Как я стал “кремлевским троллем”

Автор: Сокол

Дорогие друзья,

Сегодня, с любезного разрешения Фила Батлера, я публикую полный текст своей главы в его книге “Преторианцы Путина: признания высокопоставленных кремлевских троллей“. Тому есть несколько причин. Главное, я твердо верю, что эта книга заслуживает гораздо большего внимания, чем удостоилась (и это объясняет, почему, как и в других исключительных случаях, я размещаю этот пост в верхней “аналитической” категории, а не в другом месте). Пожалуйста, прочитайте мою рецензию на эту книгу, чтобы понять, почему я чувствую, что ей нужна наша поддержка. Честно говоря, я шокирован тем, что книга получает очень мало отзывов. Я даже не знаю, побеспокоился ли кто-то кроме Russia Insider, написать рецензию на нее или нет, но даже если рецензия где-то и есть, то просто позор, что эта интересная книга до сих пор игнорируется альтернативными СМИ, в том числе и теми, которые дружественны России. Поэтому, размещая здесь написанную мною главу, я хочу вернуть эту книгу на “главную страницу”, так сказать, нашего сообщества.

Во-вторых, я хочу попросить вашей помощи. Сейчас версия книги в Kindle имеет 15 отзывов на Amazon и только 1 отзыв для печатной версии. Этого недостаточно. Поэтому я прошу вас 1) купите книгу (Amazon позволяет оставлять отзывы только покупателям) и 2) напишите отзыв на Amazon. Ребята – это то, что большинство из вас может сделать, чтобы помочь, пожалуйста, сделайте это! Надо показать всему миру — существует то, что я называю “другим Западом”, который, далеко не будучи русофобом, по сути способен стать настоящими друзьями и даже защитниками России. Так что, пожалуйста, выполните свою часть работы, помогите Филу в его героической борьбе, получите бумажную версию книги и ознакомьтесь с ней на Amazon!

Большое спасибо за вашу помощь.

Обнимаю,

Сокол

Сокол: Как я стал “Кремлевским троллем”

По рождению, воспитанию, обучению и жизненному опыту у меня действительно были все причины ненавидеть Путина. Я родился в семье” белых русских”, чей антикоммунизм был всепоглощающим и животным.

Мое детство было заполнено (в основном правдивыми) рассказами о зверствах и массовых убийствах, совершенных большевиками в ходе революции и последующей гражданской войны. С тех пор, как мой отец бросил меня, моим духовным отцом стал русский православный архиепископ, живущий в изгнании. От него я узнал о всех гонениях со стороны большевиков, развязанных против Православной Церкви, на уровне геноцида.

В 16 лет я уже прочёл три тома “Архипелага Гулага” и внимательно изучил историю Второй мировой войны. К 18 годам я участвовал в многочисленных антисоветских мероприятиях, таких как распространение антисоветской пропаганды в почтовые ящики советских дипломатов или организация незаконного ввоза запрещенных книг в Советский Союз через советский торговый морской и рыбный флот (в основном на их ремонтно-подменных базах на Канарских островах). Я также работал с группой православных христиан под прикрытием, направляя помощь, главным образом в виде денег, семьям заключенных диссидентов. И так как я свободно владею русским языком, моя военная карьера привела меня от базовой подготовки (учебка) в области радиоэлектронной войны до специального подразделения лингвистов Генерального штаба швейцарских вооруженных сил, а потом я стал и аналитиком службы стратегической (военной) разведки Швейцарии.

Советская власть давно считала меня и всю мою семью опасными антисоветскими активистами, и я, следовательно, не мог поехать в Россию до падения коммунизма в 1991 году, когда я сразу устремился на первый доступный рейс и добрался до Москвы, когда там еще стояли баррикады, возведенные против ГКЧП. По правде говоря, к этому роковому месяцу августу 1991 года я был убежденным антисоветским активистом и антикоммунистом. Я даже сфотографировал себя, стоящего рядом с рухнувшей статуей Феликса Дзержинского с моим ботинком на его железном горле. В тот день я чувствовал, что моя победа была полной. Но она оказалась весьма недолговечной.

Вместо того, чтобы принести многострадальному русскому народу свободу, мир и процветание, конец коммунизма в России принес только хаос, нищету, насилие и жестокую эксплуатацию худшим классом подонков, которых только могла произвести советская система. Я был в ужасе. В отличие от многих других антисоветских активистов, которые также были русофобскими, я никогда не путал свой народ с режимом, который его угнетал. Так что, пока я радовался концу одного ужаса, я оказался еще и потрясен, увидев, что другой ужас пришел на его место. Еще хуже, и это было неоспоримо, что Запад играл активную роль во всех формах антироссийской деятельности, от тотальной защиты российских бандитов, до поддержки мятежников-ваххабитов в Чечне и до финансирования пропагандистской машины, которая пыталась превратить русский народ в тупых потребителей при  присутствии западных “советников” (ха!) во всех ключевых министерствах. Олигархи грабили Россию и причиняли неизмеримые страдания людям, а весь Запад, так называемый “свободный мир”, не только ничего не сделал, но еще и помогал всем врагам России всеми необходимыми ресурсами.

