ПОЧЕМУ ДОГОВОР О ТРАНС-ТИХООКЕАНСКОМ ПАРТНЁРСТВЕ — КАТАСТРОФА ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ

источник: http://robertreich.org/post/107257859130

Автор Роберт Рейх (Robert Reich)
Перевод Roobit

Заправляющие сейчас Конгрессом республиканцы утверждают, что готовы сотрудничать с президентом Обамой, и указывают на предложенный администрацией договор о Транс-тихоокеанском партнёрстве, или ТТП, как на модель такого сотрудничества. Есть один недостаток — ТТП станет катастрофой.

Если вы особенно ничего и не слышали о ТТП, то это уже часть проблемы. ТТП, вовлекая страны от Чили до Японии с населением в 792 миллиона человек, представляющими 40 процентов мирового хозяйства, станет крупнейшим торговым соглашениям в истории, но составлен он был в тайне.

Не американская общественность, а лоббисты крупнейших корпораций США и банков Уолл-стрита участвовали в его составление. Это — рецепт для ещё более жирных прибылей и ещё более щедрых выплат находящимся там наверху, а для большинства из нас договор является совершенно скверным делом, как, впрочем, скверным делом он является и для большинства обитателей планеты.

Немного предыстории. Мы всегда считали, что торговая политика состоит из выбора между «свободной торговлей» и «протекционизмом». При свободной торговле наши границы открыты для товаров из других стран. Протекционизм означает, что ввоз этих товаров ограничен пошлинами и квотами.

Выбором Америки в течение десятилетий после Второй мировой войны являлась свободная торговля. По этому замыслу каждая страна могла бы специализироваться на выпуске товаров, которые у ней лучше всего получается производить по наименьшей цене. Таким образом уровень жизни будет подниматься везде — и здесь, и заграницей. Новые рабочие места будут заменять утраченные. Коммунизм удастся сдержать.

Свободная торговля действовала три десятилетия. Для всех это положение дело было выигрышным.

В последние же десятилетия выбор усложнился, а выигрыш от свободной торговле оказалась перенаправленным в пользу находящихся наверху общества.

Пошлины уже и так очень низкие. Переговоры поэтому будут вестись вокруг таких предметов, как интеллектуальная собственность, финансовое регулирования, трудовое законодательство, и правила в отношении безопасности, здравоохранения, окружающей среды.

Сейчас выбор не сводится к простому «свободная торговля» против «протекционизма». Большие корпорации и Уолл-стрит хотят немножко и того, и другого. Они хотят международной защиты своей интеллектуальной собственности и других активов. Поэтому они пытаются изменить торговые правила таким образом, чтобы обезопасить себя и расширить влияние своих патентов, торговых марок и прав воспроизведения и переиздания работ заграницей, а также защитить свои франшизные договора, ценные бумаги и кредиты по всему миру.

Но они также хотят уменьшить защиту потребителей, трудящихся, небольших капиталистов и окружающей среды, потому что всё это мешает прибыли. Поэтому они пытаются заполучить такие торговые правила, которые позволили бы им пренебречь сложившимися механизмами защиты.

Не приходится удивляется, что, как любое соглашение, составленное главным образом лоббистами корпораций и Уолл-стрита, ТТП представляет собой именно такою смесь.

Из просочившихся на настоящий момент сведений ясно, что, например, фармацевтическая промышленность получит большую защищенность своих патентов, что задержит появление одинаковых по составу и действию непатентованных лекарств. Это замечательно для гигантов фармацевтической отрасли, но никак не для жителей развивающихся стран, которые не смогут себе позволить некоторые необходимые для жизни лекарства.

Договор о Транс-тихоокеанском партнёрстве также предоставит в услужение корпорациям международный, но совершенно частный трибунал, находящийся вне юрисдикции какой-либо страны, который сможет присуждать возмещение ущерба за «несправедливую экспроприацию» иностранных активов.

Что еще лучше для всемирных корпораций, трибунал сможет присуждать возмещение за прибыль, недополученную из-за законодательства отдельных стран. Филип Моррис использует подобное положение против Уругвая (положение является частью двустороннего торгового соглашения между Уругваем и Швейцарией), утверждая, что жесткие ограничения на курение в Уругвае несправедливо уменьшают извлекаемую компанией прибыль.

Все, кто верит в пользу от договора о Транс-тихоокеанском партнёрстве для американцев, должны поразмыслить и о следующем: иностранные «дочки» американских корпораций смогут также оспорить любые установленные правительством США внутренние правила, если они «несправедливо» уменьшают их прибыль, например, если эти правила предохраняют американских потребителей от небезопасных изделий и нездоровых продуктов, инвесторов от мошеннических ценных бумаг и ростовщического кредитования, рабочих от небезопасных условий труда, налогоплательщиков от очередного спасения Уолл-стрита или окружающую среду от ядовитого загрязнение.

Администрация утверждает, что это торговое соглашение увеличит американский экспорт на быстрорастущие Тихоокеанские рынки, где США сталкивается с усиливающейся конкуренцией со стороны Китая. Договор о Транс-тихоокеанском партнёрстве — часть стратегии Обамы по сдерживанию растущей экономической и стратегической мощи Китая.

Допустим. Но соглашение также позволит американским корпорациям перевести ещё больше рабочих мест заграницу.

Другими словами, Договор о Транс-тихоокеанском партнёрстве – это троянский конь, на котором можно участвовать во всемирных скачках прямиком ко дну, дающий большим корпорациям и банкам Уолл-стрита орудие по уничтожению любого законодательства и любых правил, мешающих наращиванию их прибыли.

Во время, когда прибыль корпораций находится на рекордном уровне, а медианная заработная плата ниже, чем она когда либо была за последние четыре десятилетия, большинство американцев нуждаются в защите, но никак не от международной торговли, а от политической власти больших корпораций и Уолл-стрита.

Договора о Транс-тихоокеанском партнёрстве — это неверное средство разрешения несуществующей проблемы. С какой стороны на него ни смотреть, соглашение является попросту вредным.