Междоусобицы и борьба за выживание в изменившемся мире

Аластар Крук

25 Января, 2021

Alastair Crooke

Голубые Штаты получили всю полноту власти. И теперь, как пишет Аластар Крук, они в ответе за любые будущие “неполадки”.

Трамп ушел, и “случайно”, прямо вдень его ухода, появляется Манифест (который, как сообщается, уже имел хождение в обеих фракциях парламента, в течение нескольких месяцев). Этот Манифест косвенно призывает к “перезагрузке”: т.е. к возвращению в дотрамповскую эпоху, по сути – он будет означать перевод стрелок часов назад во времена предшествующие отказу Трампа от ТТП (транс тихоокеанского партнерства, прим. переводчика) и началу торговой конфронтации с Китаем.

Вопрос состоит только в том, “сработает” ли этот конкретный манифест или нет (нечто ему подобное, почти наверняка “сработает”). Однако, эта намеренная “утечка” подчеркивает, насколько укоренилась среди элит фиксация на идее “обращения времени вспять” до момента, когда команда Обамы-Байдена закончила свою каденцию.

Вопрос, который в нём поднимается, скорее, заключается в том, заметили ли (и приняли ли) указанные силы в своём негодовании по отношению ко всему, что олицетворяет Трамп, те радикальные изменения в мире за пределами США, произошедшие за последние четыре года. Тони Блэр, один из архитекторов Манифеста, явно этого не заметил: хотя, по его собственному утверждению, он понимает, почему люди открыто не доверяют или даже открыто ненавидят глобалистскую элиту. Он добавляет: “Но они (элиты) не так уж неправы: на самом деле система, за которую они выступают, – это просто “здравый смысл”.

Тем не менее, за последние четыре года многое изменилось, особенно во внешнем мире. Тем не менее, внутри США изменения также весьма заметны. И дело даже не в том, провалилась ли политика Трампа (некоторые его зарубежные инициативы определенно потерпели неудачу), и не в том, что глобализм – это просто “рациональная модель”‘. Главный вопрос состоит в том, затуманила ли эмоциональная неприязнь к трампизму видение новой команды настолько, что они просто полагают возможным остановить ход времени в тот момент, пока ещё живы старые политические методы (которые никогда не были особенно результативными). Но вот именно сейчас, четыре года спустя, всё вдруг изменится, и тех, кто практикует старые подходы, будет ждать успех.

Американское государство разлетелось на куски. В ходе моего тридцатилетнего участия в конфликтах в поляризованных обществах. я воочию увидел, что необходимым условием состояния “primus inter pares” (первый среди равных – прим. переводчика) для любого политического “объединения” является признание оппонентами того факта, что без признания каждой из сторон права на другое мнение у их оппонентов никакое движение вперёд не возможно. При этом политическая повестка одной из сторон может быть категорически неприемлемой для другой стороны, она может даже восприниматься оппонирующей стороной как историческая ошибка и полностью отвергаться как один из вариантов возможного будущего. Но до тех пор, пока обе стороны не признают, что альтернативная повестка (независимо от того, “правильная” она или нет) является объективным отражением чаяний существенной части общества, политический диалог просто невозможен. Простое “сближение” позиций становится невозможным. (В Северной Ирландии потребовалось четыре года, чтобы просто достичь ситуации между сторонами – когда обе стороны смогли сказать себе: “Мы совершенно не согласны с оппонентами, но теперь мы хотя бы допускаем право противоположной стороны на их собственную “истину”).

“Синие” штаты пошли по другому пути: они хотят полностью разрушить нарративы либертарианства и стремление “красных” штатов вернуть республиканский дух, утверждая, что правда, факты и наука принадлежат только синим. Таким образом, приход Байдена, вероятно, будет таким же разрушительным, как и в прошлый раз. На этом пути Республиканскую партию, скорее всего, ждёт раскол и, возможно, со временем, раскол настигнет и демократическую партию, поскольку ее «прогрессивное крыло» считает “другое” трампистское крыло настолько аморальным, презренным и даже незаконным, что простой возврат в точку, где остановился Обама, представляется им совершенно недостаточным.

Команда Харрис-Байдена предполагает, что их первоочередными приоритетами являются следующие четыре взаимопроникающих и тем самым усугубляющихся кризиса, а именно, Ковид, состояние экономики, изменяющийся климат и социальная/расовая несправедливость. Каждый из этих внутренних приоритетов в отдельности представляет собой серьезную проблему, но столкновение с ними в качестве взаимопроникающей четверки может просто не оставить Байдену и Харрис времени на внешнюю политику. Ибо в этой последней сфере очень мало, что осталось в состоянии четырёхлетней давности и один этот факт потребовал бы тщательного пересмотра подходов. Состоится ли такой пересмотр?

