Падение Славянска, его значение и последствия

Военный анализ:

Сегодня Славянск окончательно пал в руки нацистов. Те из нас, с военным опытом, так же, как и руководители сопротивления Новороссии, понимали, что это было неизбежно. То, что это заняло так много времени для всей укровской армии взять этот небольшой городок, действительно многое говорит об удивительном мужестве его защитников и/или о не менее поразительной некомпетентности (или отсутствие мотивации) нападающих. Похоже, что Стрелков принял (мудрое) решение покинуть город и выйти, оставив только очень небольшие силы прикрытия для защиты его отступающих частей. Этот план, похоже, сработал хорошо, защитники прорвались через укровские линии без потерь и теперь направляются в сторону города Горловка (отстаивание Краматорска и Константиновки не имеет смысла на этом этапе). Военной целью Славянска было сконцентрировать укровские ” эскадроны смерти ” вокруг себя, чтобы позволить подготовку реальной линии обороны вдоль оси Донецк-Горловка-Луганск. Битва за Славянск достигла этой цели.

В чисто военных терминах вышесказанное в значительной степени всё, что может быть сказано об этом событии. Но война – это не чисто военные явление. В реальности войны всегда глубоко политические, а политика – это многомерная реальность, в которой чисто военные факторы всегда второстепенны по отношению к гораздо более важным факторам, таким как символизм.

Политическое измерение

В политическом плане падение Славянска – это катастрофа для Новороссии и даже для России.

Если бы Славянск был захвачен несколько недель назад после нескольких дней боёв, это было бы полбеды. Но Славянск сопротивлялся неделями, и в течение этих недель он стал символом сопротивления. Теперь, когда он пал, Славянск стал символом Российской бездействия. Здесь не чисто военные аргументы имеют значения, a восприятия. И восприятие однозначно, что Путин не смог выполнить своё обещание защитить Новороссию, и что защитники Славянска сражались и погибли напрасно. Более того, теперь, когда Славянск, Краматорск и Константиновка пали (или находятся в процессе захвата укровскими силами), невозможно избежать самых худших боевых действий: Донецк, Горловка и Луганск находятся рядом.

Кроме того, здесь важно не только то, что Славянск пал, но как и почему он пал. Славянск пал потому, что Россия абсолютно ничего не сделала или, по крайней мере, сделала недостаточно, чтобы предотвратить его падениe. Что касается того, как он пал, он пал в кровавой бойне мирных жителей: Укры в основном использовали только артиллерию, чтобы сравнять город с землёй. Иными словами, допущение Россией массового убийства мирных жителей осталось не только безнаказанными, но и неоспариваемым. Можно утверждать, что Россия не имела обязательств предпринимать каких-либо действий. Это было бы верно, если бы Путин не пообещал официально не позволить этому случиться. Но он пообещал сам, и через него вся Россия, распространить защиту на население Новороссии.

Сегодня это обещание кажeтся просто словами.

Последствия для Путина

Последствия этой ситуации для Путина становятся сейчас очень серьёзными,  не только потому, что отсутствие упреждающих мер со стороны России сильно разочаровали  людей Новороссии, но это начинает отчуждать все больше и больше людей внутри России, в том числе основную базу поддержки Путина. Как я уже писал много раз, негодование в России действиями фашистской хунты огромно и становится сильнее с каждым днем. Риск для Путина заключается в том, что это негодование может стать направленным против него лично.

Значит ли это, что Путин должен отправить танки немедленно?

Нет, но, по крайней мере, российские чиновники должны перестать лить нескончаемый поток миротворческих заявлений, а выразить это народное недовольство. Сегодня российскиe телеканалы заявили, что Россия “приостанавливает” возвращение хунте укровской военной техники из Крыма. Если это их идея выражения недовольства, то ПР-служащие в Кремле должы быть немедленно уволены. Это не только неубедительная и безумная идея отдать даже один старый и сломанный АК незаконному нацистскому режиму в Киеве (помните, символические действия имеют огромное значение), но даже сама идея о том, что остановка этой позорной передачи является адекватной реакцией на события в Донбассе, является просто бредовой.

Большая несостыковка

Что-то действительно странное происходит сейчас в России. В то время, когда большинство россиян, вероятно, не поддержит явной и полномасштабной интервенции России в Донбассе, россиские СМИ заваливают общественность шквалом информации об украинских зверствах и о сопротивлении новороссиян. Представители сопротивления, в том числе  высшего уровня политические фигуры, такие как Царев, появляются на основных российских телевизионных новостных каналах и ток-шоу не менее одного раза в неделю, и, за исключением нескольких растерянных и запутанных “либералов”, почти каждый гость на этих передачах выступает за те или иные ответные меры против хунты. Например, это мое искреннее впечатление, что подавляющее большинство российских интеллектуалов и аналитиков высказываютя в пользу массированной гуманитарной, технической и финансовой кампании поддержки для Новороссии. Я бы даже сказал, что большинство из них считают, что Россия должна направить достаточно военной помощи, чтобы помочь Новороссии защитить себя. Опять же, за исключением нескольких полностью дискредитированных (и открыто высмеиваемых) про-американских “либералов”, все высказывают общее презрение и осуждение Порошенко и фашистской хунте в Киеве. Самое лёгкое и доброжелательное мнение, которое вы услышите о Порошенко, – это то, что он не имеет значения, что он – всего лишь рупор США, что реальный правитель Киева – посол США, и что Порошенко не имеет никакой реальной власти. Большинство же относится к нему, как к нацистскому преступнику.

