Мы и они – исследование о ненависти и любви

источник: http://thesaker.is/us-and-them-a-study-in-hatred-and-love/

Перевод Марьяна Рус (Maryana Rus)

Я сижу перед компьютером и смотрю фильм Аркадия Мамонтова “Ожог” об Одесской резне 2-го мая. Фильм очень хорошо поставлен, и я надеюсь, что кто-нибудь сделает субтитры на английском. Он показывает много видеозаписей событий, имевших место за последний год. Сцены включают перехваченные телефонные разговоры местных укронацистских лидеров, улыбающиеся лица молодых украинских девочек, готовящих коктейли Молотова, аплодисменты из толпы во время приближения укронацистских линчевателей к площади, где находились палатки демонстрантов анти-Майдана. Две вещи меня особенно поразили: абсолютная горящая ненависть укронацистов к “сепарам” или “колорадам” (анти-Майданским украинцам), и тот факт, что они все говорят на русском языке! Ни единого слова не было произнесено этими ненавистниками России на их любимом украинском языке.

И я спрашиваю себя – русские они или нет?

Я полагаю, что это зависит от определения. Для меня русский – это любой человек, который любит и заботится о России. Это не национальность или язык, а “цивилизационный мир”, так же, как существуют индийский или китайский цивилизационные миры. По этому критерию, эти укронацисты – не русские.

По этой логике буквальная история неактуальна.

Давайте представим себе воображаемых людей, которые 5000 лет жили на острове без связи с внешним миром. И вот, однажды, некоторые из них по каким-либо причинам решили объявить, что они – совершенно другой народ, ничего общего не имеющий с остальными островитянами. Они придумывают себе язык, историю и некоторую эрзац-культуру. Это все полнейший бред, конечно, и любое историческое исследование выявит эту фальсификацию. Но даже если все их мифы о происхождении полностью противоречат историческим данным, даже если их язык придуман искусственно, и даже если вся их претензия на отдельную самоидентификацию ни на чем не основывается, есть одна вещь, которая не может быть подвергнута сомнению, одна вещь, которая, несомненно, реальна: их клокочущая ненависть к собственному народу, культуре и истории. Ненависть сама по себе не обязательно должна основываться на чем-либо, она может быть созданной из ничего, и никакие логические доводы не ослабят ее.

Смотря на кадры Одесской бойни, можно подумать, что это русские убивают русских. Но это глубоко ошибочное мнение. Потому что “русскость” или “быть русским” – это то, что происходит в душе и личности человека, когда вы не можете быть русским и ненавидеть Россию. Даже если вы происходите из 100 поколений “чистокровно” русских (что бы это ни значило), вы перестаете быть русским в тот момент, когда начинаете ненавидеть Россию. Вы становитесь русскоязычным укронацистом.

Существует еще одна принципиальная разница между русскими и укронацистами. Вы можете смотреть российские телепередачи, читать статьи, смотреть тысячи часов видеоматериалов, сделанных на улицах Новороссии или Донбасса, и вы увидите одну и ту же вещь снова и снова: люди, движимые любовью. Любовь к своей стране, любовь к своему народу, любовь к социально справедливому порядку, любовь к памяти и примерам тех, кто отдал свои жизни в защиту свободы.

Че Гевара однажды написал:

“Разрешите мне сказать, с риском показаться нелепым, что истинный революционер руководствуется сильными чувствами любви. Невозможно думать об истинном революционере без этого качества. Это, пожалуй, одна из величайших драм лидера; он должен сочетать страстность духа с холодным рассудком и принимать трудные решения, не дрогнув. Наш авангард революционеров должен идеализировать свою любовь к народу и сделать ее единой и неделимой. Они не могут спускать ежедневную любовь небольшими дозами на ту территорию, где обычные люди применяют свою любовь на практике”.

Че писал о Кубе, но это очень сильно относится и к Новороссии сегодня: Новороссийская революция (что есть, то есть, это, конечно, революция) движима любовью.

Сравните это с оккупированной фашистами Украиной, которую я называю “Бандерастан”:

Как можно сжигать ментов, которым приказано стоять и не сопротивляться?
Как можно выкалывать глаза уже раненому полицейскому?
Как можно стрелять в своих собственных демонстрантов?
Как можно предавать все обещания, которые были сделаны?
Как можно радоваться при виде сжигаемых заживо людей?
Как можно гордиться обстрелом своих людей, всех гражданских?
Как можно добровольно согласиться быть иностранной марионеткой?
Как можно убивать гражданских, которые все были иностранцами, кто просто случайно летел через ваше воздушное пространство?
Как можно лишать свой народ всего необходимого, только для продолжения заведомо проигрышной войны?
Как можно тратить все свое время, изо дня в день, на вранье, вранье, вранье, а потом еще вранье?
Как можно продать – в буквальном смысле – свою собственную страну, людей и культуру иностранным стервятникам?

