Владимир Путин и Франсуа Олланд: Два главы государства встречаются со своими гражданами

Источник: http://www.voltairenet.org/article191307.html

24 апреля 2016

Автор: Тьерри Мезан (Thierry Meyssan)

Перевод: Eugenia

Хотя экономическая ситуация в Россия гораздо более сложная, чем по Франции, российские телезрители в массовом порядке смотрели передачу «Прямая линия с Владимиром Путиным», тогда как французы пропустили «Гражданский диалог в Франсуа Олландом». Две программы имели аудитории, соответствующие привлекательности этих двух персонажей. Терри Мэзан, в отличие от множества вульгарных комментаторов, не считает, что зрители и избиратели поддержали плохие экономические показатели. Они принимали решение о способности своих лидеров вести за собой страну или даже просто ею управлять.

14 апреля 2016 года президенты Владимир Путин и Франсуа Олланд на телевидении отвечали, каждый в своей стране, на вопросы своих граждан. В обеих случаях речь шла просто о разговоре, так как не ожидалось сообщения ни о каких новостях.

Европейский формат

Deux chefs d'État face à leurs concitoyens, par Thierry Meyssan-1Подобные программы развивались на европейском континенте уже в течение нескольких лет, но их нет в других странах, таких как Соединенные Штаты.

Если президент Барак Обама соглашается публично ответить на вопросы граждан, это исключительный случай и не представляется в качестве телевизионной программы на весь вечер. Чтобы показать свою близость к своим людям, он предпочитает вместе со своей семьей пообедать пиццей в фэст-фуд ресторане, окруженный фотографами. После того как он поселяется в Белом доме, президент США не должен давать отчет никому, ни Конгрессу (кроме как за преступления, могущие повлечь его импичмент), ни избирателям. В Европе, напротив, существует долгая традиция взаимодействия с главами государств. Они не должны бояться контактов с людьми. Поэтому европейского лидера часто можно увидеть прогуливающимся, тогда как президент США перемещается не иначе, как в машине с затемненными стеклами, окруженный многочисленными охранниками.

Обстановка

Deux chefs d'État face à leurs concitoyens, par Thierry Meyssan-4Владимир Путин выбрал шикарную обстановку: огромный зал с множеством людей, передача длительность 3 часа 30 мин (и которая продолжалась даже дольше на 10 минут). Франсуа Олланд выбрал менее торжественную обстановку: небольшой зал с несколькими дюжинами зрителей, и формат передачи в два раза короче – только 1 час 30 минут. В обоих случаях, съемки происходили не в стандартных студиях, а в залах, подготовленных для передачи – в Гостином зале в Москве и Музее человека в Париже.

Очевидно, что лица, которым предоставили слово, были тщательно отобраны. В последний момент, двух граждан, которых пригласили высказаться на Франция-2, благодарили за инструкции в Елисейском дворце. По-видимому, инструкции касались того, чтобы избегать показывать раздражение или злость. В конечном счете, только четверо граждан получили возможность взять слово. Отбор российским телевидением и Кремлем был проще, и хотя выступавших было гораздо больше,  но соответственно они сменяли друг друга у микрофона быстро и находились лицом к лицу с президентом гораздо более короткое время.

В российской студии находились зрители, которых привезли из провинции под предлогом приглашения на шоу, и они не подозревали до последнего момента, что будут участвовать в «Прямой линии с Владимиром Путиным». Подобная процедура значительно усложнила работу службы безопасности. Кроме того, на программу были приглашены известные деятели науки и экономики. Наконец, президент пригласил министров и генералов присоединится к публике, как он имеет обыкновение делать во время официальных пресс конференций. Это составило всего 300 человек. По контрасту, французская публика вся состояла из неизвестных персонажей: Франсуа Олланд решил появиться в качестве обычного гражданина.

В обоих случая было можно задавать вопросы по телефону или через СМС. В России эти методы были необычайно популярны: было получено 22 000 видео обращений, 55 000 СМС им более 3-х миллионов телефонных звонков.

Два президента перед лицом экономических проблем

Оба президента предстали перед своими гражданами с плохими результатами в экономике. Россия находится в состоянии серьезного экономического спада (более 4%, тогда как во Франции происходит длительная де-индустриализация и растет безработица). Международная ситуация, в частности, очень низкая цена на нефть, к сожалению, играет не в пользу России как страны-экспортера, но весьма выгодна для сельского хозяйства и промышленности Франции как страны-импортера. Тем не менее, президент Путин занял позицию нападающего, тогда как его французский коллега защищался.