Вскоре силы НАТО напали на Сербию, исторического союзника России, в полное нарушение самых священных принципов международного права. Восточная Германия была не только воссоединена, но и мгновенно интегрирована в Западную Германию, а НАТО протолкнули как можно дальше на Восток. Я не мог сделать вид, что все это можно было объяснить каким-то страхом перед советской армией или реакцией на коммунистическую теорию мировой революции. По правде говоря, мне стало ясно, что западные элиты ненавидят отнюдь не советскую систему или идеологию, а ненавидят самих русских людей и ту культуру и цивилизацию, которую они создали.

К тому времени, когда началась война против сербской нации в Хорватии, Боснии и Косово, я находился в уникальной ситуации: весь день я мог читать секретные отчеты UNPROFOR и военные отчеты о том, что на самом деле происходит в этом регионе, и после работы я мог читать лживую анти-сербскую пропаганду, которую ежедневно извергали западные корпоративные сионо-СМИ. Я был в ужасе, когда увидел, что буквально все, что говорили СМИ, было полной ложью. Потом появились “чужие флаги,” сначала в Сараево, а позже и в Косово. Мои иллюзии о “Свободном мире” и “Западе” рушились. Быстро.

Судьба привела меня в Россию в 1993 году, когда я увидел бойню, осуществляемую “демократическим” режимом Ельцина против тысяч россиян в Москве (много больше, чем сообщала официальная пресса). Я видел красные флаги и портреты Сталина вокруг здания парламента. К тому времени мое отвращение дошло до предела. И когда Ельцинский режим решил раздавить Дудаевскую Чечню, спровоцировав еще одно ненужное кровопролитие, то отвращение обернулось отчаянием. Потом появились сфальсифицированные выборы 1996 года и убийство генерала Лебедя. В тот момент я помню мысль “Россия погибла навсегда.”

Так что, когда окружение Ельцина вдруг назначило неизвестного никому исполняющего обязанности президента России, я был в сомнении, мягко говоря. Новый парень не был алкоголиком или высокомерным олигархом, но он не производил большого впечатления. Он был также экс-КГБ, что было интересно: с одной стороны, КГБ был мой пожизненный враг, но с другой стороны, я знал, что управление КГБ, которое занималось внешней разведкой, было укомплектовано самыми талантливыми личностями и что они не имели ничего общего с политическими репрессиями, Гулагами и всем тем, чем занималось 5ое управлении КГБ СССР (которое было упразднено в 1989 году). Путин пришел из первого главного управления КГБ, из “ПГУ КГБ”. Тем не менее, мои симпатии были с (гораздо менее политической) военной разведкой (ГРУ), чем с той самой политической ПГУ, которая, я был уверен, к тому времени имела толстое досье на мою семью и меня самого.

Тогда  параллельно друг другу произошли два решающих события — так-называемый “Свободный мир” и Путин показали свое истинное лицо: “Свободный мир” как англо-сионистская империя, решительно настроенная на агрессию и угнетение, и Владимир Путин, как настоящий патриот России. На самом деле, Путин, потихоньку, стал выглядеть для меня героем: очень постепенно, мелкими шагами. Во-первых, Путин начал разворачивать Россию, особенно в двух ключевых вопросах: он стал возвращать стране независимость, (делая страну по-настоящему суверенной и снова независимой), и он решился на немыслимое: он открыто сказал, что Империя – это не только неправильно, она нелегитимна (почитайте стенограмму удивительной 2007 “Мюнхенская речь” Путина ).

Путин вдохновил меня на драматический выбор: буду ли я придерживаться моих предрассудков, или позволю реальности доказать, что мои предрассудки были неверны. Первый вариант был гораздо удобнее для меня, и все мои друзья одобрили бы. Второй был гораздо сложнее, и это стоило мне дружбы многих людей. Но какой был лучший вариант для России? Может ли так быть, что для “белых русских” стало правильно объединить свои усилия с бывшим офицером КГБ?

Я нашел ответ здесь, на фото Александра Солженицына и Владимира Путина:

Если этот убежденный антикоммунист старого поколения, который, в отличие от меня, даже провел определенное время в ГУЛАГе, смог пожать руку Путина, то это мог бы сделать и я!

На самом деле ответ был очевиден все время: в то время как “белые” и “красные” принципы и идеологии были несовместимыми и взаимоисключающими, не вызывает сомнений и то, что в настоящее время истинные патриоты России встречаются как среди бывших “красных”, так и среди “белых”. Иначе говоря, я не думаю, что “белые” и “красные” когда-либо сойдутся во взглядах на прошлое, но мы можем и должны договорится о взглядах на будущее. К тому же Империи все равно, будем ли мы “красными” или “белыми” – Империя хочет, чтобы мы все либо превратились в рабов, либо умерли.

Путин, тем временем, все еще единственный мировой лидер с достаточной стойкостью, чтобы открыто сказать Империи, насколько она уродлива, глупа и безответственна (читайте его 2015 речь в ООН). И когда я слушаю его, я вижу, что он не “белый”и не “красный”. Он просто русский.

Таким образом, я стал “кремлевским троллем” и фанатом Путина.