Сведение счетов или реформа системы? Борьба против «бывших людей» «режима» Януковича

Источник http://www.counterpunch.org/2015/02/23/the-fight-against-former-people-of-yanukovych-regime/

Автор Галина Мокрушина 

Перевод Claudio

Директор украинского национального института онкологии уволен.

Только-только собирались опубликовать в Counterpunch мою недавнюю статью  о попытке заставить директора украинского Национального Института Онкологии в Киеве покинуть свой пост, как один коллега обратил мое внимание на статью по той же самой теме, опубликованную почти одновременно с моей в газете The Guardian. Тогда я принялась писать статью, где отзываюсь о пристрастном и предвзятом подходе английской газеты. Но события 16-го февраля изменили главную тему статьи.

Профессор Игорь Щепотин получил уведомление о собственном увольнении 16-го февраля прямо в операционной, пока он собирался оперировать пациента, уже находившегося под наркозом. Группа людей (их «главарем» был др. Семиволос из того же самого института) ворвалась в операционную и уведомила профессора о том, что он уволен и должен немедленно покинуть помещение. Он был вынужден уйти, пока пациент еще оставался на операционном столе.

Когда сотрудники UNN News дозвонились до него,  Проф. Щепотин подтвердил то, что произошло с ним в тот день. “Срок моего договора как директора Института истек 11-го февраля. Однако, я в этом институте до сих пор являюсь главой отделения онкологии брюшной полости» он сказал. «Потому-то я тогда отправился в операционную делать свою работу  – спасать жизни людей».

“Получилось как театральное представлении… Жаль, что те, кто так сильно хотел меня сместить с должности директора, абсолютно не заботятся о жизни людей”.

История увольнения проф. Щепотина началась много месяцев назад. Прежде чем рассказать ее,  я напомню, что проф. Щепотин – известный всему миру хирург-онколог и член многочисленных международных организаций. Он опубликовал 600 научных докладов и 300 статей. Международная организация хирургов, гастроэнтерологов и онкологов (IASGO), членом которой является проф. Щепотин , 11-го февраля этого года отправила письмо к украинскому Министру здравоохранения О. Квиташвили в поддержку деятельности профессора. “Благодаря его усилиям, Украина получила мировую известность  по достижениям в онкологии. Украина является страной -членом многих международных и профессиональных сообществ… Мы имели честь пригласить проф. Щепотина в качестве председателя комиссии последнего мирового съезда IASGO, который проходил в Вене в 2014 году. Проф. Щепотин – выдающийся и добившийся мирового признания хирург-онколог”.

Как могло так получиться, что врач, имеющий такую репутацию, был так театрально и грубо выгнан прямо из операционной института, которым руководил, и был уволен без всякого уведомления? Все началось, когда новое украинское правительство, сформированное в прошлом году вследствие государственного переворота, назначило несколько участников Евромайдана на министерские должности. Новое правительство желало признать таким образом роль, сыгранную рядовыми украинцами в свержении “преступного” режима бывшего президента Виктора Януковича.

Олег Мусий, западный украинец и врач по профессии, был доброволным активистом Евромайдана, где он помогал раненым людям и лечил их. Он-то и был назначен министром здравоохранения после победы Майдана. С самого начала он задался целью искоренить коррупцию в своем ведомстве и в самой здравоохранительной системе по всей Украине. Он уволил большинство высокопоставленных руководителей Министерства и оправдывал свое решение тем, что они назначались свергнутым режимом и крали государственные деньги. Он еще обвинил своего заместителя в том, что тот не сумел организовать оперативно подряды на приобретение партий лекарств. Неудивительно, и его заместитель тоже был назначен прежним правительством. Но карьера Мусия уперлась в потолок 1-го октября 2014 года, когда премьер Яценюк уволил его в связи с “неудовлетворительными результатами, достигнутыми в программе по приобретению партий лекарств”. В свою очередь, Мусий назвал правительство Яценюка “обновленным вариантом режима Януковича”.

Но вернемся к Национальному Институту Онкологии. Мусий считал, что его директор, проф. Щепотин, тоже принадлежал к коррумпированным аппаратчикам старого режима, и было необходимо его устранить с должности. У Мусия был союзник внутри института,  др. Андрей Семиволос, тоже активист Майдана. После победы Майдана, Семиволос решил начать революцию и в институте. Он нашел десяток единомышленников (преимущественно из молодых специалистов) и развернул внутренний конфликт для установления своих порядков. В июне 2014 года, группа Мусия основала так называемый «независимый» профсоюз, который, на их взгляд, должен был представлять интересы всех сотрудников института. Однако у института уже был свой профсоюз, который насчитывал более 900 членов. Согласно уставу института и коллективному договору, заключенному с его сотрудниками, только последний профсоюз имел право представлять интересы сотрудников института.