Очевидно, что русские прекрасно понимают, что спад был сознательно вызван западными санкциями, тогда как французы имеют возможность наблюдать хорошие экономические результаты их партнеров по Европейскому Союзу.

Две различные манеры отвечать на вопросы

Президент Путин отвечал на вопросы, проясняя свою позицию. Когда ему рассказывали о творящейся несправедливости, он обещал лично разобраться. Но он никогда не отвечал, приводя цифры трат на социальные нужды или рассказывая о принятых мерах: эти темы он оставляет своим министрам. Он видит себя в роли руководителя, который рассматривает различные возможные варианты решения проблемы и выбирает их них тот, который кажется ему наилучшим.

Напротив, президент Олланд, отвечая на вопросы, рассказывал о различных мерах, принятых его правительством в данном секторе. Он хотел показать, что он эффективно работал, рассказывая о множестве ассигнований и субсидий, созданных или модифицированных. Но он ни разу не ответил, обрисовав стратегический выбор, который необходимо сделать. Он видит себя в роли распределителя, не вмешивающегося в ход событий, но подправляющего неравенство, которое при этом возникает.

Поступая подобным образом, Франсуа Олланд с этого момента отрекся от своей функции и низвел себя до уровня директора центральной администрации. Он больше не был лидером, но высокопоставленным чиновником, занимающимся политикой.

Говоря о внутренней ситуации, президент Путин подчеркнул важность разных партий, каждая имеющая свою точку зрения, но дополняющие друг друга и все приносящие пользу стране. Он, таким образом, выглядел как лидер, осуществляющий синтез над партиями. Он ни разу не упомянул свои личные планы.

Решив вступить в полемику с двумя гражданами, которые были представлены как выступающие с противоположных позиций – один сторонник Национального Фронта и другой участник “Ночи на ногах” (Nuit debout – протестное движение во Франции против антисоциальной и пропредпринимательской реформы французского трудового законодательства – прим. перевод.) – президент Олланд оказался в сфере противостояния. Хотя он и старался выступить в большей степени качестве защитника республиканских институтов, чем как кандидат левых. Этот прием имел целью ввести его в предстоящую избирательную кампанию, во время которой он будет добиваться избрания своего преемника. Между тем, выбрав в качестве одного из собеседников сторонника Национального Фронта, который сказал, что он голосовал за эту партию, потому что был зол, Олланд, по-видимому, воевал во вчерашней войне. В реальности сегодня голосовать за национальный Фронт не является больше выражением протеста, а есть результат одобрения их программы.

Два президента выбрали разные стратегии для показа свое близости к людям

Владимир Путин дал слово двум детям. Один их них спросил его, если Путин ест кашу на завтрак и если его вкусы изменились со временем. Путин ответил дружелюбно, показывая, что он доступен всем.

Франсуа Олланд решил продемонстрировать свои эмоции, рассказав о сообщении, которое к нему пришло несколько дней назад, о смерти трех молодых солдат при выполнении задания. И в этом случае он не соответствовал функции президента, поскольку глава государства не должен обосновывать свои решения, принятые для блага своей страны, своими личными эмоциями. Его проблемы непонятны: если эти солдаты отдали свои жизни за нацию, их нужно было бы чествовать как героев. В противном случае, должны ли мы думать, что он их отправил на смерть по какой-то другой причине и теперь чувствует свою вину?

Вопрос авторитета

В конце счете, два этих человека имели в виду выразить совершенно различные вещи.

Владимир Путин доказывал свою доступность. Когда гражданин задавал ему вопрос, на который он уже давал ответ, он просил журналистов позволить этому человеку продолжать, показывая тем самым, что он пришел сюда без часов, и что у него найдется время для каждого.

Франсуа Олланд готовил своего преемника. Он пришел, по его собственному выражению, «дать отчет» своим избирателям для того, чтобы снова просить их голоса. Он не думал, как президент, предлагающий своей стране возможные варианты развития, а откровенно выступал в качестве просителя, старающегося доказать свою добросовестность.

Порядка 60% российских телезрителей смотрели марафон президента Путина, длившейся 3 часа 40 минут. Менее 15% французских телезрителей заинтересовались избирательной кампанией Франсуа Олланда длительностью в 1 час 30 минут. Эти цифры соответствуют поддержке, которой располагают эти двое в своих странах; поддержке, не связанной с экономической ситуацией, но основанной исключительно на их личном авторитете и на том, как они понимают свою роль.