Даже внутри страны многое изменилось (и не следует винить Трампа за ключевые сдвиги, которые, по сути, восходят ещё к эпохе Гринспена). Структуру экономики США в настоящее время уже не узнать. Она уже даже отдалённо не напоминает миф американского капитализма: рынки активов полностью оторваны от своей истинной доходности и стремительно “взлетают”, будучи отвязанными от любых якорей в виде объективных показателей стоимости; определение цены через рыночное взаимодействие больше не работает; рынки не свободны, но управляются казначейством; предпринимательский капитализм превратился в монополистический олигархизм; инновации и малый бизнес раздавлены; всё меньше американцев работает в молодых компаниях; неравенство просто зашкаливает; печатание денег и уровни задолженностей больше не ограничиваются какими-то резонными соображениями, а скорее являются проявлениями захватывающих “возможностей”, открывающихся благодаря Современной Монетарной Теории (СМТ); и процентные ставки больше не действуют как механизм, с помощью которого капитал направляется в сферы, где его использование окажется наиболее эффективным и продуктивным. Все перечисленные изменения огромны сами по себе.

Центральный банк США больше не контролирует этого Левиафана (с тем, чтобы его действия не спровоцировали бы опасную рыночную истерику). Его усилия, скорее, полностью направлены на сдерживание процентных ставок на нулевом уровне (поскольку экономика не сможет выдержать огромный внешний долг Америки если ставки вырастут в реальном выражении). Будучи загнанной в угол (здесь стрелки часов нельзя развернуть в обратную сторону), лучшее, что может сейчас сделать госпожа Йеллен (Yellen) – это и далее следовать этой выдуманной экономической модели, причём с ускорением. Ей придётся довести ее до крайнего предела и надеяться на ограничение доходности в будущем, несмотря на выпуск Казначейством все новых долговых бумаг.

Эпоха “рефляции” Байдена уже в самом разгаре. Цены на основное сырьё охвачены огнём; цены на сельскохозяйственную продукцию выросли на 42 процента с момента достижения дна в апреле; промышленные металлы подорожали на 54 процента – цены на две последние категории выше, чем они были до начала пандемии.

Однако, именно в области внешней политики идея о том, что команда Байдена возобновит реализацию более ранних подходов Обамы-Байдена, является наиболее устоявшейся – и самой непоколебимой (например, что команда вернётся к наращиванию усилий по свержению президента Асада). Тем не менее, именно здесь, и именно на ключевых направлениях, произошли наиболее существенные изменения. Эти изменения настолько значительны, что они ставят под сомнение саму возможность реализации “непрерывности” подходов Обамы. Вот лишь основные примеры:

Что бы ни думали сторонники Байдена о Трампе, реальность такова, что последний изменил внешнеполитический дискурс на трех ключевых направлениях. Трамп и его команда радикально изменили взгляды американцев на Китай. Он также внедрил в общественное сознание риторику о том, что Иран был принужден к согласию за счёт применения грубой силы (а не силы убеждения, как в случае с Северной Кореей). И он укоренил мнение о безоговорочной поддержке США Израиля как еврейского государства, а палестинцам остаётся только собирать крошки со стола, оставшиеся “после завершения обеда господ”.

Даже если некоторые (или все) из этих инициатив обернулись неудачей, они, тем не менее, являются “устоявшимися фактами”, которые уже изменили мир. Восприятие Китая, сформированное Трампом, на прежние позиции уже не вернётся (и почти нет никаких признаков того, что Байден к этому стремится – за исключением некоторого “украшения вывесок” в отношении тарифной войны): «Трамп был прав в отношении Китая», – недавно сказал помощник Байдена.

Правда заключается в том, что Трамп проиграл “торговую войну” с Китаем. Даже до Ковидного кризиса, Китай продемонстрировал устойчивость к тарифным залпам Трампа; но как только пандемия была взята под контроль, спрос на медицинское оборудование и компьютеры, необходимые для работы из дома, фактически увеличил положительное сальдо Китая в торговом балансе с США. С 2016 года торговый дефицит Америки с Китаем увеличился (а не уменьшился): экспортные поставки Китая увеличиваются (Азия наращивает спрос), а соответствующая доля США снизилась. Сегодня дефицит США в торговле с Китаем находится на рекордном уровне.

Данное положение вещей вряд ли можно изменить. Рост Китая возобновился, и Китай остается мировым производственным центром. Он стал крупнейшим рынком для ЕС (вытеснив США на второе место).

