Надежда на помощь Путина в Сирии

Источник https://consortiumnews.com/2015/10/04/the-hope-behind-putins-syria-help/

Октябрь 4, 2015

Автор Рэй МакГаверн (Ray McGovern)

Перевод Eugenia

В разгаре кризиса в Сирии президент России Владимир Путин принимает президента Барака Обаму на встрече G20 в Константиновском дворце в Санкт Петербурге 5 сентября 2013 года (Официальное фото Белого Дома, автор Петер Суза)

Эксклюзив: президент Обмана настаивает на том, чтобы смотреть в зубы дареному коню российской военной помощи воюющему сирийскому правительству. Вместо того, чтобы приветствовать содействие в сдерживании суннистских экстремистов, Обама идет на поводу у нео-консерваторов и либеральных ястребов, как нам объясняет бывший аналитик ЦРУ Рэй МакГаверн.

Российские бомбовые удары по позициям боевиков в Сирии, продолжающиеся уже пять дней, полностью меняют игру. Используя афоризм философа Иоги Берра, можно сказать, что «будущее теперь не то, каким оно было раньше». Иоги также предупреждал: «Тяжело делать предсказания, особенно о будущем».

Поэтому мы сосредоточимся в основном на том, как и почему война в Сирии достигла такого накала, как мы видели на этой неделе, на том, насколько велико влияние прямого российского военного вмешательства в поддержку сирийского правительства, а также на ими самим созданной дилемме, с которой столкнулись Президент Барак Обама и его беспомощные советники, все время требующие «смену режима» в Сирии в качестве панацеи от кровавого конфликта.

Рассматривайте эту статью, как попытку предоставить противоядие к подростковому анализу Стивена Ли Майерса, напечатанному на первой странице воскресного выпуска Нью Йорк Таймс, а также, на самом деле, всему, что было написано о Сирии в Таймс и других основных СМИ Америки. Многие статью, обвинившие президента России Владимира Путина в обмане, сознательно переврали его слова об ударах по всем «террористическим группам», представив, что они относились только в Исламскому государству, как будто Нустра фронт Аль-Кайды и другие вооруженные экстремисты не «террористы».

Однако, если Вашингтон решится спуститься в реальный мир – а не оставаться в воображаемом мире, простирающемся от Белого Дома и Госдепа через «мозговые тресты», контролируемые нео-консерваторами, до редакторских страниц основных СМИ – он столкнется с классической «дьявол, которого ты знаешь» проблемой.

Неужели Вашингтон на самом деле думает, что президент Башар Асад, как бы его ни демонизировали как главного виновника конфликта, обвиняемый в убийстве более, чем 250 000 человек, хуже, чем палачи Исламского государства или глобальные террористы Аль-Каиды? Что, президент Обама на самом деле считает, что какая-то хирургическая смена режима в Дамаске может быть произведена без разрушения сирийского правительства и без того, чтобы оставить открытым путь для победы Исламского государства/Аль-Каиды? Стоит ли игра свеч?

Президент Обама должен задать эти вопросы неоконсерваторам и либеральным интервенционистам в Госдепартаменте, посаженным туда бывшим Государственным секретарем Хилари Клинтон, которая – как и лидеры Израиля – жаждет уничтожения Асада. «Смена режима» в Сирии была на повестке дня Израиля и неоконсерваторов с середины 1990-х, и идея неоконсерваторов в последнее десятилетие состояла в том, что свержение Асада должно произойти сразу после «смены режима» в Ираке в 2003 году, только иракская схема не сработала так, как была задумана.

Но, возможно, есть еще основания надеяться. В конце концов, Обама выказал смелость, когда он сломил жесткое сопротивление неоконсерваторов против недавнего ядерного соглашения с Ираном. Так что, он может еще собрать воедино разум и выдержку для того, чтобы противостоять им опять, хотя это сложно предполагать, слушая его недавние выступления, в которых он воспроизводит аргументы ястребов войны, даже когда сопротивляется их наиболее опасным планам действий.

