica-1

Билл и Моника: Грязная история, угрожающая президенту (источник изображения)

В значительной степени благодаря этому соглашению следующий большой скандал в официальной памяти США после Уотергейта заключается не в убийстве тысяч крестьян Никарагуа, а в не слишком привлекательном пятне на голубом платье молодой сотрудницы Белого дома, содержащем немало попутешествующую ДНК Билла Клинтона.  Клинтон сейчас необычайно популярен в США. Он достиг этого не без помощи корпоративных СМИ, которые в свое время помогли почти добиться его отставки из-за громкого президентского скандала два десятилетия назад. Так что же привело Клинтона к  тому, что его почти выкинули из Овального кабинета: принятие ультра-репрессивного и корпоративного Североамериканского соглашения о свободной торговле (НАФТА) вопреки обещаниям во время избирательной кампании не делать этого?; проталкивание и принятие жесткого закона об отмене минимальной федеральной помощи бедным семьям, поданного под соусом «реформ системы соцобеспечения», одновременно распространяя поблажки корпорациям и проталкивания убийственную дерегуляцию финансовой системы?; унижение России, преступая бомбежка Сербии (по придуманному поводу) и в целом развязывание новой холодной войны с Россией, что задушило надежду на абсолютно необходимое перераспределение ресурсов из раздутой системы Пентагона на человеческие и социальные нужды?; введение жестоких «экономических санкций», убивших более миллиона иракцев?  Нет, то, что почти погубило Клинтона, было детское фиаско с сигарой и fellatio c Моникой Левински – одно из многочисленных грязных сексуальных приключений  Неистового Билла – и глупое вранье, которое он рассказывал о своем жульничестве.

«Люди, которым принадлежит все» : Клинтон против Эдвардса и Никсона

Клинтон был прощен и искупил свою вину в глазах «основных» СМИ США и политических кругов. Подобное прощение никогда не было предложено Джону Эдвардсу. Причина такого контраста заключается в особенно неприличном характере аферы Эдвардса (протекавшей, когда его жена Элизабет Эдвардс боролась с раком, от которого в конечном итоге умерла) и его последующими дурацкими попытками все скрыть.  Однако, в то же самое время Безумный Джон Эдвардс совершил другой грех, гораздо менее простительный в корпоративной «демократии».  В свое президентской кампании он выступал красноречиво, страстно и , возможно, даже искренне, против богатой элиты и корпоративно-финансового контроля над главными политическими организациями страны. Делал ли он это серьезно или нет, но кандидат в президенты Эдвардс вышел за рамки дозволенного в наступлении  на концентрированное богатство.

Еще более интересное сравнение – это сравнение Клинтона с Никсоном. Рассуждая о том. Почему Никсону пришлось покинуть Белый дом в результате «тривиального» Уотергейта, Хомски заметил, что Никсон «нажил множество сильных врагов», когда он разрушил послевоенную систему Бреттона-Вуда. Система Бреттона-Вуда сделала доллар США мировой резервной валютой, привязанной к золоту, и  установила квоты на импорт, кроме всего прочего. Все это поставило США по существу  в позицию мирового банкира. Когда Никсон убрал золотой стандарт, отменил конвертируемость доллара и поднял налоги на импорт, он помешал «людям, которым принадлежит все». Главные «международные корпорации и банки полагались на систему (Бреттона-Вуда), и им совсем не понравилось, что она была сломана. (Хомски, Понимание власти, 119). Раздражение элиты по поводу реформ Никсона ярко проявилось в Уолл Стрит Джорнел и других элитных бизнес изданиях, что позволяет думать, что много людей при власти были бы счастливы, если бы Никсона удалили.