В результате, на Байдена “повешена” ответственность за отвоёвывание технологического лидерства у Китая. Но для успешного исхода битвы (то есть, чтобы сам процесс не повредил Америке больше, чем Китаю), Америке потребуются союзники, которые поддержали бы Америку в изоляции Китая. Но именно во время переходного затишья в Вашингтоне, ЕС поспешил заключить крупное торговое соглашение с Китаем. Этот шаг ЕС (разозливший американскую администрацию), кроме того, отражает ключевой сдвиг в предпочтениях Европы (хотя и не лишённых противоречий).

Европейский совет по международным отношениям (ECFR) опросил 15000 человек из 11 стран: было обнаружено, что шесть человек из 10 считают, что Китай станет более могущественным, чем США в течение следующих 10 лет: “Наш опрос показал, что отношение европейцев к Соединенным Штатам претерпели серьезные изменения. Большинство в ключевых странах-членах теперь думают, что политическая система США сломалась и что Китай окажется сильнее США в течение ближайшего десятилетия; и что европейцы больше не могут полагаться на защиту со стороны США”, – говорится в отчете. Такой результат опроса действительно говорит о реальной метаморфозе, а не о простом “изменении”.

Неудивительно, что Россия готовится к несколько большему, чем просто возмездию со стороны Глубинного Государства США (которое по-прежнему обвиняет Москву в неудачной попытке Клинтон стать президентом), и, о совпадение, она уже подвергается проверке на прочность – очередной попытке смены режима: Алексей Навальный был заново объявлен на Западе “знаменитостью”, и за возможность его поддержки наперебой борются европейские правительства; теперь его вернули в Россию, чтобы проверить, сможет ли он, при такой поддержке и в его новом статусе знаменитости, выступить в качестве “мобилизующей силы” для российской улицы против Путина. (Вашингтон и Лондон давно одержимы тезисом о хрупкости Москвы.)

Опять же, Россия за последние годы претерпела существенные изменения: ее вооруженные силы были обновлены. Кроме того, ее стратегия сдерживания была по-тихому полностью переосмыслена. Однако, самый большой парадокс заключается в том, что в то время как США полностью скатились в экспериментальную СМТ экономику, Россия сделала обратное. Она стала “жить по средствам”. Теперь Россия – это одна из немногих стран, сохранивших свои экономические переменные в рабочем состоянии. Она не обременена долгами или дефицитом, и она инвестирует в производственные мощности. Вскоре мы увидим бегство западного капитала в гавань российской экономики, в которой царит стабильность. Президента Путина не беспокоят ни Навальный, ни возвращение Билла Бернса (бывшего посла США в России).

Тем не менее, самое существенное изменение status quo ante (предыдущего положения вещей, прим. переводчика) произошло в Иране – проблема, которая независимо от готовности к ней Байдена – постучится к нему в дверь 21 февраля, в день, когда Иран выставит из страны инспекторов МАГАТЭ. Байден утверждает, что надеется на сделку с Ираном. Однако рамки любой такой сделки со времен Обамы стали намного, намного сложнее.

В то время, сделка выстраивалась вокруг ядерной проблематики (и её стержнем стало согласие Обамы с обогащением урана внутри страны до уровня 3,6% при наличии независимых проверок). В то время угроза иранского “прорыва” к завладению ядерным оружием главенствовала в сознании американцев. Теперь проблема возможного получения Ираном доступа к ядерному оружию по-прежнему остается в повестке дня, но уже в качестве второстепенной проблемы. Все последние годы, в то самое время как внимание всего Запада было сосредоточено на первоочередной ядерной проблеме, Иран незаметно наращивал свои возможности сдерживания в отношении Израиля и США другими средствами. Несмотря на то, что ядерная проблема Ирана и раньше стояла на повестке дня, тем не менее, даже высокопоставленные представители службы безопасности Израиля никогда не верили, что ядерное оружие может быть использовано против них – Ближний Восток просто слишком мал для этого.

Новая парадигма, выстроенная совершенно незаметно, заключается в том, что Израиль теперь окружен “умными” крылатыми ракетами, способными практически “ползти по земле”, и ударными беспилотниками, которые в большом количестве размещены на пространстве от Газы до Ливана и Сирии; от Ирака и Ирана до Йемена. Эта новая угроза абсолютно реальна и способна полностью уничтожить Израиль, при этом у Израиля практически нечем на неё ответить (или возможный ответ очень ограничен).

Недавно Нетаньяху написал письмо заместителю премьер-министра Ганцу, в котором заявил, что он немедленно принимает на себя единоличное руководство политикой Израиля в отношении Ирана. Возмущению Ганца и высокопоставленных должностных лиц не было предела. В скором времени израильские официальные лица организовали “утечку”, что этим письмом Нетаньяху выразил своё беспокойство по поводу того, что некоторые представители Израиля начали формировать благоприятное восприятие обществом инициативы Байдена о повторном присоединении к СВПД. Фактически, это означало, что сотрудники службы безопасности за спиной Нетаньяху начали обсуждать возможность всеобъемлющих консультаций с командой Байдена, причём секретных (и без утечек). Ну конечно! Им необходимо обсудить эту новую парадигму Ирана по сдерживанию Израиля с США, прежде чем она сама с лязгом ворвется в переговоры по “новому” СВПД.