Уставной профсоюз отправил 13 ноября письмо тогдашнему исполняющему обязанности  министра здравоохранения Украины. В письме ответственные лица законного профсоюза жаловались на то, что “независимая” профсоюзная организация незаконна и, поэтому не имеет права говорить от имени всех сотрудников института. Кроме того, в письме утверждалось, что  главная цель  “независимого” профсоюза – дестабилизировать деятельность института, затевая расследования под благовидными предлогами  и распространяя ложную и однобокую информацию об институте в прессе и социальных сетях. Все эти маневры сводились к тому, чтобы сместить директора. Члены законного профсоюза еще напомнили в своем письме, что Семиволос отправил от имени “независимого профсоюза” письмо Министру Здравоохранения с просьбой назначить Володимира Мишалова на пост нового директора. Проблема заключалась в том, что Володимир Мишалов – кардиолог по специальности,  и поэтому не обладает  нужной квалификацией, чтобы руководить институтом, специализирубщимся на онкологических заболеваниях. Кроме того, Мишалов оказался мужем Катерины Амосовой, новой руководительницы Национального Медицинского Университета им. Богомольца в Киеве. Эта дама тоже пришла к власти на волне революции Майдана, самопровозгласив себя деканом университета после того, как тогдашний декан, Виталий Москаленко, был вынужден написать заявление о собственной отставке под давлением группы студентов, возглавляемой депутатами из оппозиции. Впоследствии Мусий, в качестве нового министра здравоохранения, признал законность ее действий, официально назначив ее на пост декана университета.

28 мая 2014 года, научные сотрудники Института Онкологии провели акцию протеста перед Министерством Здравоохранения в связи с безконечными проверками и ревизиями, направленными на обнаружение нарушений в работе института. Врачи держали плакаты с надписью: “Министерство Здравоохранения, прекрати свои проверки! Дай нам работать!” В акции протеста приняли участие около 30-и сотрудников института. Когда Семиволосу был задан журналистом вопрос, почему сотрудники протестуют, он ответил, что некоторых проблема постоянных проверок абсолютно не интересует, в то время как другие работают в отделении Щепотина и, поэтому сохранение их рабочих мест зависит от него.

Семиволос и его единомышленники тоже организовали 18 июня акцию протеста перед Министерством Здравоохранения, требуя капитальной чистки внутри украинской здравоохранительной системы и увольнения Щепотина. Это новое поколение революционной украинской интеллигенции: поэтому они свою акцию организовали творчески. Они рассыпали живых раков на карту Украины, чтобы символизировать пораженную раком коррумпированную  систему онкологического здравоохранения Украины.

Мне так хотелось бы верить в чудесную историю борьбы новой, демократической Украины против прогнившей, авторитарной украинской бюрократии, но слишком много фактов указывают на то, что эта история не соответствует действительности.

Во-первых, приемы, которыми пользуются новые украинские демократы для очистки системы от “приспешников” свергнутого режима, мягко говоря, сомнительны. Например, когда в декабре 2014 Щепотин вернулся на работу после четырехмесячного вынужденного отпуска по состоянию здоровья, депутат Верховной Рады Сергей Каплин, в сопровождении съемочной группы из телепередачи с многозначительным названием “Народный Следственный Комитет”, ворвался в офис Щепотина и начал его допрашивать перед видеокамерой. Каплин потребовал, чтобы Щепотин объяснил, почему он до сих пор находится в офисе директора и почему до сих пор не написал заявление об отставке. Каплин пригрозил Щепотину, что он передаст по телевидению досье, которое угробит репутацию его, Щепотина, “как онколога и человека”. Затем Каплин приказал Щепотину собрать свои вещички и убраться из офиса.

Сотрудники института были в шоке от такого самосуда и написали письмо Володимиру Гройсману, спикеру украинского парламента. В письме было ясно сказано, что Каплин использовал свой депутатский статус, чтобы провести провокацию против института для достижения собственных корыстных целей. Иначе, как объяснить его неприличное и безнравственное поведение, совершенно неприемлемое для цивилизованного общества? Представители от профсоюза потребовали от Гройсмана наказать Каплина за нарушение украинского законодательства.