На пресс конференции в пятницу Обама сказал: «В моем разговоре с президентом Путиным я предельно ясно выразил точку зрения, что единственный способ решить проблему в Сирии – это осуществить политический переход с включением разных сил – который сохраняет государство, сохраняет армию, поддерживает структуру, но который включает в себя многие силы – и единственным способом это осуществить будет для м-ра Асада уйти, потому что невозможно реабилитировать его в глазах сирийцев. Это не мое суждение; это суждение подавляющего большинства сирийцев».

Но Обама не объяснил, откуда он знает, что хочет «подавляющее большинство сирийцев». Многие сирийцы – особенно христиане, алавиты, шииты и мирские сунниты – по-видимому, видят в Асаде и его армии защитников, последний бастион, преграждающий путь ужасу, который несет победа Исламского государства или Нустра Фронта Аль-Каиды, который является основным компонентом так называемой «Армии завоевания», в то время, когда обе группы продолжают захваты на территории Сирии.

Безосновательное утверждение Обамы на пресс конференции, что «смены режима» аккуратны и чисты, их легко осуществить без всяких непредвиденных последствий, заставляет предполагать понимание мира на уровне второго курса университета, что поразительно для президента США, который занимает эту должность более чем 6 с половиной лет, особенно учитывая, что он подошел с такими же мерками к ситуации в Ливии, которая ныне опустилась до состояния полной анархии.

Обама должен понимать, что альтернативы Асаду рискованны и непривлекательны – и реализация некоторых предложений, исходящих от кандидата в президенты Клинтон и других ястребов, об установлении США бесполетной зоны на частью Сирии не только была бы явным нарушением международного права, но могла бы привести к прямому военному столкновению с имеющей ядерное оружие Россией. В этот раз президенту придется сойти с пьедестала и заняться политикой, базирующейся на реальности, вместо упражнений в красноречии.

Да, вопрос остается открытым, не стал ли Обама заложником свое собственной пропаганды, такой как его навязчивая идея и применении в Сирии «барабанных бомб» для нападения на базы повстанцев, как будто эти грубые самодельные бомбы были чем-то необычайно жестоким, в отличие от тысяч тонн взрывчатки, которые США сбросили на Ирак, Сирию, Афганистан и другие страны за последний десяток лет.

Что, Обама на самом деле думает, что его «гуманитарные» бомбы – и те отданные союзникам США, таким так Саудовская Аравия и Израиль – не убивают невинных? Только за последнюю неделю саудовские бомбовые удары с воздуха убили 131 человека на свадьбе, и США в Кундузе, Афганистан, нанесли удар по госпиталю организации «Врачи без границ», жертвой которого стали по крайней мере 19 человек.

(Для сравнения, Нью Йорк Таймс описал преступление в Кундузе весьма осторожно под заголовком «США обвиняются после того, как бомбы попали в госпиталь в Афганистане», отметив, что Министр обороны Эштон Картер посвятил «мысли и молитвы всем пострадавшим», и добавил, что осуществляется тщательное расследование в сотрудничестве с правительством Афганистана чтобы «установить, что на самом деле произошло». Несомненно, нужно ожидать, что это убийство будет списано, как некая неизбежная «случайность» или оправданный «побочный ущерб».)

Имея дело с Обамой, нельзя исключить возможность того, что он настолько влюбился в свои возвышенные речи, что и на самом деле поверил в то, что он сказал выпускникам Вест Пойнта 28-го мая 2014 года; но если это так, кто-то должен его пробудить. Он сказал выпускникам:

« В реальности, Америка почти никогда не была сильнее по отношению ко всему остальному миру. Те, кто утверждает обратное . . . или неправильно прочитывают историю, или делают это из политических соображений . . . Итак, Соединенные Штаты есть и остаются единственной незаменимой нацией. Это было справедливо в прошедшем столетии и будет справедливо в следующем».

Как мы здесь оказались

Мир мог бы развиваться в совершенно другом направлении после падения Берлинской стены в ноябре 1989 года, исчезновения Варшавского пакта в феврале 1991 года и распада Советского Союза в декабре 1991 года. Эти события поставили США в позицию практически абсолютной власти – и мудрые лидеры могли бы воспользоваться этой возможностью, чтобы свернуть чрезмерное увлечение в мире вооружениями и военными путями решения проблем.