Зачем? Это связано с тем, что США, возвращающиеся в СВПД, ничего не делают для изменения стратегического расклада в отношении Израиля, окруженного “умными” ракетами. Как относиться к произошедшим изменениям? Нетаньяху, по причинам связанным с его избирательными перспективами, хочет продолжить свою “старую линию”: он будет “нарезать” ситуацию “тонкими ломтиками” и изгонять иранцев из Ливана, Газы, Ирака и так далее. Проблема в том, что такая политика – это втирание очков.

“Массовые” атаки Нетаньяху на иранскую инфраструктуру в основном являются пиаром и тщательно организуются так, чтобы избежать войны (чаще всего удары приходятся по пустым складам). Нетаньяху боится развязать региональную войну. По сути, Израилю нужен радикально новый подход. Ситуация достигла пика. Теперь вопрос заключается в следующем: Загнал ли Израиль себя в угол, созданный им самим (первоначальная демонизация Ирана была задумана с целью позволить Лейбористской партии изменить политику и примириться со своим ближним арабским “зарубежьем”) настолько, что любое разрешение ситуации невозможно по политическим соображениям. Далее, будет ли новый подход иметь политическую перспективу поддержки со стороны США (учитывая тот факт, что в США преобладает агрессивное произраильское лобби) и, наконец, может ли новый подход быть “продан” изменившемуся Ирану, который сейчас уже может сказать последнее слово в вопросе мира или войны на Ближнем Востоке.

Сегодня мир действительно другой, и в то время как Америка охвачена ожесточенными междоусобицами и экзистенциальной борьбой, можно, наконец, задать себе вопрос: что могло пойти не так?

Андрей Раевский: Кремлю следует сочетать сильные слова с решительными действиями

Запад воспользуется выборами-2021, чтобы устроить беспорядки на улицах России

Андрей Раевский

Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

Этот аргумент также игнорирует тот факт, что президенты США на самом деле являются марионетками, подставными лицами, даже если во время своей кампании они делают вид, что претендуют на нечто иное. Что касается выборов, которые в США проводятся каждые четыре года, то они представляют собой не что иное, как грандиозное шоу по промыванию мозгов, единственная цель которого — создать иллюзию власти народа. Они могут проводить президентские выборы каждые 2 года или даже каждый год, но ничто из этого не изменит того факта, что США — плутократическая диктатура с гораздо меньшей властью людей, чем любое другое государство на коллективном Западе.

Фактически приведенный выше аргумент — это всего лишь крошечный фиговый листок, пытающийся скрыть тот неоспоримый факт, что США управляются не человеком, а классом в марксистском смысле этого слова. Лично я называю этот правящий класс «американской номенклатурой». Хотя и Обама, и Трамп притворялись, будто хотели реальных перемен, оба они этот шанс упустили (если предположить, что они когда-либо хотели этого, но это первое, в чем я сомневаюсь), когда они не сделали того, что сделал Путин, когда пришел к власти. Он смял российских олигархов как класс (кто-то сбежал за границу, кто-то умер, кто-то потерял все, а кто-то согласился играть по новым правилам Путина). Обама, будучи бессодержательным и бесхарактерным продавцом автомобилей, вероятно, даже не задумывался о каких-либо реальных шагах против американской номенклатуры. Что касается Трампа, то, будучи напыщенным нарциссом, он, возможно, даже подумывал о том, чтобы показать, «кто здесь главный», но это длилось всего месяц, пока номенклатура США не вынудила Трампа уволить Флинна (после этого наступило свободное падение…)

Как бы то ни было, но дело в том, что мы не должны ожидать огромных, радикальных изменений «ни от какой» администрации. Поскольку лучший предсказатель будущего поведения — это прошлое поведение, мы должны предположить, что в большинстве случаев мы получим «еще больше того же, что было, может быть, даже хуже». О чем я говорю? Вот (частичный) список этого «того же, что было»:

1. Дальнейшее поношение России, русских и всего русского всеми западными СМИ (что еще менее разнообразно и гораздо более единообразно, чем все, что могли когда-либо придумать Геббельс или Суслов!) Вы можете думать об этом как о «русофобии полного спектра».

2. Еще больше «санкций» против всех интересов России (экономических, политических и т. д.) по всему миру. США рассматривают это как чистую игру с нулевой суммой — любая потеря России, какой бы незначительной и ничтожной она ни была, является победой англо-сионистской империи.