Когда Семиволос выступил 18 июня с акцией протеста перед Министерством Здравоохранения, он сумел собрать от силы 20 человек. Наоборот, 4 февраля 2015 года (то есть в Международный День борьбы против рака), сотрудники института онкологии вышли на улицу с акцией протеста против объявленных сокращений в финансировании института и планов на смещение Щепотина с поста директора. Их акция протеста была гораздо более многочисленной по сравнению с количеством людей, которых группе Семиволоса удалось вообще когда-нибудь собрать. Участники этой акции тоже потребовали нового директора, но через честные выборы. В своей предыдущей статье, я писала, что согласно новому совместному договору, директор института назначен Министром Здравоохранения. Это новое постановление было подтверждено министром здравоохранения Квиташвили. Однако, ни один представитель института не имел возможность его подписать, потому что документ был секретно составлен Министром. Институт получил его только в порядке уведомления. Этот факт вызвал настоящее возмущение среди сотрудников. Члены институтского профсоюза отправили письмо министру Квиташвили с просьбой выяснить причину подобных изменений в Уставе и назначить им встречу для дальнейшего обсуждения данного вопроса.

Мне неизвестно, было ли время у министра Квиташвили на встречу с сотрудниками института. На данный момент другой профессор института, Олена Колесник, исполняет обязанности директора, пока “новый директор не будет назначен в соответствии с процедурами, установленными законом”. Ходят слухи, что новый директор уже выбран. Как можно было ожидать, это Володимир Мишалов, о котором я уже упоминала.

Однако, мы сможем узнать имя “назначенного” директора только после официального уведомления, которое еще так и не поступило. Согласно уставу института, согласованному между министром здравоохранения и профсоюзом самого института, для выбора директора предусматривается, как непременное условие, соблюдение открытого конкурса под наблюдением специальной комиссии из профессоров института и посторонних специалистов. Но один вопрос не дает мне покоя: министр зравоохранения наверняка знал о том, что срок проф. Щепотина на должность директора истекал 11-го февраля, так что почему он не предпринимал нужные шаги, чтобы заблаговременно выбрать преемника Щепотина?

Это один из примеров осуществления закона о “люстрации”, принятого Верховной Радой в октябре 2014-го года. Этот закон предусматривает расследование и увольнение тех чиновников, которые либо способствовали водворению “незаконного” режима Януковича либо занимали важные должности в коммунистической партии или в комсомольских организациях (до 1991-го года). Европейская Комиссия за демократию через право высказалась критически о таком законе, ибо он не соответствет европейским принципам.

В “революционном” восстании за справедливость, евромайдановцы необдуманно уничтожают все проявления старого режима. На самом деле, евромайдановцы в явном  меньшинстве, как показало дело Щепотина.  Гораздо бОльшее количество украинцев не согласно с крестовыми походами против предполагаемых несправедливостей, устроенными сторонниками Майдана.

Ни одна реформа не может быть достойно претворена в жизнь, если она проведена скрытно и пристрастно. Более того, система сопротивляется таким реформам, и это правильно. Да, система коррумпированна, но не так страшно и безнадежно, как The Guardian очень активно намекает (в следующих статьях я вернусь к обвинениям, выдвинутым The Guardian). Вместо того, чтобы поддаться вечному искушению каждой новой украинской власти устранить без разбора всех высших чиновников предыдущего “режима”, реформаторам с майдана следовало бы рассмотреть объективно и открыто квалификацию и особенности каждого чиновника, при этом учитывая отзывы подчиненных о нем. Но я сомневаюсь, что новые реформаторы будут так поступать. Действия новых хозяев в Киеве больше напоминают обыкновенное сведение счетов, чем искреннее желание приступить к реформам. Ирония состояит в том, что Мусий был прав: правительство премьер-министра Арсения Яценюка -всего лишь копия режима Януковича. В этом плане, Евромайдан не изменил почти ничего.

Я задаюсь следующим вопросом: смогут ли на самом деле украинцы изменить радикально свою государственную систему сверху донизу? И необходимо ли это на самом деле? Осуществляя радикальные реформы, рискуешь развалить вообще всю систему. Но правительство – любое правительство – обязано предоставить медицинское обслуживание, кормить население, обеспечить нормальное функционирование государственной машины и т.д. Лучше сохранить то, что в системе работает, и изменить то, что в ней плохо. Реформу можно проводить постепенно, шаг за шагом. Медленное, но верное продвижение, а не тот безумный рывок вперед, которого Майдан так требовал, но с которым он, оказывается, не в состоянии справиться.

Галина Мокрушина имеет пол-ставки профессора и в данное время готовит кандидатскую диссертацию (PhD) по специальности Социология в университете Оттавы. Она имеет степень кандидата наук по лингвистике и магистра по коммуникациям. Ее научные интересы включают: переходная юстиция, коллективная память, исследования этносов, диссидентское движение на Украине, история Украины, социологическая теория. Ее кандидатская диссертация посвящена памяти о сталинских репрессиях на Украине.  Летом 2013 года она посетила Львов, Киев, Харьков и Донецк для проведения полевых исследований по своей теме. В данный момент, она заканчивает работу над диссертацией. С ней можно связаться по адресу: halouwins@gmail.com.