Но правительство США выбрало дугой путь, путь «постоянной» глобальной гегемонии, с использованием американской армии в качестве «вооруженного» мирового полицейского. Первая война в Персидском заливе под руководством Соединенных Штатов в январе-феврале 1991 года для наказания Ирака за вторжение в Кувейт предшествующим летом впрыснула стероиды в высокомерных лидеров неоконсерваторов, таких как Пол Волфовиц, в которых и без того было достаточно спеси.

Вскоре после этой войны генерал Весли Кларк вспоминал, как Волфовиц (в то время заместитель министра обороны по политике) объяснял свои идеи: «Мы поняли в этой войне (первая войне в Персидском заливе), что мы можем использовать нашу армию в этом регионе, на Ближнем востоке, и Советский Союз нас не остановит. И у нас есть от пяти до десяти лет, чтобы вычистить эти старые про-советские режимы – Сирия, Иран, Ирак, до того, пока следующая сверхдержава не появится, чтобы бросить нам вызов».

Кларк подчеркнул это замечание в своей речи 3 октября 2007 года, по-видимому, думая, что это может каким-то образом поднять его престиж как претендента на номинацию от демократической партии на президентских выборах (смотри эту очень любопытную 8-минутную выдержку).

Кларк добавил, что неоконсерваторы Бил Кристол и Ричард Перль Эне могли дождаться окончания действий в Ираке, чтобы можно было перебраться в Сирию . . . Это был политический переворот . . . Волфовитц , (вице-президент Дик) Чейни, (министр оброны Дональд) Рамсфилд, и ты могли бы назвать с полдюжины других коллабораторов из «Проекта нового американского столетия». Они хотели, чтобы мы дестабилизировали Ближний Восток, перевернули его вверх ногами, установили над ним наш контроль» («Продвижение неоконсерваторами хаоса на Ближнем Востоке» на consortiumnews.com).

Идеология «Проекта нового американского столетия» (ПНАС) была суммирована в 90-страничном докладе, опубликованном в 2000 году под названием «Выстраивая защиту Америки: Стратегии, силы и ресурсы для нового столетия», который пропагандировал Американский мир (Pax Americana), внедряемый посредством «превосходства военной силы США».

Доклад подчеркивал, что разрушение Советского Союза оставило США в позиции единственной мировой сверхдержавы, добавляя, что США должны напряженно трудится, чтобы не только поддерживать эту позицию, но и распространять свою военную силу на географические территории, которые идеологически противостоят американскому влиянию, подавляя страны, могущие встать на пути глобального доминирования США.

Догма ПНАС, в свою очередь, имеет предшественника в лице исследования «Окончательный разрыв: Новая стратегия для обеспечения безопасности государства», написанного в 1996 году для Премьер министра Израиля Бенямина Нетаньяху, когда он первый раз выбирался как глава партии. Это исследование было сделано под руководством супер-неоконсерватора Ричарда Перля, который позднее стал председателем Совета по оборонной политике при Министре обороны Дональде Рамсфильде (2001-2003); большинство участников исследования были известные американские неоконсерваторы.

Вот что Перль и его коллеги, многие из которых позднее занимали важные посты в администрации Буша/Чейни, писали о Сирии: «учитывая природу режима в Дамаске, будет естественно, а также и морально для Израиля отказаться о политики «всеобщего мира» и принять меры для сдерживания Сирии, привлекая внимание к ее программе по оружию массового поражения (sic) и отказываясь от соглашения «земля за мир» по Голанским высотам . . .

«Израиль может оформить свое стратегическое окружение, в союзе с Турцией и Иорданией, посредством ослабления, сдерживания и даже отбрасывания Сирии назад. Это усилие может сконцентрироваться на отстранении от власти Саддама Хусейна в Ираке – сама по себе важная стратегическая задача для Израиля – как средство ограничения региональных амбиций Сирии».

Почему Асад не делает то, что ему говорят?