3. Возвращение к военным мерам — ракетно-воздушным ударам в стиле эпохи Обамы. Вероятно, не по российским целям (да, за это выступала Хиллари, но сейчас это было бы намного опаснее, чем 5 лет назад), но, вполне вероятно, по российским союзникам — таким, как Сирия (включая нападения на иранские и венесуэльские суда в открытом море).

4. Возвращение к характерным для времен Обамы мелким преследованиям российских дипломатов и граждан. Цель здесь не в достижении чего-либо значимого, а в том, чтобы показать, что «Россия слаба и не может помешать нам обращаться с ней как с державой третьего сорта». США не могут сделать ничего, что могло бы действительно повредить России, поэтому дядя Шмуэль обратит свой гнев на тех немногих дипломатов и даже простых граждан, которых он может похитить, посадить в тюрьму, изгнать, подвергнуть санкциям, вымогательству, угрозам и т. д.

5. Еще больше бряцания оружием по российским границам. Я всерьез ожидаю, что войска США будут размещены в крошечных странах Прибалтики на постоянной (а не на ротационной) основе. Самолеты ВВС США и корабли ВМС США будут продолжать беспокоить оборону России под предлогом «мирного прохода», «свободы навигации» и тому подобного.

6. Поскольку администрация Байдена — это «who’s who» из еврейских и украинских экстремистов (вот так комбинация!), и поскольку Байден лично причастен к коррупции на Украине (вместе с Хантером), мы также можем ожидать быстрого ухудшения политической ситуации на Украине и провокаций даже более крупных, чем при Трампе. Как говорится, эти люди будут «воевать с Россией до последнего украинца».

Ничто из этого не окажет прямого влияния на Россию (подробнее см. здесь). Однако это не означает, что Россия должна продолжать делать вид, будто это «обычное дело», и сносить удар за ударом. Почему? По ряду причин:

1. Существует множество свидетельств того, что россиянам надоело то, что они видят. Это довольно слабая — если не сказать «хромая» — позиция российских официальных лиц, особенно в том, что касается противостояния постоянному потоку мелких преследований, направленных против интересов России. Людям на Западе об этом никогда не говорят (в конце концов, информирование — не является задачей корпоративных СМИ), но «патриотическая» оппозиция Кремлю является гораздо более опасной, чем безнадежно дискредитированная прозападная «либеральная» (подробнее об этом ниже). Призывы оказывать гораздо более энергичный «отпор» теперь звучат регулярно, в том числе от довольно известных политиков.

2. Существует также множество свидетельств того, что «банда Байдена» захочет не только полностью возобновить политику эпохи Обамы в отношении Украины (провоцировать более жестокие инциденты и силовую поддержку укронацистов), но и того, что эта политика теперь распространится на Беларусь. Тот факт, что такая политика вряд ли увенчается успехом, не означает, что лучший ответ России на нее — это сохранять выжидательную позицию. Совершенно очевидно, что любая форма сдержанности со стороны России немедленно объясняется западной пропагандистской машиной как «слабость». Любая подобная «сдержанность» только сделает ситуацию еще более опасной и сложной для России и лично для Путина. Другими словами, на данный момент «сдержанность» только поощряет на еще большую агрессию.

3. Кроме того, 2021 год является годом (парламентских) выборов в России. Теперь независимо от того, что делает Россия, независимо от того, насколько прозрачны или несфальсифицированы выборы в России, Запад воспользуется этой возможностью, чтобы попытаться устроить беспорядки на улицах России перед выборами. А после выборов Запад объявит, что выборы в России были «недемократическими», и продолжит «поддержку справедливых демократических устремлений русского народа» (особенно, конечно, российских гомосексуалистов!) и тому подобное.

4. И наконец совершенно очевидно, что кабинет Байдена объединил «сливки» сионистских русофобов из «глубинного государства» США. Этих людей характеризуют следующие и очень опасные характеристики — нарциссическое и мессианское расистское самолюбие, расистская ненависть ко всему человечеству, «предопределенная Богом», личная/семейная история ненависти к России, глубокая вовлеченность во многие коррупционные схемы вместе с укронацистами, почти полное непонимание последствий и природы войны в сочетании с бредовой верой в (собственную — С. Д.) неуязвимость и безнаказанность (в то время как первое ложно, второе верно, по крайней мере, до сих пор) и т. д. Мягко говоря, это очень опасная комбинация!

Правдой является то, что псевдолибералы — одни из самых опасных существ на свете. Да, их нынешний «геополитический инструментарий» (США и англо-сионистская империя) слаб, но это не означает, что Россия (или остальной мир) может просто игнорировать этих опасных психопатов.