Нужно помнить, что Клинтон всегда оставался послушен корпоративным и финансовым хозяевам страны. «Люди, которые владеют всем», занимали ключевые позиции и имели подавляющее влияние в его воинственно неолиберальной, НАФТА- подписавшей администрации. Как заметил Чарльз Фергюсон в свое книге «Нация хищников: Корпоративные преступники, политическая коррупция и захват Америки» (2012), клинтоновская «экономическая и регуляторная политика была захвачена водителями, назначенными (финансовой) индустрией – Робертом Рубиным,  Лэрри Саммерсом и Аланом Гринспаном . . .  (и) банкирам был подан ясный сигнал, что они могут вести себя, как им заблагорассудится».

Дефлэйтгейт и продвижение милитаризма

Показательным эпизодов в богатой истории Соединенных Штатов в области избирательных публичных скандалов явилась история, пришедшая из мира спорта. Приглядимся к громкому медийному скандалу, возникшему перед недавним Супер Болом в связи с якобы шокирующим открытием, что чемпион Национальной футбольной лиги (НФЛ)  Патриоты Новой Англии изменил давление в мячах в соответствии в предпочтениями их защитника Тома Брейди. «Дефлэйтгейт» выглядит несерьезно даже в рамках спортивных правил и порядков, но он привлек бесконечное внимание прессы, и публичные дискуссии по этому поводу продолжались месяцами. В настоящий момент это самый крупный скандал, когда либо случившийся в НФЛ.

В реальности, два других скандала в НФЛ заслуживали бы гораздо большего внимания в культуре с серьезными моральными устоями. Первый имеет отношение к кампании, проводимой НФЛ по подрыву и дискредитации медицинских исследований, убедительно показывающих, что откровенно жестокая и сверх-агрессивная игра,  продаваемая сверх-прибыльной и влиятельной Лигой, имеет долгосрочный и всеобъемлющий разрушительный эффект на мозг многих игроков, начиная от профессионалов высшего класса и заканчивая игроками более низкого ранга. Это серьезная моральная дилемма, учитывая популярность игры в США, где более 1,1 миллиона учащихся старших классов и более 90 тысяч студентов колледжей принимают участие в игре, поражающей их мозг.

Второй скандал связан с недавними сообщениями о том, что НФЛ получила миллионы долларов от министерства обороны за то, что она проводила церемонии на игровых полях и стадионах в честь войск США и ветеранов  до и во время игр. Есть что-то более чем слегка некрасивое в том, что НФЛ берет деньги за чествование солдат нации. Лига, в конце концов, весьма прибыльна, в значительной степени благодаря нежным отношениям с Вашингтоном. Благодаря ее исключительному статусу в Вашингтоне, она функционирует как законная de facto монополия.  Лига зарегистрирована как 501(c)6 (неприбыльная организация – прим. переводчика) и поэтому не платит никаких налогов.  Неудивительно, что миллиардеры, владеющие всеми, кроме одной, командами Лиги (Упаковщики Зеленого Залива принадлежат 360 584 владельцам акций),  все получают приятные прибыли на их владения (ни одна другая из главных спортивных Лиг США не может такого сказать). Вроде бы, можно было бы подумать, что эти сверх-богатые получатели доходов от корпоративной социальной защиты не нуждаются в оплате для того, чтобы предложить «немного любви» нашим войскам  – людям, которым посылают убивать, калечить, умирать и получать устрашающие увечья якобы для защиты «свободы» и «цивилизации». Но нет, футбольные бароны должны получить свой кусок мяса даже от этого небольшого действа «воздаяния» нашим военным «героям» – нечто, что наши воинственные республиканские политики типа Джона МасКейна (республиканец от Аризоны), Джеффа Флейка (республиканец от Аризоны) и Крис Кристи назвали «бесстыдным» и «возмутительным».