Учитывая похмелье от неоконсервативного запоя во времена Буша/Чейни, можно сказать, что президент Обама был «под воздействием», когда он начал призывать Асада «уйти со сцены» в августе 2011 года. Тогдашний Государственный секретарь Хилари Клинтон тоже подпела, сказав ABC: «Асад должен уйти – чем раньше, тем лучше для всех заинтересованных сторон».

Расправы в 2011 году явились катализатором гражданской войны – когда войска Асада подавили выступления Арабской весны, которые, хотя в основном мирные, включали экстремистские элементы, убивающие полицейских и нападающие на войска. Но постоянные требования безоговорочной капитуляции со стороны Госсекретаря Клинтон и других лидеров США, повторяющих «Асад должен уйти», вместе со скрытой поддержкой США повстанцев, воюющих против войск сирийского правительства, конечно, породили надежду, что Асад сдастся, создавая иллюзию у различных суннитских боевиков, что захват Дамаска близок.

Особенно жалко выглядела поддержка Вашингтоном бездумная поддержка так называемых «умеренных» повстанцев – настолько позорный провал, насколько может быть. Какое-то время основные СМИ обращали внимание на эту катастрофу внутри катастрофы, после того как Пентагон недавно признался, что его проект стоимостью в 500 миллионов долларов вылился в подготовку четырех или пяти бойцов, все еще остающихся в строю.

Обама уже и раньше признал бессмысленность такого подхода. В августе 2014 года он сказал репортеру Нью Йорк Таймс Томасу Фридману, что надежда на «умеренных» повстанцев была «фантазией», которая «никогда не могла бы быть реализовала» как работающая стратегия. Но Обама поддался давлению со стороны политиков и СМИ, требующих от него «что-то делать».

Как отметил журналист Роберт Пэрри, «Наилюбимейшая фантазия официального Вашингтона . . . это идея, что в Сирии существует или может быть каким-то образом создана жизнеспособная «умеренная оппозиция». Эта вера типа «загадай желание» легла в основу одобрения Конгрессом (в сентябре 2014 года) 500-миллионного плана Барака Обамы обучать и вооружать таких «умеренных повстанцев».

Даже друг Пентагона Антони Кордсмэн из Центра стратегических и международных исследований недавно признал, что «что явно не происходит, так это какая либо разумная военная операция или успех, достигнутые повстанцами, которых мы подготовили».

Кордсмэн охарактеризовал условия с Сирии как «запутанные», отметив, что «в дополнение к участию в конфликте Ирана, Катар, Саудовская Аравия и Турция также поддерживают военные группировки в Сирии, превратив ее в игровую площадку действий через посредников, сюрреалистическую даже по стандартам Ближнего Востока.

Да, за прошедшую неделю «умеренные» сирийские повстанцы опять вышли на первый план, по крайней мере, в основных американских СМИ, когда российские самолеты начали бомбить цели, связанные с Армией завоевания, коалицией, в которой доминирует Ан-Нусра Фронт Аль-Кейды. Эта коалиция боевиков была неожиданно переквалифицирована в «умеренную» в порядке аргумента, что Россия должна бомбить только ИГИЛ.

СМИ в США также отвлекали внимание от того, откуда взялось Исламское государство (известное также как ИГИС, ИГИЛ или Даеш). Оно выросло из восстания суннитов против вторжения США в Ирак а 2003 году, когда это образование было известно под названием «Аль-Кейда в Ираке». Оно потом отделилось от Аль-Кейды из-за тактических разногласий, должен ли немедленно быть основан фундаменталистский суннитский халифат (позиция ИГ) или основной задачей являются террористические атаки на западе (позиция Аль-Кейды).

Путин критикует провалы политики США

Путин напомнил миру эту позорную историю – и другие неприятные последствия вмешательства США – во время своей речи на Генеральной Ассамблее ООН 28 сентября, заявив: «Так называемое исламское государство имеет десятки тысяч боевиков, воюющих за него, включая бывших иракских солдат, оставшихся на улице после вторжения 2003 года.

«Многие добровольцы пришли из Ливии, государственность которой была разрушена в результате нарушения резолюции 1973 Совета безопасности ООН. И теперь члены так называемой «умеренной» сирийской, поддерживаемой Западом, оппозиции присоединяются к радикальным группировкам. Они получают вооружение и инструктаж, и затем они переходят на сторону так называемого исламского государства . . .