Хорошая (или даже отличная!) новость заключается в том, что Трамп дал России дополнительные четыре года на подготовку к тому, что будет дальше. К тому же тандем «Россия + Китай» сегодня находится в гораздо лучшей форме, чем 4 года назад. Ситуация с внутренней безопасностью в России сейчас отличная. Об этом свидетельствует тот факт, что в российский федеральный список разыскиваемых лиц не включен ни один чеченец; самопровозглашенный «последний эмир Кавказа» Аслан Бютукаев был убит 20 января, что позволило Рамзану Кадырову «объявить о полной победе над терроризмом» в России. Проще говоря, это означает, что каждый чеченец, когда-либо совершавший террористический акт в России, был идентифицирован и теперь либо мертв (большинство из них), либо заключен в тюрьму (только некоторые). Несмотря на эти достижения, я не уверен в «полной победе над терроризмом», потому что в некоторых регионах России все еще существуют группы, исповедующие насилие. А что если спецслужбы «Оси добра» (США/Израиль/Королевство Саудовская Аравия, к которым иногда присоединяется страна, которую многие россияне считают «маленькой Британией») решат вновь поджечь волнения в России? Им может сопутствовать какой-то успех, особенно попервоначалу. Так что ФСБ/ФСО лучше не снижать бдительность, особенно в Дагестане, на Дальнем Востоке, в Крыму и в Московской области!

С чисто военной точки зрения, Россия полностью «недосягаема» для вооруженных сил США, даже с учетом возможностей ЕС/НАТО. Я много писал об этом и не буду повторять здесь ничего из этого. Достаточно сказать, что российские вооруженные силы сейчас в лучшей форме за последние десятилетия. Между тем, вооруженные силы США огромны, поистине гротескно раздуты. Но это не то, когда можно добиться чего-либо, кроме убийства (и при этом в основном мирных жителей). Даже если мы посмотрим только на ядерные стратегические силы России, то они — как минимум на десятилетие, если не больше — опережают западные. Впервые после Второй мировой войны Россия обладает такой мощью, и теперь она может воспользоваться многими преимуществами военной безопасности.

При всем этом лично я всегда защищал то, что я назвал «сдержанностью» Кремля по той простой причине, что когда я смотрю на совокупную мощь (не только военную!) России и англо-сионистской империи, я все еще считаю, что последняя намного сильнее. Однако я должен признать, что тенденция этих отношений является положительной, то есть за последнее десятилетие — или около того — Россия стала намного-намного сильнее, в то время как США и Империя стали намного-намного слабее. При Байдене эта тенденция только усилится.

Сейчас пришло время России адаптировать свою политику к этой новой реальности.

И самое первое, что Кремль должен изменить, — это свой язык, свою риторику. Да, «сдержанность» — это хорошо, особенно когда перерастание в полномасштабную войну входит в число возможных результатов любого кризиса. Но «сдержанность» не может быть самоцелью. Например, в то время как США+НАТО объективно представляют собой серьезную угрозу для России (хотя бы потому, что они слабы и могут рассчитывать только на свое ядерное оружие!), уродливый «Бандерастан», в который укронацисты превратили старую добрую Украину, для России никакой угрозы не представляет. Так почему бы серьезно не отвернуть несколько экономических винтов, чтобы заставить укронацистов почувствовать, что их нескончаемый поток оскорблений и (пустых) угроз может иметь последствия?

Далее, Кремлю следует сочетать сильные слова с решительными действиями!

Как раз в это воскресенье, 24 января, посольство США в Москве участвовало в открытой координации (небольших, но насильственных и незаконных!) беспорядков в Москве — делая точно то же, что канал NEXTA Telegram делал в Беларуси. Так что же Кремль сделал в ответ? МИД России приказал американским дипломатам пройти в здание МИД и… передал им ноту решительного протеста.

И это все?!

Я не думаю, что кому-то в посольстве США в Москве есть хоть какое-то дело до российских протестов. Во всяком случае, американские «дипломаты», вероятно, посмеиваются каждый раз, когда получают такие протесты. И это знают все, в том числе и российские дипломаты. Так почему же они держатся за такую убогую «линию связи»?

ВМФ России недавно показал очень хороший пример того, как хорошее слово может иметь гораздо больший эффект, если подкреплено хорошими действиями. Помните, как военно-морской корабль США (нашли же, как назвать!) «Джон МакКейн» недавно нарушил российскую морскую границу? Российский флот действительно приказал «МакКейну» отойти, но добавил, что российский большой противолодочный корабль («эсминец» в западной терминологии) «Адмирал Виноградов» «протаранит» «Маккейна», если его предупреждения не будут учтены. Излишне говорить, что «Маккейн» ушел очень быстро (американские ВМС уже сталкивались с подобной ситуацией в прошлом, см. здесь). Проблема с тараном, по крайней мере, для