Заметьте, тем не менее, что это не явилось скандалом в национальных СМИ, погребенных в обычном моральном зыбучем песке Американского Эксепшионализма, который утверждает, что Соединенные Штаты и, прежде всего, их вооруженные силы и их войны всенепременно хороши и благородны: федеральное правительство забирает миллионы долларов налогоплательщиков и инвестирует в милитаризм, который приводит к преступлениям с массовыми убийствами, таким как вторжение США во Вьетнам или Ирак, пытки и удары беспилотников, приведшие миллионы мусульман в объятия экстремистских исламских групп. Если присвоение денег налогоплательщиков футбольными капиталистами, откровенно ищущими прибыли – это скандал, то скандал также давать деньги налогоплательщиков якобы высокоморальному Пентагону. Министерство обороны тратить народные деньги для того, чтобы увеличить свои возможности по набору в армию и сохранению щедрого финансирования налогоплательщиками, а также для военных авантюр по всей раздираемой войнами планете, в которой на США приходится половина всех военных расходов.

Социальное обеспечение для бедных и социальное обеспечение для богатых

Тем не менее, я думаю, это хорошо, что возникают скандалы, привлекающие наше внимание, хотя и ненадолго, к федеральным платежам, получаемым богатыми. Многие десятилетия в США основные СМИ и политическая среда продвигала отвратительную идею о том, что есть что-то скандальное в том, что правительство Соединенных Штатов тратит на помощь бедным даже тот сравнительно крохотный процент ресурсов. Эта ядовитая и реакционная идея способствовала той уже упомянутой  «реформе» (уничтожению) социального обеспечения, проведенной Биллом Клинтоном (и Ньютом Гиндричем), Диккенсовская политика, оказавшаяся катастрофической для многих миллионов обедневших американцев в нынешнем веке. Одновременно, правительственное социальное обеспечение США сохраняется тихо, без шума, без скандала – для немногих богатых, связанных с  корпорациями и финансами. Как откровенно сообщила два года назад ведущая деловая газета США Блумберг Бизнес своим элитным (и поэтому лояльным) читателям , рассказывая об исследованиях Международного Валютного Фонда:

«крупнейшие банки США не совершенно являются прибыльными . . .  миллиарды долларов они якобы зарабатывают для своих держателей акций ( являются) почти полностью подарком налогоплательщиков . . . ведущие пять банков – ДжПМорган, Банк Америки, Ситигрупп, Уеллс Фарго, и Голдман Сачс Груп. . .  банки, занимающие командные посты в финансовой отрасли США – с почти 9 триллионов долларов накоплений, более чем половина экономики США –  в лучшем случае остались бы при своих в отсутствие корпоративного «социального обеспечения». В значительной степени прибыль, о которой они докладывают, представляет собой перевод денег от налогоплательщиков к держателям акций».

Под «корпоративным социальным обеспечением» Блумберг Бизнес понимают не только массивные покрытия убытков (bailouts), которые получили крупные банки после того, как они поспособствовали краху экономики в 2008 и 2009 годах, но также и прежде всего уменьшение цены заимствования из-за политики федерального правительства , позволяющей банкам занимать деньги под низкие или нулевые проценты.

Такое, конечно,  происходит не только в финансовом секторе, когда большие политически влиятельные корпорации получают гигантские правительственные субсидии и защиту, оставаясь полностью свободными от суровой любви «дисциплины свободного рынка», предлагаемой той самой «реформой социального обеспечения». Упомянутая выше система Пентагона сама по себе является гигантской формой корпоративного социального обеспечения для высокотехнологических американских и глобальных корпораций, одним из бесчисленных путей,  при помощи которых федеральное правительство финансирует и защищает Большой бизнес, включая субсидируемые и высокоприбыльные энергетические компании, которые вскоре приведут человечество к прыжку с обрыва из-за глобальных антропогенных изменений климата. Забавно, что такие вещи никогда как-то не достигают в США уровня скандала – не чаще, чем миллионы убитых  империей США в виде “побочного ущерба”  в разных местах за рубежом, особенно  на богатом нефтью Ближнем Востоке.

Пол Стрит живет в Йова Сити. Его последняя книга “Их управление: 1% против демократии” (Paradigm, 2014). С ним можно связаться по адресу: paul.street99@gmail.com.