Вы это делаете только когда вами движет жгучая, бушующая, кипящая ненависть.

Но откуда взялась эта ненависть? Столетия угнетения и жестокой русификации? Вряд ли, нельзя притеснять “веками” то, что только родилось 100 лет назад. Знаменитый “Голодомор”?! Нет. Каждый народ Советского Союза действительно пострадал ужасно при советской власти, не только украинцы. Я хотел бы добавить, что исторические документы показывают, что украинцы были более других представлены в советской политической системе, и что они жили даже лучше, а не хуже, чем остальные советские люди. Так в чем причина такой ненависти?

Может быть, глубоко внутри себя они знают, что они являются фальсификацией? Что их национальная идентичность не имеет положительного выражения? Что украинская идентичность является не более, чем русофобией? Можете себе представить, как унизительно это должно быть для них только одерживать “победы” в отношении безоружных гражданских лиц? Или каково это, когда национальный парламент заявляет, что Россия является “государством-агрессором”, а Россия просто игнорирует это? Или как националисты чувствуют, когда они смотрят на “табло” украинского националистического движения: Украинская Народная Республика (1917) была полной катастрофой, каковыми были и столь же недолгие Гетманщина и Директория. Затем, после обычного польского вмешательства, “независимая Украина” была закончена. “Независимой Украине” хватило всего 5 лет, чтобы закончить полным хаосом в 1922. Она возродилась в 1991 году как самая богатая экс-советская республика. На этот раз украинцам потребовалось 20 лет, чтобы полностью уничтожить весь огромный человеческий и материальный капитал, построенный Советским Союзом: сначала появилась “славная” независимость, затем последовала не менее “славная” оранжевая революция, и все это вылилось в еще более “славный” евро-Майдан. Сейчас страна разрушена, распалась на как минимум 5 регионов (Крым – ушел, Донбасс – ушел, Южный, Центральный и Западный), управляемых местными феодалами. Россия, тем временем, добилась экономического чуда и, вероятно, в процессе достижения второго, все это время противостоя Западной Империи. Да, если бы я был укронацистом, я бы, наверное, тоже ненавидел Россию.

Сегодня Бандерастан является духовной, интеллектуальной и моральной клоакой, наполненной ненавистью, невежеством и завистью. Как это ни парадоксально, именно эта ее темная и отвратительная природа делает ее такой не-русской, такой по-настоящему чуждой России и русскому народу. Таким печальным и трагическим способом укронацисты добились своей мечты – они создали анти-Россию, в противоположность русскому цивилизационному миру.

То, что мы видим сегодня на Донбассе, аналогично тому, что происходит, когда вы смешиваете материю и анти-материю, это столкновение России с анти-Россией, и это приводит к взрыву, который уже унес много жизней и который, прежде чем закончится, будет требовать много больше.

Мне не приносит ни радости, ни злорадства созерцание того, насколько уродливым, мерзким, порочным и развратным стал этот обрубок Украины. Когда я думаю о Киеве, “матери городов русских”, как это было известно со времен античности, оккупированном немецко-фашистскими уродами, я думаю о словах Писания о “мерзости запустения, стоящего на святом месте”, и я чувствую лишь глубокую скорбь.

Я молюсь и надеюсь, что России достанет любви, чтобы преодолеть эту ненависть, и что однажды Украина восстановит свои прошлые идентичность и славу. Да, сейчас Тьма полностью поглотила эту землю, но покуда Донбасс остается непокоренным, существует надежда. Пока есть любовь и истина повсюду на бывшей Украине, нацисты не выиграют. Я нахожу огромное утешение в том, что после более чем года ненавистнической анти-российской пропаганды и бесконечной череды мерзких провокаций, в России *еще* нет антиукраинской ненависти. Этот факт, как-то незаметный для большинства, почти чудесен сам по себе. Хунта в Киеве сделала буквально все мыслимое и немыслимое, чтобы разозлить Россию, но тем не менее пока в России нет никаких антиукраинских чувств вообще.

Русскому народу понадобится много любви и сострадания, чтобы спасти то, что останется от Украины к тому времени, когда нацисты будут полностью разгромлены. Никто другой этого не сделает, и меньше всего в ЕС или США, хотя бы только потому, что они сами страдают острым дефицитом любви или сострадания.

Пока этот день не настал, России придется защищать ее народ от ненавидящих маньяков, которые захватили Украину и ее душу, от заразы ненависти. Я верю, что она сможет это сделать.

Балобан (The Saker)