американских ВМС, заключается в том, что вы вряд ли сможете ответить, открыв огонь из своих орудий. Это было бы поистине самоубийственным в российских водах и вблизи (хорошо укрепленной) береговой линии России. Что касается русских, то они достаточно «безбашенные» для того, чтобы сделать это, пусть даже их корабль меньше (спросите любого из американских моряков, которые служили в подводных силах, они знают!). Простая истина состоит в том, что российские моряки «не шутят» (защищают свою Родину), а американские моряки — ну как бы это сказать? Они очень хотят «продемонстрировать флаг» и «отстоять принципы» — но не в том случае, если они при этом могут серьезно пострадать. Это просто факт. С точки зрения России, вступление в Вооруженные силы означает признание того, что боль и смерть являются издержками профессии. Тысячелетие боевых действий реально оставило такой отпечаток в коллективной душе России.

[Пометки на полях. Кстати, многие американцы любят повторять вот эти знаменитые слова генерала Паттона: «Ни один ублюдок никогда не выигрывал войну, умирая за свою страну. Он побеждал, заставляя другого бедного тупого ублюдка умереть за свою страну». Это изящный афоризм, который в значительной степени соответствует типично американскому взгляду на войну. Это — также — почти совершенно неверно, что мог бы сказать вам любой российский, иранский боец или боец «Хезболлы»: это «не» способ выигрывать войны. Фактически именно так вы их проигрываете. И именно поэтому предполагаемые «тупые ублюдки» снова и снова выбивают дерьмо из американских

войск …]

И как минимум пора сократить количество официальных лиц США в России. Я, конечно, говорю о дипломатах. Но также и обо всем зверинце «волонтеров», «НПО» и, безусловно, об американских «журналистах», аккредитованных в России. Сокращение их числа также упростит для ФСБ/ФСО наблюдение за остальными.

Затем я бы также проводил к двери большое количество «гостей» из ЕС. В конце концов, зачем держать их в этом кошмарном путинском Мордоре? Давайте отправим их обратно к той «свободе», о которой они, видимо, так заботятся — по крайней мере в России. Когда речь заходит о «свободе» в Париже, Берлине или Роттердаме — заботятся не очень.

[Пометки на полях. Откровенно говоря, эти правители ЕС сошли с ума. Сейчас ЕС серьезно подумывает об отказе от почти завершенного «Северного потока — 2» из-за чепухи с Навальным! Принести в жертву многомиллиардный проект, имеющий решающее значение для экономики ЕС, ради судьбы одного откровенно занудного и фальшивого псевдодиссидента, поддержка которого в России составляет менее одного процента (как показали крошечные толпы, которые яростно бунтовали от его имени). Чего лидеры ЕС не понимают, так это того, что «Северный поток — 2» нужен России гораздо меньше, чем ЕС, поскольку основные газовые планы России полностью сосредоточены на Китае. О том, какие угрозы исходят от ЕС, есть хорошее русское выражение: «напугал ежа голым задом!». ЕС действительно нужно поместить под стражу, чтобы не допустить его же самоубийства, ИМХО.]

Откровенно говоря, вся эта западная «фауна» привыкла жить в России, зарабатывая себе на жизнь ненавистью к России. Им это практически сходило с рук в 80-х, им это полностью сошло с рук в 90-х, и за последние двадцать лет Кремль сделал очень мало, чтобы изменить это. Я думаю, что «послание» (западные люди любят «послания») от Кремля должно быть простым: жить и работать в России — это не право; это привилегия. Если вы не умеете себя вести, значит вы злоупотребили гостеприимством и время вашего пребывания истекло. В нынешних условиях Запад может потерять гораздо больше от такой политики, чем Россия (тем более, что многих российских дипломатов уже выслали, а здания российских консульств незаконно закрыты).

Затем России необходимо ответить на американскую игру с нулевой суммой, но не так, чтобы распространить эту логику на себя. Основная проблема с мышлением в стиле «игра с нулевой суммой» заключается в том, что она чрезвычайно расточительна — сторона, участвующая в ней, должна тратить много времени и усилий, пытаясь не дать другой стороне «никакой» победы или даже умеренно положительного развития. Вместо этого России следует определить список уязвимых и важных целей/задач Империи, а затем сосредоточить свои ресурсы и энергию, отказывая Штатам в их достижении. Такие полностью сфокусированные усилия намного более эффективны, чем тип «приставания по всему спектру», которым обычно занимаются США. Хорошая новость — по крайней мере для России — заключается в том, что США одновременно уязвимы и слабы в экономическом, военном, культурном и социальном отношении. Что касается Империи, то она уже давно умерла — некоторое время назад она просто перестала действовать как империя.