«Я хотел бы сказать тем, кто этим занимается: Господа, люди, с которыми вы имеете дело, жестоки, но не глупы. Они не глупее вас. Итак, настоящий вопрос: кто играет кем? Недавний происшествие, когда самая «умеренная» оппозиционная группа передала свое вооружение террористам является ярким примером этого.»

Речь в ООН была не первым случаем, когда Путин предъявлял претензии официальным лицам США по поводу того, как они представляют факты о конфликте в Сирии. 5 Сентября 2013 года он публично обвинил Государственного секретаря Джона Керри в том, что он сказал Конгрессу неправду, преувеличив влияние «умеренных» повстанцев в Сирии.

Намекая на выступление Керри в Конгрессе, Путин сказал: «Это было очень неприятно и очень меня удивило. Мы с ними (американцами) разговариваем, и мы исходим из того, что они достойные люди, но он врет, и он знает, что он врет. Это очень печально». (Смотри «Восстанавливая доверие Путин-Обама»).

Но спектакль продолжается. Обама прекрасно знает, в каком печальном положении находится горстка ловких «умеренных», которые, возможно, все еще действуют в Сирии. К тому же, он не нуждается в Путине, чтобы понимать опасность, исходящую от ИГИЛ или Аль-Кеида, если эти суннитские экстремисты (вместе или по-отдельности) двинутся на Дамаск.

Итак, вопрос: Сможет ли Обама заставить себя признать российское военное вмешательство как положительный шаг к стабилизации Сирии и к появлению шанса на политическое урегулирование, или он будет держаться за «Асад должен уйти» как условие, отказываясь от помощи России и рискуя отдать победу ИГИЛ/Аль-Кеиде?

В этот раз русские могут нас остановить

Здесь и дополнительный другой элемент, создающий еще больший риск. Сейчас не 1990 года, когда победившие неоконсерваторы отбросили надежду на глобальную военную разрядку и вместо того начали пропихивать мировое доминирование США. При Путине Россия ясно дала понять, что она больше не будет молча позволять США и НАТО сжимать тиски вокруг российских границ.

Что касается Украины как «переднего дворика» России, Путин недавно строго отругал тех на Западе, которые «хотят, чтобы украинское правительство уничтожило . . . всех политических оппонентов и противников (на восточной Украине). Это то, что вы хотите на самом деле? Это не то, что хотим мы, и мы не позволим, чтобы это случилось».

Переброска Путиным самолетов и других вооружений в Асаду является результатом такого же подхода и в Сирии, которую Россия рассматривает как часть своего «заднего дворика». Смысл совершенно ясен: «Свергнуть Асада, имея перспективу победы террористов? Мы не позволим такому случиться».

Риск, однако, состоит в том, что американские неоконсерваторы и либеральные «интервенционисты» все еще пьяны своими мечтами о постоянном всеобщем господстве США, которое не потерпит вызова со стороны России, Китая или другого потенциального конкурента «американскому доминированию по всему спектру». Если эти воинственные ястребы не протрезвятся – и если Обама продолжит оставаться таким же неохотным пособником – то нельзя оставить без внимания шансы, что кризис на Украине или в Сирии может вылиться в ядерное столкновение.

Итак, поступок России на прошлой неделе действительно изменил правила игры; и Путин больше не играет в игры. Остается только надеяться, что Обама освободится от влияния воинственных неоконсерваторов и либеральных ястребов (на эту тему читайте «Обама терпит поджигателей войны»).

Рэй МакГаверн сотрудничает с «Расскажи миру», издательским отделением всемирной церкви Церковь Спасителя в центре Вашингтона. В течение его 27-летней службы в качестве аналитика ЦРУ, он занимал должность начальника отдела Советской внешней политики и готовил и лично проводил утренние один на один летучки в рамках Каждодневного информационного совещания президента. В январе 2013 года он совместно с другими основал общество «Ветераны-разведчики за здравый смысл» (VIPS).