Таким образом, мы имеем. Люди, которые годами формировали базу власти Путина, открыто называют Киевский режим фашистской хунтой, в то время как Кремль делает одни миротворческие заявленяе за другими, разбросанные тут и там, с неубедительными акциями протеста, которые все просто игнорирует.

Это не может продолжаться намного дольше.

Если российское предательство Ирана и Ливии может быть правомерно списанным на Медведева и его “Атлантических Интеграционистов”, то в возможном крахе Новороссии будет обвиняться непосредственно Путин, и я бы сказал, обвиняться справедливо.

Сейчас Россия не может отступить ни на сантиметр дальше.

Вот так. Конфликт в настоящее время достиг критической фазы. Если в чисто военном плане падение Славянска и Краматорска не представляются чрезвычайно важными, падение Донецка или Луганска будет означать конец всего проекта Новороссии. В простых терминах это будет означать контролируемый НАТО русофобский нацистский режим прямо через таможенную границу с Российской Федерацией. Это верно, что, Бандерастан не является жизнеспособным, и объективные экономические и социальные факторы (десятки тысяч тяжело вооруженных нацистов шастают по всей стране, как один из примеров) неизбежно повлекут за собой взрывоподобный коллапс, но пока этого не случилось, Луганск и Донецк должны удерживаться всеми силами, включая, если понадобится, полномасштабную наземную операцию Вооруженных Сил Российской Федерации.

28 июля 1942 года Сталин издал свой знаменитый приказ 227, который содержал ключевую фразу “ни шагу назад”. Этот приказ содержал следующие слова, в которых я просто заменил слова “советский” и “красный” на “русский” и “немецкий” на “англо-ционистский”:

Враг бросает на фронт все новые силы и, не считаясь с большими для него потерями, лезет вперед, рвется вглубь России, захватывает новые районы, опустошает и разоряет наши города и села, насилует, грабит и убивает русское население. (…) Население нашей страны, с любовью и уважением относящееся к Российской Армии, начинает разочаровываться в ней, теряет веру в Российскую Армию, а многие из них проклинают Российскую Армию за то, что она отдает наш народ под ярмо немецких угнетателей, а сама утекает на восток. Некоторые неумные люди на фронте утешают себя разговорами о том, что мы можем и дальше отступать на восток, так как у нас много территории, много земли, много населения и что хлеба у нас всегда будет в избытке. Этим они хотят оправдать свое позорное поведение на фронтах. Но такие разговоры являются насквозь фальшивыми и лживыми, выгодными лишь нашим врагам. Каждый командир, каждый солдат российской армии и политработник должны понять, что наши средства не безграничны. Территория Российского государства – это не пустыня, а люди – рабочие, крестьяне, интеллигенция, наши отцы и матери, жены, братья, дети. (…) Поэтому надо в корне пресекать разговоры о том, что мы имеем возможность без конца отступать, что у нас много территории, страна наша велика и богата, населения много, хлеба всегда будет в избытке. Такие разговоры являются лживыми и вредными, они ослабляют нас и усиливают врага (…)  Из этого следует, что пора кончить отступление. Ни шагу назад! Таким теперь должен быть наш главный призыв. Надо упорно, до последней капли крови защищать каждую позицию, каждый метр советской территории, цепляться за каждый клочок русской земли и отстаивать его до последней возможности. Наша Родина переживает тяжелые дни. Мы должны остановить, а затем отбросить и разгромить врага, чего бы это нам ни стоило. Англо-ционисты не так сильны, как это кажется паникерам. Они напрягают последние силы. Выдержать их удар сейчас – это значит обеспечить за нами победу.

Удивительно, не так ли? Пророческие слова, которые мне бы хотелось услышать от Кремля сегодня. Вместо этого, всё, что я слышу от Кремля, – это бессодержательные и неубедительные протесты. Это не может продолжаться и дальше; Россия должна реагировать решительным и эффективным способом.

То, каким именно он должен быть, решать Путину и его Совету Безопасности. Но очевидно  то, что действовать необходимо уже сейчас, чтобы четко и решительно остановить укровское нападение. И если единственный способ для осуществления этого – это введение российской армии, – то я говорю “сделай это!”.

-Балобан (The Saker)