[Пометки на полях. Идеальным местом для России, чтобы действительно изменить ситуацию, был бы Иран. Хотя иранцы являются чрезвычайно опытными игроками — как дипломаты, так и военные, — они остро нуждаются в помощи России, особенно в таких сферах, как системы раннего предупреждения, целеуказания, загоризонтные радары, средства противовоздушной обороны (наземная и воздушная) и противолодочной борьбы, защиты прибрежных районов и т. д. — всего что угодно! Иран, безусловно, является самой важной страной на Ближнем Востоке, и поэтому Иран постоянно находится под угрозой со стороны «оси добра». Россия до сих пор не приняла стратегического решения предоставить Ирану средства для обеспечения его безопасности, хотя бы частично — чтобы иметь возможность оказывать давление на Тегеран, когда это необходимо (цели России и Ирана в Сирии в некоторых смыслах схожи, но в других отличаются).

Наконец, Кремлю следует более внимательно относиться к аргументам «патриотической оппозиции». Во-первых, многие аргументы этой патриотической оппозиции верны, поэтому прислушиваться к ним — значит просто проявлять здравый смысл. Во-вторых, некоторые из аргументов этой оппозиции ошибочны, но их нельзя игнорировать — этим аргументам требуются контраргументы. Просто предположить, что российский народ всегда и во что бы то ни стало будет поддерживать Кремль — бред, и бред опасный. Наконец,

некоторые из этих аргументов основаны на заблуждениях и служат только интересам блока США/ЕС/НАТО. Тот факт, что некоторые россияне искренне повторяют их, является опасным признаком того, насколько уязвимы некоторые слои российского общества для американских психоаналитиков. По всем этим причинам Кремль должен изменить свою PR-политику, которая, откровенно говоря, устарела, а иногда даже и токсична.

[Пометки на полях. Прямо сейчас в России существует три основных типа оппозиции: фальшивая оппозиция в Думе, которая много говорит, но в основном поддерживает Кремль, несистемная проамериканская/проевропейская оппозиция, которая, вероятно, говорит от имени одного процента россиян, и несистемная «патриотическая» оппозиция, которая довольно немногочисленна, но которая действительно должна иметь представительство в Думе и стать «частью системы институтов» (в отличие от нынешнего «шоу одного человека») России.]

Я никоим образом не предлагаю России вести себя конфронтационно или провокационно. Все, что нужно, — это чтобы Россия стала менее «дипломатичной» и гораздо более решительной в защите своих интересов. Это, в свою очередь, означает две вещи — российские официальные лица должны изменить свой довольно застенчивый тон в общении с западными империалистами и, во-вторых, российские официальные лица должны подкреплять свои слова реальными, измеримыми действиями.

Вывод: учитесь на своих ошибках

Российская история полна случаев, когда дипломаты попросту растрачивали усилия и успехи, достигнутые российскими военными. Вот почему у российских военных есть поговорка: «Героизм одних — это цена за трусость других». Наконец, если и есть что-то, что российская история, без всякого сомнения, показала, так это то, что внутренний враг намного, намного опаснее врага внешнего.

Я всегда утверждал, что Империя и Россия находятся в состоянии войны — по крайней мере с 2014 года. Это, конечно, не чисто военная Третья мировая война, а война, которая на 80% является экономической, на 15% информационной и только на 5% кинетической. Тем не менее, это — тотальная война на уничтожение, которая закончится тем, что останется только одна сторона, а другая — исчезнет. Для России это война за выживание русского цивилизационного пространства, что вряд ли является делом второстепенным. Кроме того, эта война в 80/15/5 процентов может быстро превратиться в кинетическую войну 0/0/100. Таким образом, России действительно нужно вести себя очень осторожно. Сейчас, примерно семь или восемь лет спустя после начала войны, мы видим, что Россия выигрывает, и это очень хорошо. Но эта война еще далека от завершения, такие процессы идут очень медленно, и Россия просто не может рассчитывать на то, что если «делать то же, что и прежде», то этого будет достаточно для победы. В целом российская политика в отношении коллективного Запада была одновременно разумной и очень эффективной, но теперь пришло время для значимых изменений. Если Кремль проигнорирует эти меняющиеся обстоятельства, то Россия снова может быть вынуждена решать с помощью своих военных то, что дипломаты не смогли защитить и сохранить.

Даст Бог, Путин прислушается к урокам истории России.

Автор: Андрей Раевский — публикуется под псевдонимом The Saker — широко известный на Западе блогер. Родился в г. Цюрих (Швейцария). Отец — голландец, мать — русская. Служил аналитиком в вооруженных силах Швейцарии и в исследовательских структурах ООН. Специализируется на изучении постсоветских государств. Проживает во Флориде (США). Публикуется с разрешения автора.

Перевод Сергея Духанова.

https://svpressa.ru/politic/article/288748/